Новые колёса

“МАЛИКОВА МОГЛИ УБИТЬ ВО ВРЕМЯ АРЕСТА!” — заявил его адвокат на встрече с журналистами

Константин Шиповской, адвокат заместителя начальника УБОП УВД Калининградской области подполковника Дмитрия Маликова, выступил с заявлением перед журналистами. Импровизированная пресс-конференция состоялась в гостинице “Турист”. По словам защитника, информация, периодически появляющаяся в прессе по этому делу, основана не на фактах, а на недостоверных слухах - и представляет ситуацию слишком упрощенной.

Напомним суть дела.

ФСБ против УВД

Арест подполковника милиции Дмитрия Маликова связан с так называемым делом “ФСБ против УВД”. Вся эта история началась в марте 2005 года, когда сотрудники УБОПа задержали лидера местной ОПГ Александра Адамовича по подозрению в похищении человека. На допросе преступник признался в соучастии в убийстве Олега Поканевича, главы охранного предприятия СВЕЧВ (“Союз ветеранов чеченской войны”).

Д. Маликов

По словам Адамовича, действиями убийц Поканевича руководили офицеры регионального управления ФСБ. Свидетельства, полученные убоповцами, были столь серьезны (показания киллера, его брата, записи телефонных разговоров), что встал вопрос о привлечении к уголовной ответственности, по крайней мере, двух офицеров ФСБ. Однако прокуратура Калининградской области не дала ход расследованию в отношении сотрудников федеральной службы безопасности, а возбудила уголовные дела против оперативников УБОПа.

Сотрудников милиции обвинили в превышении служебных полномочий.

29 апреля 2005 года в отношении сотрудников УБОПа было возбуждено уголовное дело № 021107 по ч. 2 ст. 127 УК РФ (незаконное лишение свободы, совершенное группой лиц по предварительному сговору).

Арест

Заместителя начальника УБОПа подполковника Дмитрия Маликова, непосредственного руководителя операции по разоблачению ОПГ Адамовича, арестовали 2 ноября 2005 года.

Накануне ареста Маликов попал с сердечным приступом в медсанчасть УВД на Дм. Донского, где получил направление на обследование в Санкт-Петербург. Понимая, что в отношении заместителя начальника УБОПа в любой момент может быть предпринята провокация, в аэропорт Храброво подполковника сопровождали три убоповца. Они довели Маликова до пункта спецконтроля аэропорта. И уже в “накопителе” офицера блокировали шесть автоматчиков в масках, а также сотрудники ФСБ в штатском. Следователь областной прокуратуры предъявил ордер на арест.

К. Шиповской

Подполковник Маликов сумел по мобильному телефону позвонить в редакцию “Новой газеты” и сообщить о своем аресте, а затем потерял сознание. Его доставили в больницу скорой медицинской помощи на ул. А. Невского. Первоначальный диагноз (инсульт) не подтвердился.

Прокуратура потребовала выдать справку о том, что Маликов здоров, но ввиду плохого состояния здоровья подполковника врачи БСМП отказались это сделать. А без такой справки следственный изолятор арестованного не принимал.

Тогда подполковника перевели в госпиталь Балтфлота. Там требуемую справку выдали немедленно и в тот же день 3 ноября Маликова посадили в камеру Калининградского следственного изолятора.

Не та статья

На пресс-конференции адвокат Маликова предоставил корреспондентам документ - ответ из Генеральной прокуратуры РФ на обращение сотрудников УБОП УВД по Калининградской области. Ответ подписан А.П. Кизлыком, начальником Главного управления по надзору за процессуальной деятельностью органов прокуратуры, МВД, ФСКН, ФТС и юстиции, от 2 октября 2005 года.

Вот что в нем говорится:

“...органом следствия неполно собран характеризующий материал на потерпевших (братьев Адамовичей, - прим. авт.) и сотрудников милиции, допустивших превышение полномочий. <...> Эти обстоятельства свидетельствуют о неполноте следствия и должны быть в кратчайшие сроки устранены. Решение о привлечении к уголовной ответственности конкретных сотрудников милиции должно приниматься с учетом их личности и всей совокупности собранных материалов”.

Кизлык также нашел и другие нарушения в ходе разбирательства. Так как сотрудники милиции допустили нарушения с использованием служебного положения, то в данном конкретном случае необходимо было возбуждать уголовное дело по статье закона, предусматривающей превышение полномочий.

Иначе говоря, подполковнику Маликову инкриминировали не ту статью.

“Предлагаю устранить допущенное нарушение закона, для чего рассмотреть вопрос о переквалификации постановления о возбуждении уголовного дела по тому же факту со ст. 127 УК РФ (незаконное лишение свободы) на ст. 286 УК РФ (превышение служебных полномочий), - пишет Кизлык.

Санкция на отстрел

Еще один важный документ, представленный Шиповским - поручение следователя по особо важным делам прокуратуры Калининградской области В.В. Джигуна, данное начальнику управления ФСБ по Калининградской области В.Б. Сотникову.

- Обратите внимание, - заявил Шиповский. - Следователь потребовал доставить Маликова в прокуратуру. При этом сообщил, что подполковник может быть “вооружен огнестрельным оружием”, а потому “...с учетом всех сложившихся обстоятельств, следует разрешить вопрос о применении к нему физической силы, оружия и специальных средств”. Иными словами, следователь Джигун официально предоставил возможность ФСБ физически устранить важного свидетеля. Подчеркну, что речь идет не о задержании опасного преступника, а лишь о принудительном приводе действующего офицера милиции к следователю для дачи показаний. Только то, что Маликова сопровождали в аэропорт коллеги из УБОП, позволило избежать трагедии.

Подозрение в совершении преступления средней тяжести, к которым относится ч. 2 ст. 127 УК РФ, не дает права на применение оружия. Оружие может применяться при задержании преступника, застигнутого при совершении тяжкого преступления против жизни и здоровья (закон “О милиции”, статьи 12,15).

Что касается принудительного привода... По действующему законодательству он возможен только при неявке по повестке без уважительной причины. Однако 2 ноября Маликову Джигуном была направлена повестка о явке в прокуратуру на 7 ноября 2005 года. Таким образом выезд Маликова в Санкт-Петербург никоим образом не препятствовал явке в прокуратуру. В аэропорту у подполковника были изъяты направление на лечение в госпиталь и история болезни. У Маликова отсутствовало какое-либо оружие. Это является доказательством того, что он не собирался скрываться от следствия, а ехал на лечение.

То, что Маликов был действительно болен и нуждался в медицинской помощи, не остановило прокуратуру. Мера пресечения была избрана судьей Ленинградского района в 23 часа 30 минут. В моей практике бывали случаи, когда мера пресечения рассматривалась судами в выходные и праздничные дни, но чтобы это происходило ночью - никогда. В настоящее время офицер милиции, имеющий правительственные награды, продолжает содержаться под стражей в СИЗО Калининграда...

О. Рамирес


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля