Новые колёса

Мафия в ФСБ.
Бандиты, средь бела дня похитившие человека, отпущены на свободу

Наши революционные деды мечтали сказку сделать былью. (Жутковатая, однако, мечта, если припомнить всяко-разные сказочные подробности.) Не получилось. Зато вышло у нас. С поправкой на время: былью мы сделали детектив. И сегодня любой может стать героем криминальной истории - вне зависимости от собственного желания. Именно так оказался внутри "crime story" калининградский программист Николай Всеволодович Шамара, похищенный в конце марта 2005 года "бойцами" из организованной преступной группировки Александра Адамовича и бизнес-вумен Иволги Ворониной.

(СПЕЦСЛУЖБЫ И... КИЛЛЕР. Олега Поканевича убил его бывший телохранитель" - "НК" №256, "КИЛЛЕР И ФСБ. В ходе допроса Адамович заявил: заказ на убийство поступил от чекистов" - "НК" №258).

...Мы уже писали о том, что убоповцами были задержаны десять человек, один из которых - Александр Адамович - признался в том, что 12 февраля прошлого года расстрелял из автомата Олега Поканевича, руководителя агентства охранной безопасности "СВЕЧВ". Рассказал Адамович на допросе и еще много чего интересного: особенно про сотрудников ФСБ, "размещавших" у него заказ на физическое устранение Поканевича (чьим телохранителем он некогда являлся). Потом, правда, от всего открестился. А фээсбэшники тут же объявили: дескать, показания были вырваны под пытками. А под пытками-де скажешь все: что было - и чего не было, но что очень хотелось бы услышать тем, кто пытает...

Да, в УБОПе ангелы с крылышками не работают. И методы там практикуются очень жесткие. Это общеизвестно. Но... не в этом случае. Адамович был взят с поличным - и задержан вопреки твердой его убежденности, что никто не посмеет надеть наручники на агента ФСБ. Адамович стопудово был уверен - у него такая "крыша", которая дает ему "зеленый свет" по всей России. И что бы ни случилось, что бы он ни сотворил, его всенепременно прикроют и вытащат из любой передряги. А когда "прикрытие" замешкалось, он испугался и "поплыл". Дело-то, на котором его повязали, нешуточное: убоповцы спасли похищенного программиста от верной смерти. Судя по всему, билет на тот свет был ему уже выписан. Вопрос стоял лишь о месте и способе "отправления".

Вот что рассказывает Николай Шамара:

- ...Иву Анатольевну Воронину я знаю давно, с двухтысячного года. Мы вместе работали в торговом порту. Она была финансовым директором предприятия по производству пищевых добавок для птицефабрик, а я - экспедитором. Отношения у нас были тогда очень теплые, доверительные. Потом я уволился... Увлекся игрой на "Форексе" через Интернет. Смысл игры прост: вы покупаете валюту подешевле, продаете подороже, курс колеблется относительно доллара.

Существует специальная программа, позволяющая предугадывать колебания, предсказывать их с определенной точностью - и, в зависимости от прогноза, продавать или покупать.

...Где-то в конце 2003 года я случайно встретил Иву Анатольевну. Разговорились. Она сказала, что больше не работает в порту, что у нее свой бизнес, а я ей - про "Форекс". Она очень заинтересовалась этой темой. У нее экономическое образование, она знает, как обращаться с деньгами... Про "Форекс" она уже слышала: и про то, что это возможность хорошо заработать в довольно короткий срок, и про большие риски...

Я предложил встретиться, чтобы поговорить, обещал ее проконсультировать. О том, чтобы вместе работать, речи не шло. Я просто объяснил, как и что делаю, и сказал, что, если это интересно, можно попробовать вложить средства. У меня своих больших денег не было.

Через некоторое время мы снова встретились, я принес книги, журналы, опять обо всем подробно рассказал, она взяла некоторые книги домой... Потом была пауза. Она посоветовалась со своими знакомыми банкирами, наводила справки по разным каналам - ей советовали быть очень осторожной, т.к. в этом деле существует вероятность больших потерь. Но она... как бы это помягче выразиться... очень авантюрного склада, и жажда быстрой прибыли для нее оказалась превыше сознания опасности. Она изъявила желание работать со мной по принципу: и риск, и прибыль делим пополам.

В технические подробности она вникать не хотела. Сказала, что принцип ей ясен: два шага вперед - шаг назад, прибыль без убытка невозможна. Она это понимала. И предложила дать мне денег под расписку. Еще и посмеялась: мол, это пустая формальность. Дескать, к ней многие обращаются за деньгами. А расписка - так, чтоб она знала, какая сумма у меня.

"Пиши на какой угодно срок. Эта расписка для бандитов, в суд я с ней не пойду".

Тогда я думал, что это шутка.

Написал я ей четыре расписки: на $50.000, $15.000, $100.000 и $40.000. Теперь я понимаю, что отнесся к ним легкомысленно. Но у нас с Ивой Анатольевной были такие хорошие отношения!

Первую расписку я дал сроком на три месяца... Когда срок подошел, она мне ее не вернула, а просто дала деньги по-новой, и я опять написал... Поначалу дела у нас шли неплохо. Временных рамок мы себе не ставили, о снятии прибыли не договаривались... Периодически Ива Анатольевна выкраивала время для встреч, узнавала как чего...

Последнюю сумму я получил от нее в конце 2004 года. Договорились, что встретимся в январе-феврале, но она мне не звонила, я был занят - так что на связь с ней вышел только в начале марта. Тогда, помните, в Индонезии было землетрясение, цунами... Я знал, что Воронина любит отдыхать в теплых странах, и забеспокоился... Она сказала, что потеряла номер моего телефона (я его, кстати, не менял - и в расписках указывал реальный адрес).

Поговорили - нормально, мило. Никаких претензий ко мне она не высказывала, предложила встретиться после праздников. 11 марта она позвонила сама. Опять нормально поговорили, она назначила время - а встречались мы всегда в кафе кинотеатра "Заря". Единственное, что было необычным: она несколько раз уточняла, не опоздаю ли я. Хотя я вообще никогда серьезно не опаздывал, а чаще - ждал ее.

11-го я тоже приехал первым. В восемь вечера. Занял правый столик у входа в "Зарю". Жду. Минут через десять она подъехала, села за столик... Я только начал объяснять текущую ситуацию, как подошел Адамович. Он и раньше приезжал с Ворониной, она представляла его как своего охранника, называла "Сашей"...

В разговорах он не участвовал, мы с ней всегда общались наедине. А тут он подсел за наш столик. При постороннем человеке обсуждать финансовые дела я не хотел. Отвечал уклончиво и собирался вообще оборвать разговор, как вдруг Ива Анатольевна стала сокрушаться: мол, рассчитывала к этому времени получить солидную прибыль, а я, дескать, куда-то пропал...

"Я тебя искала, а ты сейчас приходишь и говоришь, что дела у нас не очень хороши..."

И все это при Саше.

Я молчу. А Воронина распалилась, кричит на весь зал, люди за соседними столиками на нас оборачиваются. И тут выступил Адамович. Дескать, Ива ему должна.

"Я понятия не имел, что ты мои деньги отдала какому-то человеку, который их крутит, а ты на них еще и зарабатываешь. Почему ты мне об этом не сказала?!" И мне говорит: "Ива мне должна $120.000. Ты сейчас поедешь со мной и напишешь на эту сумму расписку на мое имя".

Я, естественно, возмутился: "Я тебя впервые вижу, никаких денег у тебя не брал. Ива Анатольевна, почему этот человек мне предъявляет требования?! Почему вы мне не сказали про эти деньги?!! Я не понимаю, чего он от меня хочет. Скажите ему!"

А она: "Не твое дело. Подымайся и езжай с ним, куда он скажет".

Я оставался сидеть. Тогда Адамович сделал знак рукой. Вошли три человека, встали вокруг. Все было очень быстро. Я продолжал говорить с Ивой Анатольевной - она не слушала. Я взял с вешалки свое пальто и сказал, что никуда не поеду. Тогда меня просто выпихнули на улицу. Прямо ко входу резко подъехала машина "БМВ", меня затолкали на заднее сиденье, двое сели по бокам, Адамович - спереди, Воронина - в свой джип, и мы поехали.

Тут есть еще один нюанс: еще в кафе Адамович сказал, что он сотрудник милиции и покрутил у меня перед носом каким-то удостоверением. Поэтому я только тогда сообразил, что это бандиты, когда мы свернули на Колоскова и поехали мимо "Вавилона" на Донского.

- Куда мы едем?

- А ты еще не догнал? Щас все увидишь - и все поймешь, - и они рассмеялись. - Короче, ты должен мне $170.000 и $30.000 - ребятам за работу (это сказал уже Адамович).

...Мы ехали по Горной, мимо юридического института, через двухъярусный мост, на Портовую, потом до заправки - и к воротам "Совтрансавто". По дороге меня спрашивали, почему скрывался, почему пытался "кинуть" Воронину...

"Мы тебя поймали, теперь тебе крышка!"

Я сидел молча.

К "Совтрансавто" подъехала еще одна машина и джип Ворониной. Меня вытащили, повели в сауну, наверх. Там - рядом - спортзал с тренажерами. У меня забрали все вещи, ключи от машины, документы, кошелек, сняли часы и перстень. Начали избивать. По лицу потекла кровь. Народу было много: Адамович, Воронина и еще четверо.

Я пытался вразумить Иву: "Подождите, я сейчас вам все объясню, я докажу, что не украл эти деньги!"

Но мне, под угрозой ножа, велели раздеться... Я начал умолять Воронину остановить этот ужас: "Ива, успокой их! Что они делают?! Не нужно этого делать, я на все согласен!"

Она же, наоборот, еще и подзадоривала бандитов: "Давайте, давайте, накажите его! Мне нужны деньги срочно!"

Адамович был очень возбужден, кричал: "Хватит с ним разговаривать! Бесполезно!.. Ты все равно деньги отдашь, а мы тебя проучим!"

...Били ногами, пытали электрошоком. Адамович грозил меня изнасиловать. Я понял, что глумиться будут до конца, и уже просто кричал: "Сколько вы хотите денег? Я все отдам!"

- Ты нас обманешь! Ты скрывался, а теперь хочешь, чтоб мы тебе поверили?!

...Адамовичу надоело, что я пытаюсь прикрыться руками. Он дал команду: связать. Связали, продолжили экзекуцию. Ива наблюдала и подзуживала "мальчиков". Я уже был согласен на все. Сумма роли не играла.

- Сколько?!!

- Пятьсот двадцать тысяч долларов.

Я и на десять миллионов подписался бы, только чтоб они перестали меня пытать.

- Деньги нужны завтра до обеда.

- Но это невозможно! Это технически невозможно, хоть убейте!

- Ладно, пусть будет до шести вечера в субботу.

...За связанные руки меня подвесили на турник. Адамович бил ногами. Потом отошел шагов на пять и с размаху бросил мне в голову электрошокер. Попал около виска, мгновенно вскочила огромная шишка, из рассеченной кожи ручьем хлынула кровь.

Это его вроде бы отрезвило. Меня оставили висеть на турнике, а Адамович с Ивой вышли. Пообещав, что скоро вернутся... Меня отвязали, провели в туалет, чтобы умылся. Потом я сидел со связанными руками. Мне сказали, чтобы я "не делал глупостей", если хочу вернуться к жене и детям. Одному из моих охранников позвонили - из разговора я понял, что бандиты забрали мой "Мерседес".

Адамович и Ива приехали где-то в два ночи. Немного успокоившиеся, подвыпившие. Продолжился разговор о том, где я завтра буду искать деньги. Пришлось сказать, что у меня на торговом счете "Форекса" есть $370.000, но ни проверить эту информацию, ни снять деньги в субботу нереально.

- Значит, будешь с нами сидеть, пока мы не получим этих денег! - сказал Адамович.

Кстати, Адамович, не стесняясь, называл фамилию Филипченко (Николай Филипченко - сотрудник УФСБ по Калининградской области в звании капитана, - прим. авт.), говорил, что это "серьезная поддержка", так что мне лучше не рыпаться.

В три часа ночи мне позволили сделать один звонок домой, успокоить жену. Но телефон был в руках Адамовича: "Не вздумай позвать на помощь! Скажи нормальным голосом, что задержался по делам и будешь в субботу вечером". Я так и сделал.

Через час Адамович с Ворониной уехали. Со мной осталось еще пять человек. В семь утра они звонили Адамовичу, но он не брал трубку. Тогда меня посадили в "БМВ", и мы поехали сначала в Балтрайон (бандиты переговорили с кем-то из своих), а потом на ул. Ульяны Громовой, к Ворониной. Подождали. Вышел Адамович.

- Деньги будем переводить попозже. А сейчас надо с ребятами рассчитаться, отдать им $30.000, - это он мне говорит, - а дальше будем разбираться. Думай, где возьмешь деньги!

Я позвонил своему товарищу, валютчику, попросил $30.000 в долг. Он: "Не проблема, подъезжай, дам!"

А у меня шишка расползлась на пол-лица, глаз стал заплывать. Адамович говорит: "С таким лицом мы тебя никуда не отпустим. За деньгами пойду я. По записке. Звони. Скажи, что от тебя придет человек".

Я позвонил. Товарищ начал задавать мне разные вопросы, Адамович нашептывал ответы: мол, приехать не могу, нахожусь за городом, деньги нужны срочно... Товарищ что-то заподозрил.

- Деньги немаленькие, отдавать кому-то не хочу. Где ты?

- Перезвоню.

...Адамович долго упирался, потом сказал: "Ладно, пойдешь сам. Но мы пойдем с тобой. Одного не отпустим".

Приехали к обменному пункту. Адамович меня проинструктировал: "Не надейся, что удастся сбежать. Сразу схватим, увезем, больше тебя никто не увидит".

...Товарищ меня увидел и обалдел: "Что у тебя с лицом?! Кто эти люди?!"

Адамович сказал, что я ему должен деньги, а они срочно нужны. Товарищ говорит мне: "Я вижу, в каком ты состоянии. Я не знал, что ты кому-то должен, впервые об этом слышу. Но, согласись, при таком раскладе дать тебе деньги просто так я не могу, сумма крупная, нужен залог".

Я сказал, что отдам в залог машину жены - "БМВ".

Поехали ко мне домой, на Театральную. Позвонили жене, чтобы она вынесла ключи от машины и гаража. Она вынесла. Поехали, забрали машину, к гаражу подъехал мой товарищ, показал, на какую стоянку поставить "БМВ". Адамович с ним разговаривал. Вернулся недовольный: "Он что-то мутит, заподозрил. Дает деньги только в том случае, если мы тебя отпустим и ты сядешь в его машину. Это нереально".

Все это время Адамович общался по телефону с человеком, которого называл Колей. Тот ему давал указания и советовал почаще менять телефон. У Адамовича была целая пригоршня sim-карт. Сделает два звонка - и "симку" выбрасывает...

Уехали.

Когда сделка не состоялась, "БМВ" забрал один из бандитов. Позвонил я еще одному человеку, но тот отказал - денег не было.

Около двенадцати Адамович начал нервничать: "Люди меня напрягают (а ему постоянно звонили). Ты обещал, что до обеда деньги найдешь. Сколько у тебя дома? Надо дать людям, которые делали работу, чтоб успокоились".

- $1.500 дома.

- Ну, ладно.

...Позвонила Воронина, сказала, чтоб мы приехали к ней домой, и с ее компьютера я сделал перевод денег.

Зашли. До этого я у нее ни разу дома не был. Она показала компьютер, дала карточку - специально купила для Интернета... Адамович чувствовал себя свободно. Пошел, переоделся. Было ясно, что он там живет.

Я закрыл торговый счет - все оттуда надо было перевести на счет Ворониной в "Альфа-банке". Сказал, что деньги поступят только в пятницу.

Адамович: "Ничего страшного, поедем ко мне в Гусев, там посидишь недельку, пока денежки не поступят. Даже не надейся, никто тебя сейчас отпускать не собирается".

Но он уже немного успокоился, и когда мы поехали ко мне домой за деньгами, позволил встретиться и коротко поговорить с женой. Зрелище, конечно, было еще то: у меня все лицо синее, пальто в крови, по бокам стоят двое... Но ей к тому времени уже позвонил мой товарищ-валютчик, подготовил...

Я сказал, мол, не переживай, все будет нормально. Адамович забрал у нее $1.500, меня увели.

...Деньги он передал одному из своих, Шимченку. Потом позвонил "Коле", Ворониной, отчитался, сказал, что собирается уезжать в Гусев.... И еще сказал Ворониной, чтобы она приезжала в условленное место часа через три.

За город мы поехали вчетвером: я, Адамович, Кастеров и Тулюсев. Адамович все время опасался, что кто-то стукнет в милицию...

Когда я увидел, что мы едем не в Гусев, а по Зеленоградской дороге, и услышал, что Адамович назначает Ворониной встречу через три часа, понял: от меня собираются избавляться. Они добились, чего хотели: машины забрали, вроде бы получился денежный перевод - естественно, надо было решать, что со мной делать. Отпускать? Это было бы глупо: я сразу пошел бы в милицию, я мог опознать всех участников, побывал в квартире у Ворониной... их бы вычислили в два счета.

Адамович - человек умный. Ясно, что все варианты им просчитывались до конца. Меня оставалось только устранить. И чем дальше мы уезжали от города, тем меньше у меня было шансов на спасение. Что я мог? Выпрыгнуть на ходу из машины? После двух бессонных ночей, голодный, побитый?..

Честно говоря, я уже ни на что не надеялся. Но тут кто-то - Тюлюсев или Кастеров - попросил Адамовича остановиться перекусить. Заехали в "Домик в деревне" в поселке Моршанское. В кафе никого не было. Сели, заказали еду. Тут зашли какие-то граждане, тоже сделали заказ... А потом забежали люди в масках, всех положили на пол.

- Кто потерпевший?!

- Я.

Меня вытащили. Адамовича, Тюлюсева и Кастерова оставили. Тут же сотрудник УБОПа взял с меня показания, все записал.

...В Моршанском просидели до позднего вечера. Потом нас повезли в Гурьевск. Всю ночь я провел в дежурной части милиции, туда же свозили всех участников организованной преступной группы (ОПГ) из Калининграда. И Воронину тоже. Позвонили моей жене, она приехала...

Только к четырем часам на следующий день удалось попасть домой - и тут же вызвали обратно, в Гурьевскую прокуратуру. Часов восемь-десять (до двух часов ночи, а потом с десяти утра до шести вечера) длилась очная ставка с Ворониной. Она была с адвокатом. Ничего не признавала: "Я к этим делам отношения не имею. Это проблема Шамары и Адамовича. Шамара, возможно, должен Адамовичу деньги".

В 18.00 ее повели в суд - а на следующий день я узнал, что суд отпустил ее под подписку о невыезде. И что вообще в СИЗО посадили только четверых. Адамовича судья тоже потребовал освободить, остальные проходят по делу свидетелями. Смирнов, который сидел за рулем автомобиля, когда меня похищали... Кастеров, который стерег меня весь день...

Я спрашиваю следователя: "Почему?!"

Он: "Сложно доказать. Не хватает улик, чтобы всех провести как соучастников".

Но особенно меня возмутило то, что на свободе осталась Воронина. Мне сказали: "Не переживай, она тебе ничего не сделает, ей о себе надо думать".

..."Коля", который курировал все действия Адамовича, тоже остался как бы не при делах. А мне уже были подозрительные звонки, за мной устраивали слежку на автомобиле, какие-то люди под разными предлогами пытались проникнуть в мою квартиру... Воронина - женщина без тормозов. Она на все способна. Рассчитывать на то, что она будет себя контролировать и рассуждать логически, я бы не стал...

Я написал жалобы в прокуратуру и в областной суд. Указал, что к моему похищению причастен офицер ФСБ Николай Филипченко.

Меня вызвали в Гурьевскую прокуратуру, и там, в кабинете районного прокурора, состоялся очень странный разговор. Неожиданный. Прокурор сказал, чтобы я очень хорошо подумал, прежде чем указывать имя и фамилию сотрудника ФСБ:

"Это не от тебя идет, жалоба не тобой написана, ты ее просто подписал. Не лезь в межведомственные разборки - можешь попасть под жернова. Дай показания, кто тебя информировал о Филипченко, кто консультировал, кто подсказал подавать жалобы. Если ты будешь молчать - никаких действий по твоему делу не будет. Надо очень хорошо подумать и выбрать, НА ЧЬЕЙ ТЫ СТОРОНЕ... Мы делаем все, что ты просишь. Но "закрыть" Воронину материала не хватает. И потом, ты же ей деньги должен... Ты ее деньги потратил, кинул ее..."

После таких разговоров я перестал доверять прокуратуре. Я к следователю ездил, как на работу, в течение двух-трех недель. Без всяких повесток. Он мне звонил на мобильник и говорил, когда удобно ему. А теперь получается: кто потерпевший? Воронина? В эту сторону разворачивается дело?!

Воронина, кстати, уже написала на меня заявление в Октябрьский РОВД - о том, что я смошенничал, обманул ее, не плачу деньги по долговым распискам. Меня в Октябрьский РОВД вызывали, я давал пояснения. А гурьевский прокурор был в курсе моих показаний. Так и спросил: "Что ты наплел в Октябрьском?"

...Сейчас дело передано в областную прокуратуру. Туда меня еще не вызывали. И на жалобу мою со стороны областного прокурора не было никакой реакции.

(Неудивительно. В контексте событий. Сотрудники ФСБ всячески пытаются "загасить" неприятную для них историю. А сделать это можно только одним способом: объявить признание Адамовича "вырванным" у него под пытками, а Шамару... обвинить в том, что он столь изощренно уклоняется от уплаты долгов Ворониной. И что вообще его никто не похищал, не удерживал против его воли, не бил, не мучил, не вымогал у него денег... это, дескать, все Шамара придумал. Убоповцы подсказали. Свидетелей-то нет! В смысле, прямых - тех, кто видел, как истязали Шамару, но сами в этом не участвовали.

Наверное, для "заинтересованных лиц" было бы еще лучше, если б Шамара исчез. Нет потерпевшего - развалится и уголовное дело. Не для того ли оставили на свободе Воронину и еще четырех членов ОПГ - дабы они "решили проблему"? - прим. авт.)

...Страшно. Очень страшно. Сотрудники Федеральной службы безопасности России (!) "крышуют" бандитов! (Осталось только дополнить аббревиатуру ФСБ еще одной буковкой "б"? Федеральная служба безопасности бандитов? Точнее будет. Ближе к "теме".) Преуспевающая бизнес-вумен любуется тем, как на ее глазах бьют привязанного к турнику парня, с которым она, по его же словам, не так давно была в очень доверительных отношениях... А потом уезжает - отдохнуть и поужинать, оставляя его окровавленного, раздетого, в обществе мучителей...

Приятель-валютчик, видя Шамару - мягко говоря, в странном состоянии и окружении - требует с него залог (сумма-то крупная!), а когда "сделка" расстраивается, спокойно уезжает. Не пытается выручить, не кричит, не зовет на помощь, не бежит в милицию - нет. Просто забирает свои тридцать "штук" баксов... и звонит жене друга. Предупредить, что тот "крупно вляпался".

Адамович и Ко свободно перемещаются по городу, таская за собой измочаленную жертву, и знают, прекрасно знают: никто не вступится... А если бы удалось довести замысел до конца и грохнуть Шамару где-нибудь за Моршанском - НИКТО: ни приятель-валютчик, ни случайные свидетели - не поспешил бы давать показания. У каждого - свои трудности... Вон и прокурор интересуется у потерпевшего, на чьей тот стороне - имея в виду УБОП и ФСБ. Точнее, их противостояние.

Хотя... "сторон" нет - есть закон и беззаконие. (О добре и зле мы уже и не говорим. Как поется в модной песенке: борьба добра со злом - это всего лишь борьба бобра с козлом. Трави бобров!) Вот и получается, что настоящая "крыша" любого бандита - не ФСБ (силовая "кровля" тоже может "протечь") - а всеобщий наш пофигизм. Мы боимся "чужих проблем", боимся (или нам просто лениво) защитить того, кто в этом явно нуждается - а в итоге сами оказываемся беззащитными. Причем в масштабах глобальных. А это уже почти Апокалипсис.

Ю. СЕРГЕЕВА


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля