Новые колёса

“МОЮ МАТЬ ЖИВЬЁМ ЗАМОРОЗИЛИ В МОРГЕ!” В заключении о смерти указано, что Л.
Путилова умерла от переохлаждения

Оптимизация... За последние несколько лет это слово прочно вошло в наш обиход. Сокращение больниц и поликлиник, школ, интернатов и детских домов... Власти всё объясняют оптимизацией. Между тем казённый термин пришёл к нам из высшей математики и информатики. Он означает “нахождение минимума или максимума в некоторой области векторного пространства”.

Дорога в ад

Российское ноу-хау - испытать оптимизацию на социальных программах, то есть на людях. Всё просто и понятно! Социальные программы всё время стремятся к минимуму. За последние годы сократилось финансирование. Меньше денег на социалку, меньше врачей, меньше лекарств... В конечном счёте - меньше людей! Похоже, это и есть истинная цель так называемой российской оптимизации.

Больше всего от такой политики страдают старики. В благополучной Европе пенсионеры могут себе позволить путешествовать, наслаждаться жизнью... В России - нет. А если человек остаётся один и попадает в дом престарелых, его жизнь превращается в ад.

Замуж за немцев

89-летняя Любовь Никандровна Путилова последние два года своей жизни провела в доме-интернате. Государственное бюджетное учреждение социального обслуживания Калининградской области “Дом-интернат для престарелых и инвалидов “Сосновая усадьба” находится в городе Пионерском, ул. Гагарина, д. 14.

В молодости Любовь Никандровна работала на угольной шахте в Кемеровской области - газомерщицей. Затем семья переехала в Караганду (Казахстан), где Путилова трудилась в ведомственной больнице угольного предприятия - сначала санитаркой, потом сестрой хозяйкой. Вырастила двоих дочерей - Лидию и Тамару.

Так случилось, что обе дочери вышли замуж за советских немцев.

В сентябре 1941 года, согласно указу президиума Верховного Совета СССР “О переселении немцев, проживающих в Поволжье”, в отдалённые районы СССР были депортированы около полумиллиона поволж­ских немцев. Часть из них попала в Казахстан. В 90-е годы у потомков депортированных выходцев из Германии появилась возможность уехать на историческую Родину. Что они и сделали.

Пенсию отдала государству

Семья старшей дочери Лидии Михайловны Миллер с 2000 года живёт в городе Бремен. Мать увезти за границу не получилось, так как её обеспечение нужно взять на себя - оплачивать жильё, страховку и т.д. А в Германии Лидия Михайловна получает социальное пособие - 320 евро в месяц. Муж - пенсию.

Чтобы навещать мать, в 2006 году родственники перевезли её в Калининград, поближе к Европе. Сначала за старушкой присматривал сын Лидии Миллер. Но два года назад он уехал в Москву на заработки и там остался. Встал вопрос: что делать с 87-летней пенсионеркой? Решили оформить её в дом престарелых “Сосновая усадьба”. Пенсия в 15 тысяч рублей при этом отошла интернату.

Нога в гипсе

- Мы её навещали каждые два-три месяца, - вспоминает 68-летняя Лидия Миллер. - Оставили работникам интерната наши телефонные номера, а также мобильный моего свата, который живёт в Калининграде. Чтобы позвонили - если что случится.

Мама - крепкая женщина, никогда не жаловалась на здоровье. Давление, сердце - всё было в порядке. 4 мая 2015 года к ней приехала моя сестра Тамара Анатольевна. И обнаружила, что у матери - нога в гипсе.

Стала спрашивать у персонала: что случилось, как мать поломала ногу? Никто ничего не знает! Вроде бы это произошло ночью 18 апреля. Якобы утром медсестра пришла - у старушки нога синяя. Отвезли в больницу, там наложили гипс и привезли обратно.

Сестра спросила, почему нам ничего не сообщили о случившемся. Никто из персонала на этот вопрос не ответил.

Тамара приехала домой, рассказала всё мне. 18 мая я выехала из Бремена в Калининград, чтобы ухаживать за матерью. Взяла с собой необходимые медикаменты. В дороге мне позвонил сват и сообщил, что мама умерла.

Конечно, я очень расстроилась. Ведь мне не удалось с ней увидеться, попрощаться. Но что поделать - возраст! 4 месяца не дожила до 90 лет.

Мы стали заниматься погребением. 22 мая маму похоронили на кладбище в Заостровье, недалеко от “Сосновой усадьбы”.

Диагноз - гипотермия

- В похоронном бюро нам выдали свидетельство о смерти. Я попросила предоставить заключение о причине смерти. Всё-таки история со сломанной ногой вызывала подозрения.

В похоронном бюро мне посоветовали обратиться в морг, который находится в Пионерском на ул. Шаманова, 6а.

Я пришла туда, представилась, что я - дочь Путиловой Любови Никандровны, хочу узнать, отчего скончалась моя мать.

И тут судмедэксперт Людмила Александровна Прокофьева мне говорит:

“Ваша мать умерла от переохлаждения. Вот вам номер телефона, езжайте в следственный отдел в Светлогорск, подавайте заявление и заводите уголовное дело”.

Прокофьева выдала мне медицинское свидетельство о смерти (серия 27 №092600), где чёрным по белому написано: “причина смерти - гипотермия”. То есть переохлаждение.

Ещё Прокофьева сказала, что у матери было сломано ребро. Она обнаружила эту травму при вскрытии.

Для меня это был шок. Я подумала, что ребро мама сломала тогда же, когда и ногу - 18 апреля.

Написала заявление руководителю Светлогорского МСО СУСК РФ по Калининградской области подполковнику юстиции А.А. Бессонову и потребовала разобраться в обстоятельствах кончины моей матери.

Накажу подчинённых

- На следующий день я поехала в дом престарелых. Спрашиваю у медсестры, как получилось, что мою мать заморозили.

“У нас не холодно, её сразу увезли в морг”, - объяснила медсестра Тамара Яковлевна.

Любовь Покаляева, директор “Сосновой усадьбы”

Меня заметила директор дома-интерната Любовь Петровна Покаляева и пригласила к себе в кабинет. Стала говорить, что это предварительное заключение, такого просто не может быть.

Я поинтересовалась, почему от нас скрыли, что мать ногу сломала, что у неё ещё и ребро сломано. Получается, она целый месяц лежала с травмой и об этом никто не знал. Ей даже не сделали рентгеновский снимок!

Покаляева ответила: “За это я своих подчинённых накажу”.

Потом она набрала телефон суд­медэксперта и сказала, что сейчас приедет. О чём директор беседовала с Прокофьевой в морге, я не знаю.

Три дня не вскрывали

- Между тем я всё же пыталась выяснить, что произошло с моей матерью. Позвонила в похоронное бюро. Одна из сотрудниц по имени Ирина ответила: “Я ничего не могу утверждать, но вашу мать привезли в морг и три дня не вскрывали”.

Тогда мы со сватом снова поехали в “Сосновую усадьбу”, чтобы узнать, какой врач обследовал старушку и определил, что она умерла. Медсестра дома престарелых Тамара Яковлевна призналась: “Была моя смена, я вашу маму обследовала. Установила, что она умерла, вызвала полицию и тело увезли в морг. Я 20 лет здесь работаю и мы всегда так делаем!”

Представляете? “Скорую” они не вызывали, врача не приглашали. Медсестра сама всё решила!

Человек мог сознание потерять, в кому впасть...

Я предполагаю, что мою мать живую увезли в морг и там заморозили. Как это пережить - не знаю. Неделю уже глотаю таблетки, но не могу ни спать, ни есть... Всё время плачу и думаю: как такое могло случиться?!

Мать лежала со сломанным ребром - и никто не знал, не помог. А потом живую - в морг.

Нет даже врача

- Дело в том, что в этом доме-интернате даже нет дежурного врача. Если кто-то заболел, они вызывают доктора из поликлиники.

Ещё до того, как моя мама ногу сломала, я пыталась добиться, чтобы её врач посмотрел. Но так и не добилась!

Хотела поговорить с главврачом. Мне сказали, что он в командировке. В апреле объяснили, что он болеет. А сейчас пришла - он в отпуске. Два года мать там пробыла, я ни разу не видела ни главврача, ни дежурного врача.

Спрашивала у директора, почему у вас нет доктора. Она ответила: дескать, минздрав так решил - по штату не положен врач. Если надо, они вызывают из поликлиники.

Не понимаю, зачем так сделали. Ведь там живут 200 стариков!

Ночью - одна дежурная медсестра на три этажа. А днём на каждом этаже - одна медсестра и один соцработник.

...Мама жила в двухместной комнате. За два года сменилось четверо соседей - все умерли.

Транзитом на тот свет

...Следует добавить, что в интернете, на сайте дома престарелых http://www.sosnus.ru, всё выглядит красиво.

“Сосновая усадьба” обеспечивает условия жизни проживающих граждан соответственно их возрасту и состоянию здоровья, проводит мероприятия медицинского, социального и психологического характера, осуществляет питание, уход, отдых, досуг.

...Руководство дома-интерната “Сосновая усадьба” для повышения качества социального обслуживания ежегодно работает над совершенствованием форм и методов ухода за пожилыми людьми.

...На базе дома-интерната создано отделение реабилитации, позволяющее проводить широкий комплекс профилактических мероприятий медицинского характера”.

Действительно, в интернате работает психолог, инструктор по физкультуре, культорганизатор, юрисконсульт, инженер по контролю за качеством и даже специалист по связям с общественностью!

А вот врача в штате нет. Ни одного - даже захудалого терапевта или фельдшера. Впрочем, зачем доктора такому заведению. Начнут лечить, лекарства назначать... Глядишь, и поживут ещё старички.

А пилюли сейчас ой какие дорогие! Никакой пенсии не хватит. Зачем же государству тратиться?

Пусть всё течёт своим чередом, по законам природы. Заболел, умер - и нет проблем.

О. Рамирес


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля