Новые колёса

МЕНТЫ УБИВАЮТ ДРУГ ДРУГА.
В Калининграде действует “расстрельная команда” из милиционеров и уголовников

За последние четыре года в Калининградской области по схожим мотивам убито более двух десятков человек. Некоторые из них были похищены и исчезли бесследно. Ни одно из этих преступлений не раскрыто. Тот факт, что правоохранительные органы не смогли обнаружить ни убийц, ни заказчиков, породил в общественном мнении представление о непрофессионализме сотрудников милиции и следственных органов. Но чем чаще гремели выстрелы наёмных убийц, тем настойчивее общество задавалось вопросом: только ли в непрофессионализме правоохранителей здесь дело? Ситуация стала проясняться лишь после нескольких неудачных покушений.

Ищите майора

Одним из тех, кто должен был пополнить мартиролог, стал владелец “Фольксваген-центра” Виктор Посаднев. Отчасти в силу своих волевых качеств, отчасти в силу везения он остался жив. Утром, как обычно, отвёз сынишку в детский сад. Вернувшись к машине, бизнесмен попал под обстрел - получил первую пулю, она застряла в руке. Вторая пуля лишь задела эту же руку. Третий выстрел у киллера не получился - перекосило патрон. Посаднев бросился на стрелявшего, выбил пистолет, повалил на землю.

Олега Погребняка (Гриб) и его охранника расстреляли из автомата в упор - в центре Калининграда, на пересечении Ленинского проспекта и улицы Шевченко  (напротив гостиницы “Калининград”)

Нападавшим оказался некий Евгений Иванов. На допросах он не стал упираться и рассказал, что его нанял Василий Голанов. Когда взяли Голанова, тот сообщил: убийство просил организовать Михаил Слюсарь. Он же, по утверждению Голанова, передал оружие и деньги. Все эти свидетельства легли в основу обвинения Иванова и Слюсаря. Иванов уже осуждён, процесс над вторым обвиняемым продолжается.

Михаил Слюсарь - в прошлом майор милиции, сотрудник спецназа УБОП при УВД Калининград­ской области. Неоднократно был командирован в Чечню. Награждён орденом Мужества, медалями “За отвагу”, “За отличную службу в МВД”, “За доблесть”. Женат, имеет ребёнка. Из органов уволен.

За свою откровенность Голанов жестоко поплатился: спустя двое суток после допроса его обнаружили повешенным в одиночной камере следственного изолятора. В качестве удавки был использован шнур для подзарядки мобильного телефона.

Калининградские газеты обратили внимание на то, что у самого Слюсаря не было причин убивать владельца “Фольксваген-центра”.

Но в течение последних трёх лет он возглавлял службу безопасности “Мерседес-центра” - давнего конкурента Посаднева.

Михаил Слюсарь

Цепочка оборвалась на бывшем майоре, однако в Калининграде стали говорить недоброе о владельце “Мерседес-центра” Викторе Захарове. Вспомнили, что ещё в 1998 году в собственном гараже был зарезан его заместитель Сергей Бельганович, один из соучредителей центра, владевший 15% акций. Убийцу, разумеется, не нашли.

Вторым везунчиком оказался бизнесмен Дмитрий Константинов. Киллер всего лишь ранил его. Ответным огнём бизнесмен превратил киллера в инвалида - пуля попала тому в позвоночник. Нападавшим оказался Владимир Голанов, брат Василия Галанова, того самого, который организовал покушение на владельца “Фольксваген-центра” и был обнаружен повешенным в камере СИЗО.

Третьим, кто чудом выжил под пулями киллера, оказался не кто-нибудь, а заместитель начальника УБОП (управления по борьбе с организованной преступностью) при УВД Калининградской области подполковник милиции Дмитрий Маликов. В него стреляли в упор из автомата “Аграм”. Одна пуля застряла в нижней челюсти, вторая вошла возле сердца, прошив желудок и печень. Истекая кровью, подполковник сумел на автомашине уйти из-под обстрела.

Именно история с нападением на подполковника милиции и позволила увидеть серию убийств в Калининградской области в новом свете и дать логичное объяснение тому факту, почему они происходят, с одной стороны, а с другой - почему они не раскрываются.

Следы ведут к шефу

В распоряжении редакции оказался ряд документов, на наш взгляд, представляющих чрезвычайную общественную значимость. Изначально они не предназначались для публичного ознакомления с ними. Это рабочий материал для милицейских оперативников, следствия и руководства правоохранительных органов, отвечающих за безупречную деятельность вверенных им подразделений. Однако обстоятельства в Калининградской области и в целом по стране складываются таким образом, что редакция убеждена в необходимости предать эти документы гласности. Видимо, так посчитали и те, кто представил документы редакции.

Речь идёт о нескольких копиях протоколов допросов бывшего заместителя начальника УБОП, о копии объяснительной записки бывшего подчинённого Маликова - майора Воронова, и копии обращения в высшие правоохранительные инстанции вдовы убитого Баженова - Татьяны Ивановой. Все эти документы рисуют картину удручающую.

В протоколах допросов бывший заместитель начальника УБОП Маликов утверждает: нападение на него организовали его непосредственный руководитель - начальник УБОП полковник милиции Юрий Шогенов и лидер организованной преступной группировки “Ростовские” Александр Сайко. Стрелял же в него, по заявлению убоповца, бывший майор милиции Михаил Слюсарь.

Причиной покушения Маликов считает “свою служебную деятельность, связанную с оперативным сопровождением ряда уголовных дел”. В частности, совместно со своими сотрудниками Вороновым и Колобовым он занимался раскрытием убийств Павла Когана, Олега Лебедеваи похищения В. Панченко.

В ходе работы, говорится в протоколе допроса, была получена достоверная информация следующего содержания. Сайко и Коган состояли в дружеских отношениях с тогдашним начальником УБОП подполковником Юрием Шогеновым. Все трое якобы решили монополизировать деятельность складов временного хранения при таможенных терминалах в Калининградской области. Однако Коган по какой-то причине передумал участвовать в сомнительной схеме, а спустя две недели его застрелили.

Полученная информация представляла исключительную важность. Выходило, что к преступлению, возможно, причастен руководитель УБОП!

Киллер Евгений Иванов по кличке Губа ранил Виктора Посаднева.Но случилось невероятное - раненый Посаднев сумел обезвредить наёмного убийцу

О полученных сведениях доложили заместителю начальника областного УВД полковнику милиции Юрию Декасову. Но полковник повёл себя странно. Как утверждает в протоколе допроса Маликов, вместо того, чтобы организовать оперативно-розыскные мероприятия, Декасов “передал секретную информацию лицу, в отношении которого эта информация была”.

“...Шогенов в тот же день вызвал меня к себе в кабинет, - говорится в протоколе допроса, - и... приказал “не лезть не в свои дела”, после чего высказал угрозу в мой адрес, что мне “недол­го жить осталось”, если я не успокоюсь...”

Из объяснительной записки майора Воронова:

“...меня и старшего оперуполномоченного Колобова В.И. по указанию Шогенова направили в... г. Неман и г. Советск по факту расследования убийства преступного авторитета Когана Павла. ...Я и Колобов вошли в доверие к вдове погибшего Ястребовой Татьяне. ...Со слов Ястребовой, Шогенов с супругой и она с Коганом вместе отдыхали в различных зарубежных странах за счёт Когана...

После того как я и Колобов доложили Шогенову о причастности В. (бывшего сотрудника таможни, - прим. авт.) и ОПГ “Ростовские” к убийству Когана, мы были отозваны из командировки в срочном порядке...

Узнав о том, что мы продолжаем расследование, Шогенов неоднократно вызывал к себе в кабинет и пытался запретить нам заниматься указанным расследованием...

Богатый предприниматель из г. Советска гражданин Литвы Арунас... в беседе пояснил, что имеет точные сведения об исполнителях убийства Когана, но опасается мести со стороны заказчика. После возращения из командировки нам стало известно, что Арунас скончался...”

При расследовании дела об убийстве предпринимателя Лебедева оперативники снова наткнулись на Шогенова. Выяснилось, что Лебедев занимался бизнесом, связанным со сделками по купле-продаже земельных участков, а непосредственно оформлением участков занималась супруга Шогенова. Как и в случае с Коганом, здесь тоже фигурировал Александр Сайко.

Оперативники получили сведения: Лебедев будто бы задолжал Сайко около 50 тысяч долларов, но вернул только основной долг, проценты возвращать отказался. Сайко, как свидетельствуют материалы уголовного дела, стал “напрягать” Лебедева, требуя передать часть земельных участков и “Вольво-центр”, которым Лебедев владел.

“По полученной нами информации, - давал показания на допросе Маликов, - Лебедева приводили в кабинет к Шогенову, где тот лично требовал... передачи земли и “Вольво-центра”... Лебедев стоял на своём”.

Вскоре его взорвали у дома, в котором он жил.

Свидетелей устраняют

Из объяснительной записки майора Воронова:

“На сотрудничество с сотрудниками УБОП УВД Калининградской области пошёл исполняющий обязанности смотрящего за регионом преступный авторитет Панча - Панченко, которого после (неудачной, - прим. авт.) попытки подрыва вместе с его женой... похитили сотрудники УБОП... (называются фамилии, - прим. авт.), и до настоящего времени его местонахождение неизвестно.

Виктор Посаднев отвёз сына в детский сад, где его поджидал киллер Евгений Иванов

В середине сентября 2006 года ко мне обратился преступный авторитет Погребняк Олег по кличке Гриб, который пожелал сообщить конфиденциально, что получает постоянные угрозы со стороны Сайко с требованием передать ему бумаги на... земельный участок и не претендовать на него. Помимо угроз Сайко, сотрудники УБОП, со слов Погребняка, регулярно изымают принадлежащие ему автомобили, и Шогенов лично подтверждает требования Сайко.

Практически сразу после данного обращения Погребняка... расстреляли вместе с телохранителем из автомата Калашникова в центре Калининграда (на перекрёстке у гостиницы “Калининград”).

Источники сообщали список предприятий и фирм, подконтрольных Шогенову.

В частности, был назван предприниматель Асламазян Максим, из-за которого у Шогенова возник конфликт с вором в законе Эдиком Тбилисским... Мы с Колобовым пытались выяснить обстоятельства совместного бизнеса Асламазяна, но он был убит неизвестным”.

Расследование убийства Эдуарда Баженова в Светлогорске, говорится в показаниях Дмитрия Маликова, вывело сотрудников УБОП на фигуру ещё более значимую, чем полковник Шогенов. По сведениям, которые получили оперативники, заказчиком убийства выступил предприниматель Ю.

“Конфликт между ним и Баженовым, - говорится в протоколе, - возник на почве ненадлежащего качества квартир в одном из домов, которые Ю. продал Баженову. Баженов стал предъявлять Ю. претензии... Спустя короткое время Баженов был застрелен”.

“Меня или посадят, или убьют...”

Судя по всему, одним из источников этой информации была гражданская жена Баженова Татьяна Иванова. Как мы уже говорили, среди документов, переданных редакции, есть и её письма, адресованные руководству Генеральной прокуратуры и следственного комитета РФ.

Из письма Татьяны Ивановой:

“Перед смертью муж сообщил мне, что стрелял в него человек по кличке Брянский. Моего мужа... незадолго до гибели вызывал к себе первый заместитель начальника УВД г. Калининграда Декасов Ю.Д., который в угрожающей форме потребовал от него прекратить свои требования к Ю. Баженов отказался его слушать...

О неслужебных отношениях Декасова Ю.Д. и Ю. известно давно, так как ранее Декасов работал начальником ОМ в г. Светлогорск, там же занимается строительным бизнесом Ю. Я лично неоднократно видела супругов Декасовых и Ю., вместе проводивших свободное время. Муж перед смертью говорил, что у Декасова в фирме Ю. свои экономические интересы...

После вызова к Декасову Ю.Д. мой муж сообщил мне, что, оказывается, мы купили квартиру у Декасова Ю.Д., и он предупредил, что мы жить в ней не будем и в Светлогорске тоже. Мой муж сделал вывод, что его либо надолго посадят, либо убьют”.

Появление заместителя начальника областного УВД в столь щекотливом контексте заставляет по-особому выстроить события, связанные с целым рядом громких преступлений, и оценить фразу, написанную Татьяной Ивановой в процитированном уже письме: “С момента убийства правоохранительные органы работу по раскрытию преступления не вели, мои заявления игнорировали”.

Начальник УБОП полковник Юрий Шогенов (второй слева) был дружен с криминальным авторитетом Павлом Коганом (в центре снимка)

Те же сведения, что сообщила вдова Баженова, Маликову передал и близкий друг убитого - криминальный авторитет по кличке Мультик - Дмитрий Константинов. Тот самый, которого дважды пытались убить.

Полученную информацию, рассказал следователю Маликов, он незамедлительно передал в отдел ДСБ (Департамент собственной безопасности) МВД РФ. По установленному правилу её должны были направить для проверки в УСБ УВД по Калининградской области. Однако вот что из этого получилось.

Из протокола допроса Дмитрия Маликова:

“...при моей встрече с Константиновым... последний пояснил мне, что 28.11.2010 года его вызывал к себе в служебный кабинет начальник УУР (управление уголовного розыска, - прим. авт.) УВД по Калининградской области Головатый Р.Г., который, как сказал Константинов, в угрожающей форме посоветовал ему “заткнуться” и в случае чего говорить, что он меня вообще не знает и, соответственно, вышеуказанную информацию мне никогда не передавал. В противном случае, со слов Константинова, ему в завуалированной форме пообещали “неприятности”, связанные с незаконным оборотом наркотиков или оружия”.

Как рассказал на допросе Маликов, угроза возымела действие: Константинов отказался давать показания следствию. И тогда по инициативе начальника УСБ УВД по Калининградской области Маликов организовал офицеру приватную встречу с Константиновым. Судя по тому, что сообщил под протокол бывший начальник УБОП, встреча проходила по всем правилам детективного жанра, с соблюдением мер конспирации. На этой встрече Константинов подтвердил всё, что прежде рассказал Маликову, в том числе и факт вызова Баженова незадолго до смерти в кабинет заместителя начальника областного УВД Декасова. Этот разговор, как утверждает в протоколе допроса Маликов, был задокументирован.

Михаил Слюсарь, обвиняемый в организации покушения на убийство Посаднева, работал начальником службы безопасности “Мерседес-центра”

В это же время, сообщил Маликов следователю, “из негласных источников стало достоверно известно о существовании на территории Калининградской области т.н. “расстрельной команды” из числа действующих сотрудников УВД по Калининград­ской области и представителей ОПГ региона”. Он перечислил ряд фамилий и кличек...

Из объяснительной записки майора Воронова:

“В мае 2007 года я и Колобов В.И. обратились в прокуратуру по Калининградской области для дачи официальных показаний по вышеуказанным фактам. Нас направили к следователю Шерстову, который отказался от нашего допроса... Позднее следователь по расследованию нападения на Маликова был заменён, но допрашивать нас, несмотря на неоднократные обращения, отказались”.

Пропавшая записка

Истекая кровью, подполковник Маликов сумел на своём “Мерседесе” уйти из-под обстрела и доехать до парадного подъезда Калининградского УВД...

Редакция разыскала Дмитрия Маликова. Теперь он уже полковник, а не подполковник, слушатель академии управления МВД РФ. При встрече мы ознакомили полковника Маликова с копией протокола его допроса. Изучив документ, полковник признал: это действительно протокол его допроса, на протоколе - его подписи. Изучив объяснительную записку майора Воронова, полковник Маликов заявил: “В ней изложены сведения, с которыми мы работали. На всех страницах - подписи Воронова. Мне его подпись хорошо известна”.

Нас интересовало, как следствие отреагировало на сенсационные показания полковника Маликова.

- Никак! - ответил полковник. - Вначале следствие вообще не желало принимать такие показания.

- Как у Воронова и Колобова?

- Именно. Я обивал пороги следственного комитета, но там категорически отказывались меня допрашивать.

- И чем мотивировали свой отказ?

- Занятостью, отпуском... В конце концов, тем, что расследование дела приостановлено.

- Когда расследование приостановили?

- Летом 2007-го.

- А возобновили?

- Летом прошлого года. И только потому, что вмешался председатель комитета Госдумы по безопасности Владимир Васильев. Если бы не он, дело похоронили бы.

- Хорошо, дело возобновили. Вас и Воронова с Колобовым допросили. Что дальше?

- Ничего!

- Что значит “ничего”? Люди, которых вы считаете причастными к ряду убийств, в том числе и к покушению на вас, арестованы?

- Нет.

- Но они допрошены?

- Нет.

- Ни Шогенов, ни Сайко, ни Слюсарь?

- Никто!

- На допросе вы сообщили: сразу же после покушения вы оказались в дежурной части областного УВД и в присутствии заместителя начальника управления Декасова и начальника уголовного розыска УВД Головатого заявили, что покушение на вас организовали Шогенов и Сайко. Как они распорядились этой информацией?

- Я чувствовал, что умираю, поэтому сделал запись на листке перекидного настольного календаря. Записка бесследно исчезла.

- Из уголовного дела?

- Насколько могу судить, она туда вообще не попала.

- Выходит, ваше заявление, сделанное сразу же после нападения, никак не зафиксировано?

- Это сделали только сейчас. Многие сотрудники, которые тогда находились в дежурной части, подтвердили следствию мои слова. Но и это ничего не дало. Факты фиксируются, но никакие оперативно-розыскные мероприятия не проводятся.

- Чем вы это объясняете?

- Коррупцией, чем же ещё? В Калининграде хорошо известно, кто из ключевых руководителей правоохранительных органов кого из криминальных авторитетов “крышует”. Они дружат семьями, участвуют в совместном бизнесе, вместе проводят праздники и отдыхают за рубежом. Разве они дадут в обиду своих подопечных, от которых зависит их собственное благополучие? Но дело не только в этом. Если будут арестованы их криминальные друзья, вполне вероятно, что встанет вопрос и об их уголовной ответственности.

- Можно ли в таком случае говорить о том, что в Калининградской области возможности правоохранительной системы поставлены на службу криминалу?

- Я бы этого не стал исключать. По делу о покушении на бизнесмена Посаднева был допрошен заместитель начальника оперативно-розыскного бюро областного УВД Олег Коржос. Дело в том, что он активно общался со своим бывшим сослуживцем Михаилом Слюсарем - тем самым, который обвиняется в организации покушения на Посаднева, и который стрелял в меня. Коржос заявил, что однажды Слюсарь поинтересовался у него, не смог ли бы он организовать наблюдение за одним человеком? Коржос ответил, что посмотрит, что можно будет сделать, но, как он утверждает, “смотреть не стал”. Как должен был бы поступить один из руководителей секретного и едва ли не самого важного подразделения в системе оперативного поиска МВД, когда к нему с сомнительным предложением обратился такой человек, как Слюсарь? Ведь репутация бывшего майора заместителю начальника “всезнающего” подразделения наверняка была известна. Профессионал обязан был задаться вопросом: что задумал бывший майор? Коржос обязан был доложить своему руководству о своих подозрениях! Слюсаря необходимо было взять “в разработку”. Не взяли. Почему? Я не исключаю, что секретное подразделение могли использовать в подготовке заказных преступлений. У меня есть основания для столь пессимистичных предположений. Возьмём хотя бы дело о покушении на Посаднева. Фактически оно раскрыто самим Посадневым. В деле столько доказательств: задержан киллер, найдено оружие, выявлен тот, кто нанимал киллера, установлен организатор. Тем не менее, следствие шло так тяжело, что один из руководителей следственного комитета по Калининградской области вынужден был обратиться к начальнику областного ФСБ. Он писал: у следствия возникли сомнения в объективности и беспристрастности сотрудников областного управления уголовного розыска, которые проводят оперативно-розыскные мероприятия по делу. В связи с этим следственный комитет просит привлечь к оперативным мероприятиям сотрудников госбезопасности.

- Какова судьба ваших подчинённых - Воронова и Колобова?

- Колобова отправили в один из отдалённых сельских районов области. В отношении Воронова возбудили уголовное дело. Его обвинили в незаконном применении оружия, но суд оправдал его. В милиции Воронов больше не работает.

Лукавые ответы

Подполковника Дмитрия Маликова убивали наверняка - в него стреляли в упор из автомата “Аграм”. Одна пуля застряла в нижней челюсти, вторая вошла возле сердца, прошив желудок и печень...

Представленные газете копии документов и беседа с полковником Маликовым поставили редакцию перед необходимостью задать некоторые вопросы руководству следственного управления (СУ) следственного комитета России по Калинин­градской области и руководству областного управления внутренних дел. Редакция направила официальные письма на имя начальника СУ Сергея Бондаренко и начальника УВД генерала Сергея Кириченко. Ни тот, ни другой не ответили по существу ни на один из поставленных вопросов. Из пресс-службы УВД сообщили: все заданные редакцией вопросы относятся к компетенции следственного управления. Чтобы было понятно, насколько этот ответ соответствует действительности, мы вынуждены предать огласке письмо, адресованное генералу Кириченко.

“Уважаемый Сергей Андреевич!

Редакция “Новых Известий” изучает ситуацию, сложившуюся вокруг расследования уголовного дела, связанного с покушением в 2007 году на тогдашнего заместителя начальника УБОП при УВД Калининградской области подполковника Дмитрия Маликова. В связи с этим мы хотели бы получить ответы на следующие вопросы:

1. Как вы оцениваете ход расследования уголовного дела?

2. Насколько нам известно, Маликов дал официальные показания о том, что к организации покушения на него причастны его тогдашний руководитель Юрий Шогенов и лидер ОПГ “Ростовские” Александр Сайко, стрелял в него бывший майор милиции Михаил Слюсарь. Были ли эти люди допрошены? Если нет, то чем это можно объяснить?

3. Насколько нам известно, в протоколах допросов Маликова и некоторых других допрошенных бывших сотрудников УБОП содержатся сведения о том, что к убийству Эдуарда Баженова, возможно, причастен ваш заместитель Юрий Декасов. Кроме того, об этом же говорит в своем обращении к руководству Генеральной прокуратуры и следственному комитету РФ гражданская жена Баженова Татьяна Иванова. Проверялась ли эта информация службой собственной безопасности?

4. По делу о покушении на бизнесмена Посаднева был допрошен заместитель начальника оперативно-розыскного бюро областного УВД Олег Коржос, активно общавшийся с бывшим майором милиции Михаилом Слюсарем, который обвиняется в организации покушения на Посаднева и который, возможно, стрелял в Маликова. Коржос заявил, что однажды Слюсарь поинтересовался у него, не смог ли бы он организовать наблюдение “за одним человеком”? Коржос ответил, что посмотрит, что можно будет сделать, но, как он утверждает, “смотреть не стал”. Не проверялось ли руководство оперативно-розыскного бюро на предмет возможного участия в подготовке каких-либо преступлений?

5. Известно, что вы перемещаетесь по региону с внушительной охраной. Означает ли это, что в Калининградской области криминогенная ситуация настолько серьёзная, что представляет опасность даже для руководителя вашего ранга?

6. Как бы вы оценили криминогенную ситуацию в Калининградской области за последние пять лет?”

Как видим, только первые два вопроса относятся к компетенции следственного комитета, на которые тем не менее при желании генерал Кириченко вполне мог бы ответить. Остальные - исключительно в компетенции генерала.

А вот вопросы, которые редакция задала начальнику следственного управления Сергею Бондаренко. (Два первых опускаем - они повторяют направленные в УВД.)

1. “Чем объясняется тот факт, что Маликова, вопреки его желанию, долгое время отказывались допрашивать и получить от него информацию о лицах, по его мнению, причастных к покушению на него?

2. По каким основаниям уголовное дело, возбуждённое по факту покушения на подполковника Маликова, было прекращено, и почему его возобновили только после вмешательства председателя комитета Госдумы по безопасности Васильева?

3. В объяснении, переданном следствию, бывший сотрудник УБОП Воронов пишет:

“На устранении Маликова настаивает и преступный авторитет по кличке Гурон из ОПГ “Ростовские”. ... Гурон бравирует теснейшей дружбой, финансовой и компроматной зависимостью от него начальника СУ по Калининградской области СК при прокуратуре РФ Бондаренко, что позволяет Сайко (Гурону) оказывать влияние как на представителей криминалитета, так и на представителей силовых структур”.

Соответствуют ли эти заявления лидера ОПГ “Ростовские” Александра Сайко действительности?”

Из следственного управления ответили:

“До настоящего времени лица, причастные к совершению расследуемого преступления не установлены. В рамках проводимого расследования следствием выдвинут ряд версий, в том числе проверяется версия о возможной причастности к покушению лиц из числа бывших либо действующих сотрудников органов внутренних дел Калининградской области.

В рамках расследуемого уголовного дела допрошено свыше ста человек, как из числа действующих и бывших сотрудников органов внутренних дел, так и иных лиц, тем или иным образом имеющих какое-либо отношение к расследуемому преступлению.

Какими-либо достоверными сведениями о возможном влиянии лиц, фигурирующих в рамках расследуемого уголовного дела, на представителей силовых структур следствие не располагает.

Бывший майор милиции Михаил Слюсарь обвиняется в организации покушения на предпринимателя Виктора Посаднева.

Какой-либо более подробной информации о ходе и деталях расследования сообщить не представляется возможным на основании ст. 161 УПК РФ в связи с тем, что это может противоречить интересам предварительного следствия.

Настоящее уголовное дело следствием никогда не прекращалось, расследование по нему продолжается”.

Согласитесь, ответ, подготовленный в следственном управлении, вряд ли проясняет ситуацию, сложившуюся вокруг расследования уголовного дела по факту покушения на жизнь офицера милиции. Ответ не только формален, но и не лишен лукавства. В письме утверждается, что уголовное дело никогда не прекращалось, но оно приостанавливалось, следственные действия не велись несколько лет. Этого оказалось достаточно, чтобы безвозвратно исчезли многие важные улики. Например, фиксация звонков с мобильных телефонов в компаниях хранится не более трёх лет.

И ещё одна немаловажная деталь. Ответ из следственного управления подписан руководителем отдела по расследованию особо важных дел СУ СК России по Калининградской области В.Е. Шерстовым. Тем самым Шерстовым, который в своё время, как утверждает в объяснительной записке майор Воронов, отказался допрашивать оперативников, обладавших важной информацией.

Когда стало известно, что в деле о покушении на человека фигурирует Виктор Захаров, рухнула вывеска на “Мерседес-центре”

Ответы, полученные из двух уважаемых ведомств, не могут удовлетворить редакцию. Они лишь подтверждают опасения о том, что в Калининградской области криминогенная ситуация не только напоминает ту, которая сложилась в Краснодарском крае и о которой неоднократно писали СМИ, но и, судя по всему, значительно превосходит её. Очевидно, что справиться с нею местным правоохранительным органам не по плечу - необходимо вмешательство федеральных структур.

Иначе при переименовании милиции в полицию суть останется неизменной.

И. КОРОЛЬКОВ,

“Новые Известия”

P.S. Когда статья была подготовлена к печати, автору этих строк позвонили из пресс-службы УВД по Калининградской области и сообщили, что решили всё-таки подготовить ответ нашей редакции. Дескать, в письме, направленном “Новыми Известиями”, есть вопросы, которые относятся к компетенции областного УВД. Сообщаем, что, получив ответ, мы без промедления напечатаем его.


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля