Новые колёса

«Мама сказала, что бандиты не дают…» Национальные особенности калининградского автомобильного бизнеса

Правила в российском бизнесе меняются стремительно. В калининградском - тем более. За каждым словом, вписанным в Закон об Особой экономической зоне (или, напротив, из Закона вычеркнутым) - деньги, судьбы, характеры.
Так, заканчивается целая эпоха, когда в область на льготных основаниях можно было ввозить иномарки. Говорят, калининградские автоперегонщики буквально наводнили Россию бэушными тачками из Европы.
Разве что за Уральским хребтом их принимали весьма неласково: там свои такие же гнали б/у из Японии. Помните грандиозный скандал, разгоревшийся после гибели губернатора алтайского края М. Евдокимова? Его "Мерседес" впилился на бешеной скорости в какой-то там "алюминиевый тазик" японского происхождения. Трагедией тут же воспользовались бизнес-VIPы, чтобы протолкнуть на самом верху запрет на японские тачки с правым рулем. Но "японское" лобби тоже не дремало. Ясно ведь: там, где крутятся очень большие деньги, и страсти кипят нешуточные. Так что правый руль в стране пока еще не запрещен. Но... бизнес - любой! - предельно централизуется. И укрупняется.
И "челноки", и перегонщики автомобилей скоро канут в Лету, как некогда - кооператоры. И, в отличие от "челноков", одевающих-обувающих тех, кому бутики не по карману, автоперегонщиков едва ли кто помянет добрым словом. Вот уже более десяти лет по их милости обычные люди, не входящие в авто-бизнес-клан, имели лишь номинальные права на льготную растаможку машины. Реально - квоты разыгрывались на аукционах между десятком индивидуальных предпринимателей, а те потом продавали их желающим. Но уже не за $100, а за $1.000-$1.500. При этом аукционы можно было проводить и выставляя крупные лоты (по 100-200 квот в каждом), и дробя на мелкие - "заинтересованные лица" все равно умудрялись "прогнуть" ситуацию под себя. Например, договориться втроем-вчетвером и взвинтить стоимость каждого лота на недосягаемую высоту. А когда конкуренты отвалятся, сообща выкупить один лот (но очень большой) и распределить квоты между собой. Или... тортик, нашпигованный баксами, занести "кому надо".
...Скандал, связанный с "посадкой" Саввы Леонова, бывшего заместителя губернатора Егорова, не затухает. Да, Леонову вынесен приговор. Достаточно суровый: если принять во внимание его возраст и состояние здоровья, из колонии строгого режима Леонов, осужденный на семь лет, уже не выйдет. Ногами вперед вынесут. Но! В бизнесе с его "посадкой" ничего не изменилось.
Да, были установлены новые правила. По которым "в одни руки" можно было купить лишь один лот, равный одной квоте. При этом "руки" эти должны были принадлежать либо юридическому лицу, либо индивидуальному предпринимателю.
О том, КАК все ЭТО было, написаны уже десятки статей: люди давились в очередях, ушлые ребята за энную сумму продавали места в очереди, частными предпринимателями в мгновение ока заделалась куча народа (бабушки, дедушки, никогда не имевшие водительских прав, скромные домохозяйки, которых оторвали от просмотра любимых телесериалов и поволокли оформляться; женщины на девятом месяце беременности и т.д., и т.п.). Но вот ведь что забавно: эти самые новые правила, изрядно потрепав калининградцам нервы, ситуацию в целом не изменили. К примеру, предприниматель Валерий Невинский, который фигурировал в деле Саввы Леонова как главный "тортоносец", зарегистрировал четыреста (!) фирм "Спектр-1", "Спектр-2", "Спектр-3" и так далее. И стал, соответственно, обладателем 400 квот. Говорят, понимая, что он не успеет реализовать квоты до "времени че" (не будем сейчас вдаваться в подробности, перипетии с "ЕВРО-2" у всех еще на слуху), он начал предлагать их своим друзьям, знакомым, бывшим сослуживцам.
Недорого. Всего-то за "штуку" баксов"! Хотя они ему достались за $200.
Или еще. В принципе, любой гражданин, успевший приобрести квоту и пригнать машину, мог заняться льготной растаможкой сам. И это действительно выходило не так дорого. Но! Человек при этом должен хотя бы представлять, в какие кабинеты ему соваться и с какими бумажками. А вот для абсолютно несведущих... тут же открылись "консультирующие фирмы". Где баксов за пятьсот все будет сделано без участия "чайника". Кем сделано? Ну-у, батенька. Фамилии известные: Невинский, Коровин. Короче, те же яйца, только сбоку.
...В нашем распоряжении оказались записи телефонных разговоров, которые (разговоры) вели между собой предприниматели Невинский, Рожнова, Коровин, Чернышев и т.д., и т.п. в июле-августе 2004-го года. То есть непосредственно перед "заносом" тортика со 150 тысячами долларов.
Мы приводим наиболее "вкусные" цитаты. Это не вмешательство в личную жизнь (разговоры исключительно о бизнесе) и не разглашение тайны следствия: записи фигурировали в судебном процессе, который считался открытым. Особой информативной ценности они собою не представляют. Но вот с точки зрения "бытописательства" - весьма и весьма любопытны. Очень выпукло рисуется картинка: что там, "внутри" этого бизнеса, какие люди им занимаются, в каких они между собой отношениях, как решают важные для них вопросы и т.д.
30.06.2004 г.
Невинский (Рожновой): "Как бы мы убедили Женю (Коровина? - прим. авт.) Мы с Серегой (Рожновым?) заставили Женю отзвониться... Женя должен заплатить вперед. Он отзвонился. Остановились на том, что в пятницу несем все деньги. Двадцать пять процентов вот эта группировка и по семьдесят тысяч я, Сережа, Женя".
Невинский (Сергею Чернышеву): "Закончил я вот сейчас беседу с Коровиным и Рожновым".
Сергей: "И понял, что они решили идти сами стоять..."
Невинский: "Нет. В пятницу сносим деньги. Идем одной группой".
Сергей: "Да? Ну, слава Богу".
Невинский: "Значит... Коровин, Рожнова, Невинский и ваша группа. Мешков, за то, что я не сделал эти маленькие задатки, как бы отказался. Поэтому остаток разделим на троих. А если он кого-то собирается подтянуть против нас, будем лавировать".
Сергей: "А почему остаток разделим на троих, а не на четверых? Групп-то четыре".
Невинский: "Мешков как бы отказался. Долю Мешкова мы взяли на себя. Но все равно (усмехается), я думаю, у него ума хватит, и он будет четвертый... Я пообещал, что я попытаюсь всячески по прилету Леонова... ой! Отжать пятьдесят, а он уже в самом деле пятьдесят пообещал... А я его убедил, что это уже на чужом х...ю в рай, бля".
Сергей: "Получается, что Мешков как бы в курсе всех наших дел, да? Вот что плохо".
Невинский: "Ну, я опасался, что и Коровин в курсе всех наших дел был, когда он сказал, что "нет", понимаешь? А потом он же начал: "Откуда взялась моя печать? Откуда взялась моя роспись?" Я это вообще не хотел, чтобы он знал, потому что я в офисе, э-э, Рожновой... там оказалась печать для справки... я зах...ярил. (Смеется) Печать Коровина и роспись там зах...ярили, понимаешь? Он реально видел эти списки, то есть он к информации доступен... А Мешков - понты просто... На него сам выходить не буду. Жду, что он сам будет чем-то интересоваться. И я думаю, что его надо тоже со счетов не сбрасывать, чтобы не было просто конфликта. И дальше чистой дорогой ведем политику одного лота".
Невинский (Кобко): "Раньше мы зарабатывали по сорок долларов на машине, а сейчас мы заработаем, извини, в двадцать раз больше... Поэтому, если мы раньше платили по десять баксов за эту операцию... помнишь, когда-то? То теперь, извини, не страшно и в пять раз больше заплатить. Ситуация-то меняется в нашу сторону, в результате..."
Невинский (и неизвестный собеседник): "Я таможу по тысячу пятьсот... Остались квоты только у мамоновцев, там штук семьдесят, и у меня остались. На тысячу пятьсот перешли мы уже".
НС: "Ничего себе, блин! Во, блин, слышь! Тут тысячу двести - хер, блин, смотри, бля".
Невинский: "Ну, и все. Ну и паши. Ну и зарабатывай. Правильно".
01.07.2004 года
Невинский (Рожновой): "Ну, смотри, встречаемся?"
Рожнова: "А эти сколько платят? А, Чернышевы?"
Невинский: "Ну, как? Мы ж с тобой тогда в кафе, в "Ниде", определили: двадцать пять процентов. Шестьдесят две с половиной тысячи".
Рожнова: "Я тогда все ж приносить не буду. Там у мужа есть тридцать пять".
Невинский: "Да, да, Лен, конечно. Конечно".
Рожнова: "Вот эти я отнимаю, и еще я хочу с долгами разобраться. Я тебе должна, ты мне говорил, две квоты, да?.. Я тебе квоты как бы и дам".
Невинский: "Ты вот как хочешь?"
Рожнова: "А я у тебя не покупала тогда, я у тебя одалживала".
Невинский: "Лен, да вопросов нет, решим мы, договоримся, не переживай".
Рожнова: "И еще, ты Даниляну отдал три триста, а мне - нет".
Невинский: "Лена, поговорим завтра, хорошо?"
Рожнова: "Не, ну... я просто говорю, чтобы мне нести как бы поменьше".
Невинский: "Значит, давай давить на Коровина, чтобы Коровин принес семьдесят".
Рожнова: "Зачем? Не... Не надо".
Невинский: "Ну, сделай приятное ему. Пускай несет шестьдесят две с половиной".
Рожнова: "...Мешкова убрать! Это такой говнюк. Всё говорит: "Мне все по фиг".
Валерий Невинский (разговор с сыном)
Сын: "Пап, ну как, скажи, как там у тебя дела?"
Невинский: "Рожнова появилась, Коровин не появился. Рожнова как бы гарантией за Коровина выступает. Солнышком светнула и смылась, говорит: "Сейчас". А мы сидим, как придурки, и ждем ее".
Сын: "Пап, сбрасывай это все. Слышь? Сбрасывай, даже не думай. Слышишь?"
Невинский: "А чего ты, сынок, так?"
Сын: "Потому что, папа, поживешь спокойно. Я тебе серьезно говорю".
Невинский: "Ладно, не паникуй!"
Невинский и Сидоров
Невинский: "Вадим! Я понимаю, что ты вчера был чуть-чуть занят. Что-то ты мне вчера не оказал поддержку, Вадим. Чего-то вы выпустили в эфир этих мамоновцев... Ну, в принципе, мы же как бы договорились! Ты ж понимаешь, что еще впереди у меня Мешков, Уралов, бл...дь, Советск, бл...дь. Еще до х...я впереди у меня. Вы ж могли, бл...дь, взять с Серегой шестьдесят две тысячи вх...ярить, а потом ущемить на сто квот этих мамоновцев! Ну чего же вы меня вчера в эту свору, бл...дь, и я должен был там что-то!"
Сидоров: "Валера, но здесь получается: у них - девятьсот, у меня - триста шесть. Ну и на хрен мне говно такое надо?"
Невинский: "Да подожди, Вадим, ну и х...й с ним, ё... твою. Мораль надо немножко в кулак сжать".
Сидоров: "На такую грань опустили - да на хрен мне это надо!"
Невинский: "Да разве триста квот - это опустили?! Это за пять месяцев - триста тысяч (долларов)!"
Сидоров: "Валера! Они получат девятьсот тысяч, а я - триста тысяч. Елки, ну чем я хуже, а?!"
Невинский: "Да не получат они эти девятьсот тысяч. Они будут таможить в два раза дешевле... Я всегда таможу в пять раз меньше, чем они. А зарабатываю столько же. Ты по-умному пойдешь и заработаешь больше их, понимаешь? Это все фигня".
Сидоров: "Давай, это не будем, а?"
Невинский: "Я всегда зарабатываю больше, чем они. Ты веришь в это?"
Сидоров: "Я в это не верю".
Невинский: "Ну вот, ты не веришь мне. Ну, посчитай. Они растаможили свои триста пятьдесят машин по $1.000, по $1.100. Я в среднем свои двести пятьдесят машин растаможу по $1.400. Я сколько заработал, сколько они, или нет?"
Сидоров: "Ну, столько же, Валер".
Невинский: "А мы могли с тобой сделать вообще... договориться. Вадим - Валера... Я не хочу допустить ни Коровина, ни Рожнова к этому... Надо брать три лота и два закрывать в сейфе".
Невинский и Кобко
Невинский: "Я Коровину и Рожнову выделил по пятьсот двадцать пять (квот) даже в нынешней ситуации!.. А Рожнов все забыл и называет какого-то Никитина или Урыкова там... Уралова... Ветрова... А мамоновцы вообще говорят: "Давайте на эту, как ее, на Харченко. Это "кукушка", в Польше живет. Я говорю: "Слушайте, а кому я ствол приставлять буду за свои четыреста тысяч?! У кого я буду требовать? Вы что, офигели все, что ли?!"
Кобко: "В Польшу ехать, что ли?"
Невинский: "Да какой в Польшу?! Может, такой и фамилии нету, только паспорт есть с печатью, с какой-то бывшей фамилией... Брать надо на меня, на Рожнова и на Коровина. Но мне на хрен этого Коровина машины, там сотни стоят, понимаешь, на моей фамилии, бля".
Невинский с сыном
Сын: "Я слышал, мама сказала, что, мол, никто ничего отдавать не собирается и деньги пропадают".
Невинский: "Ну о чем ты! Это мама неправильно сказала, я ее сильно выругал, сейчас мы уже разобрались там".
Сын: "Мама сказала, что и бандиты не дают, и Коровин с Рожновой не дают, и нам вообще квот не дают, и денег не возвращают, и вообще..."
Невинский: "Вот, немножко мы поругались, я расстроился, что она это сказала, конечно. Но разобрались мы. Все нормально, сын".
Сын: "Через пару дней там стрелки все перевести плавно на Коровина - и всё".
* * *
...Есть такая филологическая шутка. Предложение: "Глокая куздра штеко бодланула бокра и кдрячит бокренка". Ни одного из этих слов в языке не существует - а смысл высказывания ясен. Так и здесь: кто, кому, сколько и за что конкретно, кто с кем против кого - черт ногу сломит. А общая картина - вырисовывается: бизнес, целиком замешанный на тайных переговорах, на подергивании нужных ниточек, на "заносах", проплачивании, "благодарностях", на тонких интимно-денежных взаимоотношениях с чиновниками, на постоянных попытках всех столкнуть, перессорить, чтобы в общей сваре ухватить свой кусок сосиски, уволочь его в тихое место и сгрызть там. И очень быстро вернуться. Чтобы еще одну сосиску не съели без тебя. Желающих-то много. И зубы у всех острые.
...А еще вырисовывается с пугающей ясностью НЕЗАКОНЧЕННОСТЬ суда над Саввой Леоновым. Во-первых, ясно, что кто-то из бизнесменов, задействованных в "операции "Торт", работал на два фронта. Или просто испугался. Или - обиделся на несправедливое, с его точки зрения, распределение квот. И - стуканул "куда надо". Во-вторых, в ТАКИХ делах "в одно лицо" деньжищи не принимают. Значит, и на скамье подсудимых должно было оказаться народу побольше. Однако следствие словно бы и не шло по пути выявления "криминальных контактов".
В-третьих, бытует устойчивое мнение: Леонова образцово наказали отнюдь не за взятку. А за то, что он "залез на чужую поляну". Автомобильный бизнес традиционно "крышевал" УБОП. И когда VIP-чиновник замкнул на себя все контакты, "крыша" вполне резонно возмутилась. И - указала VIP-персоне место. Превратив внутреннюю, в сущности, разборку (кто заступил на чью территорию) в "процесс века", проходящий под знаком борьбы с коррупцией. Может, именно поэтому все остальные игроки так и остались на "шахматной доске" почти не потревоженными?
Куда-то подадутся они теперь? Ведь в связи с отменой льготной растаможки как таковой, их бизнес теряет и смысл, и экономическую привлекательность. Посмотрим. Эти фамилии можно использовать как лакмусовую бумажку: где они "всплыли", там, значит, водичка мутная.
А. Белова


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля