Новые колёса

Кровавый ужин в Двориках.
Сын с матерью разрубили соседа на куски — тут же на кухонном столе…

...Истории страшнее я еще не слыхала. Романы Стивена Кинга, всякие там "безнадеги" да "гиблые места" - всего лишь детские кошмарики по сравнению с тем, что происходит в небольшом поселке Дворики Зеленоградского района. Реально.
Полтора года назад у жительницы этого поселка Светланы Ивановны Герасимовой пропала 27-летняя дочь Наталья.
- Последний раз, - говорит Светлана Ивановна, - я видела ее одиннадцатого октября 2003 года. Наташа жила со своим гражданским мужем Виктором Шинкаревым там же, в Двориках. Вот она ко мне забежала, то да се, а потом сказала: "Мы с Витей придем к тебе на мой день рождения". Это двадцатого октября. Я плечами пожала: хорошо, мол. И она ушла. Было два часа дня. А вечером пришел Виктор: "Тетя Света, Наташа у вас?" - "Нет".
...Я, честно говоря, за нее не очень беспокоилась. Наташа часто и надолго уезжала в Калининград (там она и на стройке работала, и торговала). И погулять любила. И выпить тоже. Забеспокоилась я потом, когда узнала: Виктор нашел Наташу у Морозовых. Будто бы она отправилась за водой к колодцу, а к Морозовым заглянула стрельнуть сигарету. А у тех была попойка, Наталья и осталась. Потом там были какие-то крики, Наталья бегала по соседям, искала йод и зеленку - Андрей Морозов побил сожителя свой матери, Сторчевого.
Пырнул ножом девять раз...
...Семья Морозовых большая. Живут они в восьмиквартирном доме, - занимают весь второй этаж. Одна квартира - Любы Морозовой, другая, дверь в дверь, ее сожителя Анатолия Сторчевого. У Любы двое детей: Марченко Влад, ему года 33-34, и Андрей Морозов, лет 20-25-ти. Еще те ребята... Влад свою первую жену, беременную, бил. Они с матерью ее постоянно голодом морили. У меня дочка Вита живет с ними через стенку, так сколько раз было: Вита выходит, а эта бедняжка сидит на дровах и плачет: "Есть хочу. Они мне ничего не дают".
Вита ее много раз кормила. Потом девчонка эта родила. От ребенка вроде бы отказалась, а к Владу не вернулась. Он сошелся с соседкой, Аленой Ситниковой - и потом ее убил. Ножом на ленточки порезал. Отсидел три года - будто бы убийство совершил на почве ревности. Мол, с другим застал - вот и не сдержался. Пырнул ножом девять раз...
Отрубленная рука у порога
Потом у Влада появилась Ольга Пахущих - в поселке ее называют Олесей. Когда все это с моей Натальей происходило, Олеся была беременна. Сейчас у них ребенок.
...Младший сын, Андрей Морозов, в поселке тоже хорошо известен. И воровством занимался: по огородам шарился, коров со двора сводил - и младшего Шинкарева ножом порезал... А то еще в поселке говорят, будто Андрей Морозов порешил Гену Гудниченко, жителя наших же Двориков. Тот лет шесть назад пропал без вести. Никто его особо не искал, никому он был не нужен. Ну, пропал... Мало ли, дескать, где человек может болтаться!..
А слухи ходят, что Морозов его убил, а потом они с матерью труп на кухне на куски разрубили и выносили в мешках по ночам. Собака отрубленную руку прямо к их порогу притащила... Но милиция заниматься этим делом не стала. Вот такое семейство.
"Заткнись, стерва..."
...Виктор Шинкарев говорит, что когда в тот проклятущий день Сторчевого побили, Морозиха пошла утешать сожителя. А Влад, Андрей, Олеся, Наташа и Виктор остались в квартире Морозовых. Андрей дал пятьдесят рублей, Наташка купила самогонки, потом взяли еще полторашку водки...
А потом Шинкарев не понял, что случилось: ему вдруг налили полный стакан водки, он его хлопнул, Влад пошел провожать его до остановки... а очнулся Виктор почему-то в канаве. Наташу он больше не видел. Домой она не вернулась. А соседи слышали, что в одиннадцатом часу вечера в квартире Морозовых раздались какие-то не то хлопки, не то выстрелы, потом - отчаянный женский крик, а потом мужской голос: "Заткнись, стерва, а то и тебя это ждет!"
...Утром я пошла к Морозовым: "Где Наталья?"
- Она ушла. Наверное, в Калининград уехала.
- Как она могла уехать? На ней кроссовки были рваные, а Витя говорит, она ничего из вещей не забирала.
- Ничего не знаем. Ушла.
Жахнул в живот, кишки наружу...
А через три дня Морозовы сделали в квартире ремонт. Люба зовет мою дочку Виту: "Зайди, глянь, как у нас стало!" Вита зашла - и интересуется: "А что это у вас за крики были?"
- Ничего у нас не было.
...Еще через некоторое время Андрей Морозов убил Сторчевого. Зарядил ружье гвоздями и жахнул в живот. Разнес так, что все кишки наружу вылезли. Люба Морозова и Катя - сожительница Андрея - кое-как обмотали Сторчевого простынкой и вызвали "скорую". И попытались сказать, что-де его где-то на краю села из-за ворованного янтаря подстрелили, и он таким пришел.
Врач "скорой" только рукой махнул: "Да вы что?! Он с таким ранением и трех шагов бы не сделал. И полоса за ним кровавая тянулась бы в полметра шириной!.."
Андрея взяли.
"Вы нам уже надоели..."
Тем временем мы подали в милицию заявление - чтобы Наталью искали. У нас брать его не хотели: мол, живая она, гуляет. Потом все-таки приняли, велели фотографию принести...
Морозовы нас откровенно избегали. Иду, бывало, по улице. Навстречу мне - Люба. Видит меня, отворачивается - или вообще за угол прячется.
Ольгу спрашиваю: "Где Наташка?" Ольга: "Ой, отстаньте. Ушла она. А вы нам уже надоели".
...Наташа не появилась ни на свой день рождения, ни на день рождения отца - 23 октября. Не приехала она и на день рождения Пети, ее сына - он у нас живет. Ни разу за все это время не было, чтоб она его не поздравила!
А по поселку слух пошел, что Наталью убили.
Пальцев нет, голова набок
Я - к Морозовым. Влад мне говорит: "Тетя Света, она через два года явится, чего вы переживаете!"
А ночью мне вдруг снится сон: приходит моя Наталья, мертвая, вся уже опухшая, все прямо течет с нее, пальцев нет, голова набок... Я кричу: "Наташа!" А она смотрит на меня, разворачивается и уходит...
Я утром - в милицию. Там от меня отмахиваются: "Господи! Нам еще снов ваших выслушивать не хватало! Вы все время думаете об этом, вот вам и снятся ужасы всякие!"
Но, видимо, достала я следователя. Андрей Морозов в СИЗО ждал суда. Следователь Олейник из Зеленоградской прокуратуры распорядился: "Давайте сюда Андрея!" Завели его в камеру, посадили за стол, я - напротив. "Где, - говорю, - Наташка?" А он нагло так ухмыляется: "Ищите. Может, найдете". Я так и вскипела: "Все знают, кто вы с братом такие! Вы Гудниченко убили! И еще одного - труп в сено спрятали и подожгли. Сена десять тонн сгорело, а труп остался!"
Тот сидит, улыбается.
"Она рядом закопана..."
...Так прошло около года. Андрей Морозов был в тюрьме. Мать его, Люба (она инвалид по зрению), совсем ослепла. Надо было везти ее на свидание к Андрею, а Влад с Олесей запили и не повезли. Она на них разобиделась. Возьми мне, да и брякни: мол, было что-то там. БЫЛО. Поутру - 12 октября 2003 года - у Влада с Олеськой лица были перепуганные. А соседка сказала, что Влад ночью огород копал. А мы с дочкой Витой ходили к одной ясновидящей. Она так зевнула, задумалась и говорит: "Наташа, там и осталась, она оттуда не ушла".
"Там" - это у Морозовых?
Были мы и у гадалки. Та тоже сказала: "Не ищите. Она убита и рядом с вами закопана. Убивали и светленький, и темненький, и женщина ядовитая".
Ну, как по писаному про Андрея Морозова и Влада с Олеськой!
"Я с ним спала!"
Я опять к следователю. "Вы же понимаете, - говорю, - они ее убили!"
Поехали мы к Наташиной подруге. Та подтвердила, что, если бы Наталья была жива, она бы уже сто раз объявилась дома. Потом Олейник вызвал к себе мою дочь Виту - та ему заново рассказала все, что слышала через стенку.
А ночью - вижу сон. Сидит Наталья у порога и ямку в земле ладонью заравнивает. "Ты умеешь?" - спрашиваю. А она говорит: "Я все умею". И исчезает. Было это четырнадцатого сентября 2004 года. А буквально на следующий день смотрю: стоит машина следователя. Он мне только рукой махнул: "Я к вам зайду, зайду". И уехал.
И тут же Влад с Олесей собираются и уезжают, а Морозова кричит: "Я их выгнала!" (Она невестку терпеть не может.) И вдруг говорит: "У нас следователь был. Сказал, чтоб мы убийство вашей Наташки валили на Сторчевого. А я не позволю, я с ним спала!"
"Поцелуй меня в ж..."
Встречаю Влада с Олеськой. Идут по дороге, целуются. Я к ним: "Куда Наташку дели?" Влад мне: "Поцелуй меня в ж... - и хлопает себя по заду. - Иди, рой свою Наташку". И рукой показывает в поле.
А скоро забирают Влада в прокуратуру. Будто бы привозят туда и Андрея - чтобы братья договорились и все валили на мертвого Сторчевого.
8 октября приезжает в Дворики милиция. Привозят Андрея Морозова, он ведет всю толпу в поле. За сенокосом у Виты роют землю и находят мою Наташеньку. Руки как кисель, глаза провалились - ну точно как во сне она ко мне приходила...
Труп на полу
Одиннадцатого октября везут меня на опознание. И следователь Олейник говорит:
"Дело ваше длилось долго, но теперь оно закрыто. Наталью убил Сторчевой, а он мертв. Андрей Морозов дал показания, что заснул пьяный, а проснулся от глухого стука. Вышел в коридор и увидел на полу труп Натальи с раскроенным черепом, а рядом - Сторчевого с топором в руках. Тот ему сказал: "Иди отсюда, а то и тебя убью!"
Морозов испугался и скрылся у себя в комнате. А через некоторое время, услышав, что хлопнула входная дверь, прокрался на улицу и проследил, куда пошел Сторчевой - с Натальей на плече и с лопатой в руке. О том, что случилось и где Сторчевой закопал убитую, Морозов никому не рассказывал, потому что боялся: Сторчевой всю семью держал в страхе и грозился Андрея убить, если тот станет "болтать лишнее". А теперь Сторчевой умер - и Морозов написал явку с повинной".
- Да вы что?! Да Андрей с Владом Сторчевого сами били по десять раз на дню! У него нос был сплющен, он ходить не мог - весь подпрыгивал. Андрей залезал на второй этаж, ногой выбивал окно в его квартире, влезал и молотил его в кровь - это все в Двориках знают! Да Сторчевой три килограмма в руках бы не удержал - куда ему Наталью на одном плече нести!
А следователь Олейник спокойно так: "Дело закрыто".
"Я знаю, как ментов дурить"
Через некоторое время Олеся с Владом вернулись домой. И вот как-то ночью Олеся, пьяная, стала колотить в стенку моей Вите. Та вызвала милицию. Милиция не приехала, а Олеся кричала: "Тебя ждет то же самое, что и твою проститутку!"
Утром скандал продолжился. И вдруг Олеся завопила:
"Все! Не могу больше это держать в себе! Убил Наташку Андрей Морозов. Сначала он ей прокусил щеку, потом прострелил гвоздями ногу, да так, что полстены разнес. Я гвозди у нее из ноги доставала. Потом я пошла Наташку провожать до дверей, а Андрей ходил в кладовку мочиться. Вышел, схватил Наташку обеими руками, затащил в кладовку и там ее убивал. Я закрыла уши руками и закричала... А ночью мы ее закопали на поле. Втроем: я, Влад и Андрей. А потом я убирала дома, чтобы не было никаких следов".
...За это признание Влад порезал Олесе руку. Следователь Олейник твердит: "Дело закрыто, убил Сторчевой".
А Андрей в тюрьме пишет прошения, чтоб ему срок скостили: дескать, он убил сожителя матери за то, что тот над ней издевался. Заступился, мол.
А Влад вообще ходит и посмеивается: "Ничего вы не добьетесь. Я знаю, как ментов дурить надо".
В селе убить можно любого
...Вот такая история. И весь этот кромешный ужас творится не где-то на обочине цивилизации, а в нескольких десятках километров от Зеленоградска. Практически в курортной зоне. В Европе, с позволения сказать.
А сколько по Калининградской области таких Двориков? Там нет закона, нет морали - есть только водка и право сильного. Убить можно любого. Убийство никого уже не удивляет. Селяне абсолютно спокойно перечисляют соседские "подвиги".
Этот забил до смерти жену, а потом всунул ее в петлю - типа повесилась... У этих ребенок умер от голода - и вся деревня знала, что его морят. Голодный ребенок сначала истошно кричал, потом плакал, потом тихонечко скулил, потом - постанывал... и отдал Богу свою бесприютную душу, и никто за него не вступился. Некогда было: пили...
Здесь сын запорол отца, там - отец сына...
Великовозрастный детина трахает собственную мать - и выбил ей все зубы, чтобы не сопротивлялась...
Пятилетняя дочка "обслуживает" отца...
Беременная женщина замывает следы крови и помогает закапывать труп...
Это все - наша деревня. Которая пьет так, что реальность становится страшнее самых диких галлюцинаций. И ни красивые слова о "возрождении села", ни деньги, которые чиновники с завидной регулярностью вбухивают в то самое виртуальное "возрождение", ситуации не изменят. Есть только один выход: оградить тех, кто еще не спился, от остальных. И свято блюсти принцип: вор должен сидеть в тюрьме. А убийца - тем паче.
Но... блюсти его некому. У ментов и прокуроров сегодня другие принципы: они от дел отпихиваются. И убийца им милее потерпевших. С убийцей можно договориться - к обоюдной пользе и удовольствию. А от назойливых "терпил" сплошная головная боль. Да и жалобы в различные инстанции.
Вот и Герасимова требует возобновить уголовное дело по факту убийства ее дочери - потому что иначе Андрей Морозов через пару лет выпорхнет на волю белым лебедем... и снова будет убивать. Только теперь он постарается делать это без свидетелей. Или, по крайней мере, не оставлять очевидцев в живых.
А что? Следаков бы это очень устроило. Нет свидетелей - не найдется и тело. А нет тела - нет и дела. Это ведь избитая истина. Точнее, усопшая правда.
Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля