Новые колёса

МАФИОЗИ В ГАЛСТУКАХ.
Полиция “крышует” чиновников-воров

Директор строительной фирмы “Строй-регион” Роман Виницкий родился и живёт в Гвардейске. Поэтому, когда правительство решило привести в порядок больницу в соседнем посёлке Знаменск, сразу вызвался помочь. Конечно, не бесплатно (он всё-таки не олигарх), но цену на аукционе снизил максимально - с 46 до 30 млн. рублей.

- Я сам в этой больнице три раза лежал с воспалением лёгких, - с улыбкой вспоминает Роман. - И все три раза меня не долечивали. Думал, если там всё отремонтирую, то людей начнут лечить нормально.

- За счёт чего вам удалось так снизить цену?

- Проект и сметы составлялись ещё в 2008 году. И за это время набежало много дефляторов (ценовые индексы на товары и услуги). Поэтому мы смело снизились на эту сумму...

13 июля 2012 года был подписан договор подряда, и “Строй-регион” приступил к работам.

За свои деньги

Роман Винницкий

Больница в Знаменске представляет собой трёхэтажное немецкое здание с подвалом. Общая площадь - примерно 1.300 “квадратов”. За год предстояло сделать полную реконструкцию: заменить все коммуникации, капитально отремонтировать фасад и помещения... В смету входила даже закупка мебели и медицинского оборудования.

- По проекту весь третий этаж должен был состоять из комнат, - говорит Роман. - От нас требовалось только сделать в них отделку. Но когда мы туда зашли, то увидели, что там нет даже перекрытий сверху. Голая кровля!

Завезли балки, утеплили и обшили крышу, поставили перегородки... Эти и многие другие дополнительные работы мы сделали за свой счёт, потратив в сумме более 2-х млн. рублей.

Да, с точки зрения бизнеса это выглядит странно, но мы хотели зарекомендовать себя добросовестным подрядчиком, чтобы в дальнейшем рассчитывать на новые контракты.

Блатная фирма

- Когда стали отбивать внутри старую штукатурку, она полетела вместе с кирпичами, - продолжает Роман. - На потолке была немецкая дранка. Поэтому мы предложили обшить стены и потолок гипсоплитой - без повышения цены. Хотя эти работы на 15% дороже.

Ещё в смете значились двери из OSB. За эти же деньги мы посоветовали установить пластиковые - как во всех нормальных больницах. Главврач (заказчик работ) согласился и письменно утвердил все изменения.

По срокам мы укладывались без проблем. Оплата шла по факту выполненных работ. Сделали часть - заказчик и технадзор проверяют и отвозят документы в областной ОКС (отдел капитального строительства). Там бумаги подписывают и передают на оплату в казначейство.

Когда дошли до вентиляции, ведущий инженер ОКСа по надзору за строительством Сергей Телевной (сейчас его уже уволили) мне сказал: “Ты должен пригласить нашу организацию”.

А мне какая разница? Что я сам субподрядчика буду нанимать, что ОКС своего пришлёт... Главное, чтобы тот всё сделал качественно и уложился в смету (на установку “вентоборудования” было отведено более 4 млн. рублей).

В итоге вентиляцию монтировала фирма от ОКСа. Правда, потом мне выдали новый проект вентиляции по подвалу. Пришлось нанимать своих “вентиляторщиков” и всё переделывать.

Встал в позу

- Пока велась реконструкция, в больнице поменялись три главврача, а в ОКСе - три начальника, - сетует Роман. - И у всех были свои “хотелки”. Одному подавай пластиковые подоконники, другому - деревянные. Одним - металлические трубы, другим - металлопластиковые...

Но главная проблема всплыла в марте 2013 года, когда все работы были практически завершены. Выяснилось, что заказчик (больница) и заказчик-застройщик (ОКС) не зарегистрировали объект в службе ГАСН (государственной инспекции архитектурно-строительного надзора). Хотя они должны были это сделать в течение пяти дней после подписания контракта. А если нет регистрации в ГАСН, подрядчик не может ввести объект в эксплуатацию.

К тому же из-за перепланировки требовалось внести коррективы в проект. Это обязанность заказчика, но дополнительные расходы никто брать на себя не захотел. И началась “котовасия” - ты, мол, доделывай, а мы потом заплатим...

Тут уж я встал в позу: “Заплатите мне за выполненные работы, и тогда продолжу”.

Купил мебель

- В результате “Строй-регион” приостановил работы и в письменном виде уведомил об этом заказчика.

- На объект приехал вице-премьер областного правительства Алексей Силанов. Спрашивает: “В чём проблема?”

Я объяснил, что нам не платят, потому что не принимают пластиковые подоконники и двери. Новый начальник технадзора заявил: “Мы вам не подпишем”. Мол, идите туда, не знаю куда, и сделайте то, не знаю, что...

Хотя все пересогласования у меня имеются.

Я сказал Силанову, что как только нам заплатят за выполненные работы, мы в течение десяти дней завезём всю медицинскую мебель, и больница может начинать работу.

После этого мне заплатили 360 тысяч, хотя должны были полтора миллиона. Я слетал в Питер, закупил всю мебель (столы, кровати, тумбочки). Всего - на 1,3 млн. рублей. Занесли её в больницу, принесли документы на оплату... Опять не платят! Говорят: “Мебель надо расставить”.

Опять приехал Силанов. Пригрозил всем чиновникам устроить субботник...

Серые кардиналы

- Кто конкретно тормозил оплату?

- В ОКСе есть два “серых кардинала”. Начальство меняется, а они остаются. Это первый заместитель директора Владимир Клюйко и главный инженер Александр Яковлев.

Когда пришёл нынешний и.о. министра строительства Амир Кушхов, он уже взял ручку, чтобы подписать нам акты... Но ему что-то шепнули, и он ручку отложил. Что ему там шепчут - я не знаю. Но знаю, что у Клюйко и Яковлева были свои виды на этот объект...

В итоге мебель мы расставили. Главврач подписал акт приёма-передачи. А ОКС опять не подписывает!

Я говорю: “Ребята, ну теперь я точно не буду продолжать работы. Оплатите мне мебель!”

В ОКСе стали делать какие-то свои сметы. Насчитали, будто я не поставил подоконники, не поставил двери, не сделал стены... И предъявили мне смету, по которой нам оплачено даже на 5 млн. рублей больше!

В мае 2014 года (спустя почти год после того, как объект должен быть сдан) ко мне пришёл человек от главы Гвардейского района Александра Торбы и предложил поставить своего подрядчика, который доделает оставшиеся работы и погасит нам долги.

Я согласился.

Этот подрядчик поехал в ОКС. И уж не знаю, что ему там сказали, но... он отказался работать на этом объекте! А спустя четыре дня меня вызвали в ОКС и заявляют:

- У нас есть подрядчик, который всё доделает.

- Хорошо, - говорю я. - А мои деньги за мебель?

- Он вам отдаст, - заверили в ОКСе.

Я в это время уже на других объектах работал, - поясняет Роман. - Поэтому согласился.

Украли деньги

Амир Кушхов

- 2 июня мы подписали договор субподряда с неким ООО “Тех­Эксперт” (именно эту фирму ОКС сосватал “Строй-региону”). По этому соглашению срок выполнения работ “ТехЭкспертом” был со 2 июля по 2 сентября 2014 года. А через неделю мне звонит главврач больницы Михаил Кораблёв и говорит:

- Меня попросили подписать твою мебель на оплату “Тех­Эксперту”.

То есть деньги за мебель перечислили не моей фирме “Строй-регион”, а сторонней организации (“Тех­Эксперт”).

- Это же преступление! - изумился я.

- Понимаю, - ответил Кораблёв. - Но я ездил в областной минздрав, и мне там дали добро...

- В результате “ТехЭксперту” перевели деньги за купленную мною мебель, - возмущается Роман. - Причём не 1,3 млн. рублей (как просил я), а 1,7 млн. рублей! Плюс - 300 тысяч за работы, которая тоже выполнила наша фирма. По сути “Тех­Эксперт” не сделал ничего, но деньги из областного бюджета получил.

- По договору все работы у “Тех­Эксперта” должен был принимать генподрядчик. То есть “Строй-регион”, - добавляет адвокат Романа - Максим Буравцов. - Минуя “Строй-регион”, оплата производиться не могла.

Начали пугать

- Тут дело вот в чём, - раскрывает тайну Роман. - Договор субподряда был подписан в трёх экземплярах. И так получилось, что два экземпляра остались у меня. Потом мне позвонили из ОКСа и говорят: “Ром, привези договоры”. Мол, срочно надо копию сделать...

Я отдал им один экземпляр, а про третий они забыли. И через два дня после этого я узнаю, что “ТехЭксперту” перевели мои деньги.

Звоню заму директора ОКСа Клюйко - он говорит: “Никому ничего не платили”.

Больница на ремонте

Я приезжаю к нему и показываю платёжку и свой экземпляр договора, согласно которому все расчёты ведутся только через “Строй-регион”. Налицо - хищение бюджетных денег!

У Клюйко глаза округлились. Он явно испугался. За такие дела можно ведь и под суд пойти.

Меня стали умолять переподписать этот договор задним числом и внести туда пункт о том, что субподрядчик вправе сам сдавать акты и принимать оплату.

Я им говорю: “Вы что, издеваетесь?! Вы меня катаете, как маленького ребёнка!” Посторонним людям заплатили за мою мебель, а я должен с этим смириться?

И тогда меня начали пугать. Клюйко прямо сказал:

- Роман, на тебя лежит коробка (компромат), и она может уйти в УБЭП. Поэтому подумай. В любое время дня и ночи приезжай переподписать договор, и тогда всё будет хорошо...

Я отказался. И через две недели меня вызывают в УБЭП. Возбудили на меня уголовное дело по ст.159 УК РФ (мошенничество). Якобы в больнице имело место хищение дизель-генератора и “вентоборудования”. При том, что объект не завершён!

Суть в том, что главврач отказался принять это оборудование на ответственное хранение. Поэтому я отвёз его на свой склад, где за его сохранность можно не переживать. Всё-таки я за него отвечаю. Оно там хранится - забирайте в любой момент.

Пытались надавить

- А ещё через две недели УБЭП завёл уголовное дело на мою жену-домохозяйку! - восклицает Роман. - Якобы в 2008 году она незаконно получила субсидию на покупку квартиры...

Понятно, что это не просто совпадение. Шесть лет мы жили спокойно, и вдруг на нас завели сразу два уголовных дела!

- Расчёт был на то, что Роман испугается и сам придёт переподписать договор, - поясняет адвокат Виницкого. - Но не вышло. Ближе к концу 2014 года они поняли, что надавить не получается. И решили расторгать договор через арбитражный суд. Заказчик подал иск о том, что работы выполнены только на 24 млн. рублей. Мы пытаемся доказать, что, как минимум, на 26 млн. рублей. По крайней мере, мебель не оплачена...

- Хорошо ещё, я не стал завозить в больницу новый стоматологиче­ский набор, - вставляет Роман. - Он стоил 300 тысяч рублей, и уже два года хранится у меня на складе. А то и его бы оплатили не нам, а какой-то “левой” фирме.

- Судебная тяжба длится почти год, - возвращается к теме адвокат. - За это время мы не раз заявляли ходатайства судье о помощи в сборе доказательств. Но она категорически отказывала - сами, мол, ищите. Складывается впечатление, что на неё тоже оказывается давление.

Однако пока судья была в отпуске, нам удалось получить из следственного комитета справку, которая подтверждает, что больница и ОКС подписали, а казначейство оплатило “Тех­Эксперту” выполненные нами работы на те самые 2 млн. рублей. Причём, задним числом! В документах на оплату проставлена дата ДО подписания договора субподряда!

Подписали противозаконный документ Кораблёв, Кушхов, ведущий инженер ОКСа Олег Туркин и директор “ТехЭксперта” Елена Цуркан. И казначейство сразу оплатило. Хотя у нас придиралось к каждой букве!

Просто смешно

- К тому же справка из следственного комитета подтверждает, что работы по больнице выполнены на 100%, - говорит адвокат Виницкого. - В суде мы заявили, что готовы пойти на мировое соглашение и ввести объект в эксплуатацию, если нам вернут деньги (в общем, небольшую сумму). Но больнице это не надо. Ведь всё уже сделано и с февраля 2014 года учреждение работает.

Отремонтированная больница

- Мы предлагали: отдайте нам хотя бы 800 тысяч за мебель, мы сдадим объект и разойдёмся с миром, - уточняет Роман. - Но “включить заднюю” они уже не могут. Да и главврачу Кораблёву это не надо. На базе больницы он хочет создать хоспис. А это другие требования и новая реконструкция.

- На последнем заседании судья пыталась выяснить, на каком основании деньги перевели напрямую “ТехЭксперту”, - говорит адвокат. - Представитель больницы на этот вопрос не отреагировал. А представитель ОКСа заявил, что якобы “Тех­Эксперт” бегал за “Строй-регионом” с актами выполненных работ, а тот их не подписывал. Поэтому, мол, они пришли к нам, “нам их стало жалко”, и мы подписали... Ну, это просто смешно!

- Без нашей подписи и без нашей приёмки работ субподрядчик не имел права ничего получать, - добавляет Роман. - Вдумайтесь: на этом объекте у меня было пять субподрядчиков (сантехники, штукатуры и прочие). Сегодня им заплатят напрямую, а завтра от меня, как генподрядчика, потребуют исправлять некачественные работы. И вообще, какие отношения могут быть у ОКСа и заказчика с моим субподрядчиком?

Замести следы

- Ситуация сейчас такая, - резюмирует Роман Виницкий. - Всего работ оплачено на 27,5 млн. рублей. Из них 24,2 млн. получили мы, 2 млн. - “Тех­Эксперт” и ещё 1,3 млн. ушли неизвестно кому. То есть в сумме мимо “Строй-региона” незаконно увели по меньшей мере 3,3 млн. рублей.

Немалые деньги. И из-за них у чиновников сейчас горит одно место. Они пытаются замести следы. А для этого им нужно срочно расторгнуть договор с нами.

- В феврале 2015 года мы обратились в региональное УМВД с заявлением о том, что мошенническим путём были похищены 2 млн. рублей (про 1,3 млн. мы тогда ещё не знали), - говорит адвокат. - Но никакой реакции от УМВД не последовало. Получается, идёт укрывательство преступления.

Мы обратились в прокуратуру. И заместитель прокурора Калинин­градской области А. Грицаенко отправил нашу жалобу в УМВД - то есть в тот орган, действия которого мы обжаловали. Прокурор Калининградской области С. Табельский признал, что Грицаенко поступил неправильно. Но судьба заявления так до сих пор и неизвестна.

Угрозы УБЭПа

- Что касается уголовных дел, - продолжает адвокат, - по супруге Романа Виницкого разбирательство длилось почти год. По истечении года следователям УМВД пришлось бы ехать в Москву и просить это дело продлить. Но там бы вряд ли на такое согласились. Поэтому следователи переквалифицировали уголовное дело на ту статью, сроки давности по которой вышли, и предложили нам его закрыть.

Мы отказались, поскольку это действие не является реабилитирующим, и мы не сможем потом подать жалобу.

Тогда полицейский следователь отправил нас к и.о. начальника 4-го отдела СУ УМВД по Калининграду С.А. Иванову. И тот стал угрожать, что заведёт на Романа второе уголовное дело. Обвинит, что при покупке квартиры он не заплатил за неё продавцу.

Но надавить на нас у Иванова не получилось. И тогда в УБЭПе поступили по-другому: вызвали супругу Романа - якобы забрать документы. И следователь Валентин Марамыгин спрашивает:

- Как вы смотрите на то, если уголовное дело против вас будет прекращено?

Супруга, естественно, ответила:

- Я не возражаю.

- Тогда подпишите эту бумажку, - подсунул ей Марамыгин.

Творится беспредел

- Уголовное дело в отношении Романа Виницкого тоже длилось почти год, - поясняет адвокат. - И следователи, чтобы не продлевать, приостановили его - до момента, когда произойдёт расторжение контракта. Причём Романа об этом не уведомили.

- Ситуация настолько далеко зашла в тупик, что мы уже не знаем, куда обращаться, - качает головой Роман.

- После этой истории вы продолжаете заниматься строительным бизнесом?

- Да. В 2013 году мы отремонтировали 3 км дороги в Знаменске. Контракт был на 90 млн. рублей. Всё введено в эксплуатацию и хорошо работает. А сейчас строю многоквартирные дома. Только уже не “Строй-регионом”, а другой компанией. Хотя фирма была с хорошей репутацией. Но эти суды...

- Сейчас региональный минздрав подал иск на “Строй-регион”, - говорит адвокат. - И требует взыскать 26 млн. рублей штрафов и неустоек по тому контракту.

- Это больше, чем мы получили! - усмехается Роман. - Вот так давление на бизнес и идёт... Только недавно президент Путин обратил внимание, что из 100 тысяч уголовных дел до суда доходит только 30%. И там лишь 15% признают виновными... Однако невиновные лишаются бизнеса - их покусали, раздербанили и выкинули.

Хорошо, у меня есть возможность нанять адвоката и отбиваться. А чиновники-то судятся за бюджетный счёт. То есть за мои налоги меня же и судят!

Творится беспредел. Получается, я откат не заплатил, но чиновники сами взяли своё. А мне - за то, что такой непокорный - треплют сейчас нервы, разоряют мою фирму, уничтожают бизнес. У них для этого все возможности есть. Чиновникам платят зарплату и премиальные за эту работу.

- Стало быть, сделать откат вам всё-таки предлагали?

- Конечно, это было... И наличные деньги за мебель мне предлагали - лишь бы переподписал договор “Тех­Эксперту”. Но мы на это не пошли, опасаясь подставы. А согласился бы - сейчас сидел не здесь, а в другом месте...

А. МАЛИНОВСКИЙ


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля