Новые колёса

Маньяк и менты.
Насильник назначил своей жертве свидание, а милиция на него не приехала…

"Своими руками задушил бы..."
Мы продолжаем публиковать фрагменты будущей книги полковника милиции Н. Снегового, вышедшего в отставку в должности начальника Гусевского отдела внутренних дел.
...Недавно новый прокурор Калининградской области Владимир Зинык, переведенный сюда из Астрахани, в интервью одной из местных газет сказал:
" После поездок по области и встреч с прокурорами районов у меня вложилось впечатление, что некоторые из них не справляются со своими обязанностями. Это бросается в глаза даже при первом знакомстве. Да и как иначе можно оценить работу прокурора, если в течение года к нему на прием не пришел ни один человек? Проблем у людей нет или должностное лицо не внушает доверия?.."
Полковник Снеговой очень надеется на то, что новый прокурор найдет время ознакомиться с его, Снегового, рукописью - и сделает надлежащие выводы. Пока же официальной реакции на факты, изложенные бывшим начальником Гусевского ОВД, мы так и не получили. Хотя - как утверждают люди сведущие - читают мемуары Снегового и в областной прокуратуре, и в УВД с ба-альшим интересом.
Сегодняшний фрагмент тоже весьма показателен. Особенно, если учесть, что до сих пор не раскрыты серийные убийства девочек в Багратионовском районе.
"В начале своего повествования, - пишет Снеговой, - я уже упоминал о том, что первые дни моего пребывания в должности начальника Гусевского отдела милиции выдались на редкость горячими: на территории города и района был совершен ряд серийных краж, разбойное нападение, зверское убийство семьи из четырех человек, а также изнасилования. Практически все преступления - в том числе убийство семьи - были раскрыты по горячим следам. Оставался насильник, про которого я, изучив материалы дела, сказал: "Своими руками задушил бы".
...Мужчина, запугивавший своих жертв ножом, начал свою преступную деятельность еще десять лет назад! Год за годом он нападал на женщин, глумился над ними с особым цинизмом и жестокостью - а оперативные работники не могли даже составить его словесный портрет, т.к. все описания внешности подозреваемого были различны.
"Молчать, сука, зарежу!"
...Сволочью он был редкостной. Особенно мне запомнился один эпизод - с несовершеннолетней девочкой. Насильник издевался над ней около трех часов. Девочка плакала, кричала, умоляла не трогать ее, отпустить, но маньяк отпустил ее только после того, как удовлетворил свою дикую похоть. Происходило все на территории детского сада. Девочка понравилась насильнику, и он имел наглость... назначить ей свидание на следующий день. Там же, в детском садике. Чтобы вырваться из лап зверя, девочка согласилась. А прибежав домой, обо всем рассказала матери.
Та, потрясенная, обратилась в милицию. Было возбуждено уголовное дело, проведена судебно-медицинская экспертиза, осуществлены другие следственные действия... Мама девочки сообщила о том, что маньяк назначил ее дочери свидание. Кстати, девочка - единственная из всех потерпевших - хорошо запомнила приметы преступника. В милиции пообещали прислать к детскому садику оперативных работников, чтобы задержать преступника, если вдруг он явится на свидание. Пообещали - но не направили.
Мама с дочкой в назначенный час пришли к детскому садику. Девочка сразу же опознала насильника: он настолько обнаглел, что не побоялся засады. Как будто знал, что ответственные работники милиции на это дело "забили болт". Мать девочки в отчаяньи закричала, стала звать на помощь людей. Но... на помощь никто не пришел, а насильник беспрепятственно скрылся. И совершал потом свои злодеяния на протяжении целого ряда лет.
Никто из тогдашнего милицейского руководства за свою преступную халатность не ответил.
...После этого работникам милиции представился еще один случай взять маньяка. Судьба как будто помогала им - но... подарки судьбы отвергались с пренебрежением.
А дело было так. Маньяк в очередной раз вышел на свою дикую охоту, облюбовал жертву и напал не нее - кстати, неподалеку от своего места жительства. Но девушка оказалась не робкого десятка, и, когда почувствовала, что сильная мужская рука сзади обвила ее шею, а с правой стороны, в районе сонной артерии, приставлен нож, когда услышала хриплый от волнения голос "Молчать, сука, зарежу!" - она не впала в ступор, а изловчившись, укусила нападавшего за щеку. От неожиданности маньяк опешил - и ретировался. А назавтра на работе девушка вдруг встретила парня с укушенной щекой!
Она тут же заявила в милицию.
Следы зубов на его щеке
Укушенным оказался некий Игорь Ткачук. Трудно сказать, почему - но дело до конца тогда не довели. Чтобы "расколоть" Ткачука, нужен был квалифицированный сыщик с богатым жизненным и профессиональным опытом. Такого, видимо, в отделе не нашлось.
А Ткачук после нападения на девушку, испуганный, примчался домой. Дома были жена и малолетний сын. Впервые почувствовав себя побежденным, Ткачук понял, как близко он очутился от мест лишения свободы. Решетка светила ему буквально в оба глаза - он знал жертву, они вместе работали, она легко могла его опознать по характерному отпечатку зубов на щеке...
Делать было нечего: Ткачук во всем признался жене. Чтобы спасти мужа и кормильца от тюрьмы, женщина помогла ему придумать объяснение - свою версию, как якобы произошел укус щеки.
Алиби это можно было разбить в пух и прах. Но... милиция на удочку клюнула. А через некоторое время Ткачук вновь стал нападать на женщин и насиловать их с садистской жестокостью.
Полем его деятельность была левобережная часть города Гусева, в основном район стадиона с прилегающими к нему улицами. Жертвами маньяка-насильника становились женщины различного возраста.
Однажды - уже в мою бытность начальником Гусевского ОВД - по прямой связи позвонил дежурный по отделу милиции и сообщил мне о том, что обратилась с заявлением новая жертва насилия. С потерпевшей я беседовал долго, уточнял детали нападения, приметы нападавшего, в чем он был одет.
Выяснилась такая картина. Потерпевшая с подругой около полуночи по улице Красноармейской возвращалась домой. В районе Дома культуры ее сзади обхватил левой рукой за шею мужчина, а правой рукой приставил к горлу нож. Подруге он крикнул: "Уходи, а то зарежу и тебя, и эту суку".
Жестокий секс на стадионе
Свою жертву насильник поволок в противоположную сторону от Дома культуры, к реке Писсе. Подруга немедленно добралась до первого телефона и сообщила в милицию. Надо отдать должное дежурному по отделу милиции - он быстро направил следственно-оперативную группу к месту происшествия. Свидетельница показала, в какую сторону маньяк потащил девушку. Ребята принялись прочесывать побережье, но, к сожалению, никого найти не удалось.
Насильник, конечно, догадывался, что отпущенная им девушка побежит сообщать о случившемся в правоохранительные органы. И когда подруга потерпевшей скрылась из виду, он перетащил свою жертву в противоположную сторону - на стадион. Милиция искала его около реки, а преступник на стадионе издевался над жертвой.
Маньяку понравилась молодая женщина, и он ей назначил свидание на следующий день - в 24 часа. Чтобы вырваться из лап насильника, женщина согласилась.
К сожалению, и потерпевшая, и ее подруга не могли точно назвать приметы преступника. Мной стала разрабатываться операция по задержанию насильника. Выехав на место, я тщательно изучил все подступы к стадиону, составил схему расстановки оперативных работников. Поздно вечером в моем кабинете собралась оперативная группа на инструктаж. Каждому сотруднику было указано, где он должен находиться в засаде и что делать при появлении насильника. Руководить группой захвата был назначен вроде бы опытный оперативный работник.
Также была подробно проинструктирована потерпевшая, выработана линия ее поведения. Мы договорились о сигналах, которые должна она подать в случае, если появится насильник. Казалось бы, учтено все до мелочей. Если придет на свидание подозреваемый, деваться ему будет некуда.
Но... Во-первых, руководитель группы захвата, расставляя людей, внес некоторые коррективы, не уведомив меня. Ровно в полночь появился подозреваемый и стал приближаться к потерпевшей. Девушка подала сигнал - мол, это тот, кого мы разыскиваем. Неожиданно с другой стороны выскочили неизвестные парни. Насильник быстро сообразил, что попал в засаду. Вслед за неизвестными парнями выскочили из засады оперативные работники милиции. Подозреваемый стал убегать от преследователей - чувствовалось, что он хорошо знал местность, ориентировался в темноте.
Приставил к горлу нож
Насильник побежал туда, где должна была находиться наша засада. Но... ее незадолго до этого необдуманно снял руководитель группы захвата. Подозреваемый ушел. Неизвестные парни, которые преследовали насильника, оказались знакомыми потерпевшей. Она привела их с собой, не предупредив ни меня, ни старшего группы захвата. Операция была сорвана. Я был зол на себя, проклинал тот час, когда сам не возглавил группу захвата. Опасался, что напуганный и обозленный преступник в дальнейшем станет женщин убивать - чтобы избавиться от свидетелей.
Я собрал все имеющиеся оперативные материалы, взял в прокуратуре уголовные дела по всем изнасилованиям, изучил их и убедился: начиная с 1994 года, все преступления совершаются одним и тем же лицом. Оставалось только его найти, доказать вину и предать суду...
После неудачной попытки задержать преступника, он был насторожен и на некторое время затаился. Заявлений в милицию об изнасилованиях не поступало. И вдруг, однажды утром раздается телефонный звонок. Один знакомый сообщает мне: вечером прошедшего дня пытались изнасиловать женщину. Она оказала яростное сопротивление, была жестоко избита и, если бы не вмешались посторонние, ее вполне могли убить.
По моей просьбе знакомый организовал встречу с этой женщиной, так как в отдел милиции она категорически отказалась идти... На ее лице не было живого места. Даже толстый слой косметики не мог скрыть синяков и кровоподтеков.
Пострадавшая поведала мне такую историю. Поздно вечером она возвращалась от подруги. Ей осталось пройти темный двор - и все. Она дома. Вдруг она почувствовала, как сзади ее шею обхватила мужская рука, а к горлу приставили нож. Может, только со страху она оказала яростное сопротивление. Нож выпал, завязалась настоящая борьба. Преступник бил свою жертву и руками, и ногами - по лицу, по туловищу. Она дико кричала, звала людей на помощь - все происходило во дворе двух пятиэтажек. Только глухой не мог услышать ее воплей...
Но на помощь никто не спешил. Спас женщину только случай. Мимо проходила молодая пара, девушка и парень. Девушка тоже начала кричать - преступник испугался и убежал.
Однако женщина категорически отказалась писать заявление в милицию и проходить судебно-медицинскую экспертизу. Сказала, что встретилась со мной, чтобы рассказать о приметах преступника - только по просьбе своего знакомого.
Исповедь любовниц
Наши сотрудники обошли все квартиры двух пятиэтажек - чтобы отыскать свидетелей. К сожалению, все спали и ничего не видели и не слышали. Откровенно говоря, я в это не поверил. Но ничего не поделаешь.
На розыск насильника были ориентированы все местные подразделения органов внутренних дел, общественность, подсобные силы. Работники милиции, встречаясь с населением, постоянно напоминали о розыске преступника, который уже не ограничивался изнасилованиями, а стал грабить. В основном снимал с жертв золотые украшения. Одновременно мы искали потерпевших, которые не обращались в милицию по различным причинам, но хорошо запомнили нападавшего и могли его опознать.
Поиски положительных результатов не давали. Хотя отрабатывались и ранее судимые за аналогичные преступления, онанисты разных мастей и т.д., и т.п. Круг подозреваемых постепенно сужался. Наконец подозреваемым номер один оказался Игорь Ткачук. Жил он недалеко от улицы Советской. Я был уверен на 99%, что изнасилования и грабежи - его рук дело. Однако доказательств не хватало - многие жертвы не могли его опознать.
Кстати, у Ткачука были любовницы. Беседуя с ними, я убедился: Ткачук - тот, кого мы ищем. У двух его пассий были изъяты золотые украшения, впоследствии опознанные потерпевшими.
Одну из подруг хотелось бы отметить особо. Она оказалась порядочной. Когда Ткачук хотел ей подарить золотую цепочку с кулоном, она от подарка отказалась, при этом сказав: "Игорь, ты где-то эту цепочку с кулоном украл. У тебя ведь нет денег, чтобы ее купить, а ворованное в подарок не возьму".
То, что Ткачук - насильник, подтверждали и слова другой его интимной приятельницы:
"Как-то после полового акта Ткачук мне сказал: "В постели с тобой неинтересно. Вот на улице, в кустах, да еще когда женщина оказывает сопротивление - вот это интересно, вот это кайф".
Я искал повод, чтобы задержать этого дон-жуана. И такой случай скоро представился. Как-то вечером я рассматривал поступившую почту и обнаружил заявление некой гражданки. Она писала о том, что Игорь Ткачук жестоко и беспричинно избил ее малолетнего сына в присутствии соседей и ее самой. Налицо состав преступления - хулиганство. Остальное было делом техники.
"У тебя на лбу все написано..."
Я стал готовиться к допросу Ткачука. Составил план. На следующий день подозреваемого доставили ко мне в кабинет. В его движениях и взгляде угадывалась настороженность. Он не догадывался, зачем его пригласили, но чуял неладное. Когда я завел беседу о заявлении, в котором указывалось об избиении им подростка, Ткачук сразу оживился, повеселел и охотно, подробно начал рассказывать об инциденте. Мне показалось, что он даже стал себя оговаривать, преувеличивая серьезность происшедшего.
Я предупредил, что он может оказаться на скамье подсудимых и получить реальный срок лишения свободы. Но Ткачук не испугался - напротив, сразу заявил, что готов нести заслуженное наказание. Пойдет в тюремную камеру хоть сейчас.
Тогда я перешел к главному - начал выкладывать ему факты, касающиеся всх известных нам случаев изнасилования. А потом сказал:
"Ткачук, ты хочешь легко отделаться от своих злодеяний, которые совершал на протяжении долгого времени, получив за хулиганство пару лет? Этот номер у тебя не пройдет, ты будешь сидеть и за хулиганство, и за изнасилования, и за грабежи".
Если бы вы видели его глаза! Они сразу сделались стеклянными, сам он как будто сжался в комок, лицо побледнело, руки начали дрожать, на лбу появилась испарина. Ткачук долго не мог прийти в себя. Чувствовалось, от страха у него даже в горле пересохло. Потом быстро заговорил, и, конечно, стал отрицать свою вину...
Я оборвал его: "Ткачук, у тебя на лбу написано, что ты насильник". Он машинально провел ладонью по лбу, не замечая этого.
Честно скажу: в тот момент у меня появилось желание его ударить. Но я сдержался. А Ткачук замкнулся, ушел в себя. Дальше разговор было вести бессмысленно.
Чтобы избежать суицида, Ткачука поместили в общую камеру. За ним был усилен контроль со стороны дежурного наряда ИВС. С сокамерниками в контакт Ткачук не вступал, не разговаривал, молчал. Даже не ел - никак не мог успокоиться, прийти в себя.
С ним беседовали начальник криминальной милиции В.В. Крестинин, заместитель начальника отделения уголовного розыска А.Н. Трошкин... Но в содеянном Ткачук не признавался, продолжая отрицать свою вину.
"Я стал зверем"
Через двое суток Ткачука привели ко мне в кабинет. После длительного разговора Ткачук начал давать показания о совершенных изнасилованиях. Позже, в своей записке жене он напишет: "Факты, которые мне сообщил Снеговой, были все против меня, и я сознался. Пробовал покончить с собой, не получилось".
Ткачук рассказал и о тех изнасилованиях, о которых жертвы не заявляли в милицию - около десяти случаев нападения на женщин. А вот изнасилования, которые были у нас зарегистрированы, Ткачук категорически отрицал. Хотя способ был один и тот же.
Я недоумевал.
После допроса Ткачука отвели в камеру. На следующий день я снова беседовал с маньяком, он был удручен. И неожиданно согласился все рассказать. А через час ко мне в кабинет привели Ткачука и сказали: "Николай Иванович, Ткачук все продолжает отрицать".
Я посмотрел на Ткачука, он опустил глаза.
- Зря морочишь нам головы. Ведь следственным путем мы все-равно все докажем, но срок наказания будет гораздо больше, чем в случае чистосердечного признания.
Ткачук сломался и начало давать подробные показания. Вот записка, которую он написал в камере своей жене:
"Оленька, мне передали сегодня сигареты и твои слова, что ты будешь со мной до конца. Конец уже наступил. Все кончено со мной и с нашей жизнью, с нашими планами и надеждами. Я признался в своих преступлениях и понесу за это наказание Я правда прошу у тебя прощения за то, что я тебя обманывал и предал тебя, обрек на такой позор... Продай квартиру и уезжай к маме от этого позора, все документы подпишу... Ты ведь понимаешь сама, что на волю я выйду нескоро, лет через десять, за мои преступления меньше не дадут. Так что устраивай свою дальнейшую жизнь, ты еще молодая, ты ведь меня понимаешь. Оленька, мой мусик (может тебе противно, что я тебя так называю), но я хочу тебя так назвать, ты умная, решать тебе. Сашеньке все объясни и может он меня простит. Себя я презираю за содеянное. Когда это началось, три года назад, я изменился - я стал зверем, я нападал на женщин и творил зло, мне потом было тошно и стыдно и страшно. Я ждал возмездия за зло, которое творил - оно наступило. Раньше во мне было двое: зверь и то, что осталось от человека. Теперь я зверь и место мое в клетке. Скорей бы суд, чтобы все это кончилось, до воли я скорей всего не доживу".
После двух рюмок водки
Мне не давал покоя вопрос: почему насильник начал рассказывать о тех случаях, которые не были известны милиции?
Оказалось, что Ткачук специально завел дружбу с начальником отделения участковых инспекторов и милиционером патрульной службы. Периодически он приглашал их к себе в гости, с женами, и устраивал застолья. Обычно после двух рюмок, когда собравшиеся уже разомлели от выпитого и съеденного, он задавал один и тот же вопрос: "Ну как, менты, насильника поймали?".
Милиционеры наперебой принимались рассказывать, а Ткачук все анализировал и делал выводы. Он знал, кто из потерпевших заявлял об изнасилованиях, а кто нет. Поэтому Ткачук и начал колоться только на те преступления, которых как бы и не было.
Чтобы изнасиловать очередную жертву, он мог на время уйти даже из теплой компании ментов. Так, однажды шло очередное застолье, все были довольны, и тут Ткачуку захотелось женщину. Он по-джентльменски извинился перед присутствующими, сказав, что покидает их ненадолго. Вернулся минут через сорок - после того, как изнасиловал случайную девушку, и присоединился к компании.
Не успели выпить по рюмке, как услышали рев милицейской сирены. Ткачук с издевкой сказал: "Наверное, опять ищут маньяка-насильника". То преступление он совершил рядом со своим домом.
Я не называю фамилии работников милиции, потому что уверен - о злодеяниях Ткачука они не знали. Просто Ткачук оказался хитрее их.
Почему так долго он гулял по темным улицам нашего города? Из-за плохой работы милиции, из-за равнодушия и трусости граждан, придерживающихся принципа "моя хата с краю".
"На меня никто не нападает..."
...Ткачук получил 13 лет лишения свободы. В ходе расследования милиция проделала титаническую работу. Сотни женщин были опрошены только мной лично. И одна из них спросила меня: "Неужели он местный?"
Я ответил: "В других районах нет серийных изнасилований".
Она со вздохом сказала: "Да... Вот я - одинокая женщина, довольно приятной наружности, тридцать лет хожу одна по улице в ночное время - и на меня никто не нападает, хотя бы этот маньяк".
Сказала искренне, даже с какой-то обидой. Мне по-человечески было ее жаль.
Другой пример. Бабушка, около семидесяти лет, поздно вечером возвращалась домой. В темном переулке на нее кто-то напал... Старушка почувствовала на себе сильные мужские руки... а потом все было как в розовом цвете. Получив от изнасилования давно забытое удовольствие, потом она неоднократно проходила по опасному маршруту в то же темное время суток - в надежде, что опять на нее кто-нибудь нападет. Увы, загадочный насильник так и не появился.
Н. Снеговой, полковник милиции
(Продолжение следует)


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля


1 + 2 =