Новые колёса

КОНВЕЙЕР СМЕРТИ.
ВИЧ-зэки обречены мучительно и страшно умирать “на зоне”

О том, что происходит в “местах не столь отдалённых”, “НК” пишут часто. К неудовольствию Калининградского управления федеральной службы исполнения наказаний (УФСИН). Дескать, каждая наша публикация, в основе которой - письмо заключённого или обращение в газету его родных и близких, используется зэками для того, чтобы “жёстко воздействовать” на администрацию исправительной колонии (ИК). И это - в лучшем случае, а в худшем - якобы непосредственно ведёт к бунту!

С позицией сотрудников УФСИН мы не согласны (и неодно­кратно объясняли, почему). Хотя вынуждены с нею считаться: любая “зона” и впрямь существует в режиме “сухого сена”, готового полыхнуть от малейшей искры... Но! Не можем же мы игнорировать аргументы тех, кто эту самую “зону” топчет. Особенно, если речь идёт о жизни и смерти. В буквальном смысле этих слов.

Без права на жизнь

Жительница Калининграда Светлана Просвирина - председатель общественной региональной организации “Статус-плюс”, объединяющей ВИЧ-инфицированных.

Свою миссию организация видит в том, чтобы противодействовать распространению ВИЧ-инфекции в Калининградской области и помогать тем, кого затронула такая беда, как СПИД. Особенно, если они находятся в местах лишения свободы.

- Я сама ВИЧ-инфицирована уже 15 лет, - говорит Светлана. - Была судима. За что? Это, в сущности, неважно. Когда я имею дело с заключёнными, то не интересуюсь, кто по какой статье попал на “зону”. Надо исходить из буквы закона: если человек не приговорён к смертной казни (на которую у нас, кстати, до сих пор мораторий, - прим. авт.), он ИМЕЕТ ПРАВО ЖИТЬ. И это право, естественно, распространяется на ВИЧ-инфицированных.

У нас же в области это право нарушено. Причём, в масштабах катастрофических. В декабре 2010 года умер заключённый Олег У...инцев, в январе 2011-го - Дмитрий Б...ньков, Олег А...анасьев, Виктор Ш...рстнёв. В мае - Елена Г...ман, в июле - Игорь К...отов, Татьяна Б...былева... Все они были ВИЧ-инфицированы, и у всех - примерно одинаковые “сценарии смерти”.

“Сердечная недостаточность”

- Так, 20 мая Елена Г...ман, 1979 года рождения, была отправлена из ФКУ ИК №4, где отбывала наказание, в больницу №1 УФСИН при ФКУ ИК №8 (исправительная колония на проспекте Победы в Калинин­граде). Привезли её в жутчайшем состоянии. На “восьмёрке” она в течение нескольких часов впала в кому. На “скорой помощи” её отправили в ВИЧ-отделение областной инфекционной больницы. И там, не выходя их комы, она скончалась.

Игорь К...отов отбывал наказание в ФКУ ИК №9 (колония строгого режима на Советском проспекте в Калининграде). В апреле этого года пытался получить инвалидность. Пройти медицинскую комиссию ему не удалось: то ли анализов каких-то не хватило, то ли записей в карте. В июле гемоглобин у него снизился чуть ли не до нуля.

8 июля - в тот самый день, когда на “девятке” был с “ознакомительным визитом” губернатор Цуканов - К...отов упал посреди лагеря без сознания. Его поместили в стационар, там же, на “девятке”. Но помочь ничем не смогли, только продержали день в тяжелейшем состоянии. Затем на “скорой помощи” транспортировали в ВИЧ-отделение инфекционной больницы. Там он пролежал четыре дня, после чего его вывезли в больницу на “восьмёрке”. Там он и умер через несколько часов после прибытия. В свидетельстве о смерти в качестве причины фигурирует... сердечная недостаточность.

У девочек всё сгнило внутри

- В июле же в больницу на “восьмёрке” привезли Татьяну Б...былеву. Она провела там некоторое время, была транспортирована на “скорой помощи” в инфекционку, где и умерла через несколько часов.

А есть ещё и кандидаты в этот страшный список. Недавно на “восьмёрку” привезли молодого ВИЧ-инфицированного парня в критическом состоянии, две девочки есть очень тяжёлые...

Не так давно одна женщина, Л. Ст...огалёва, отбывающая наказание в колонии в Колосовке, пыталась через суд добиться медицинского обследования. В суде Московского района Калининграда ей отказали - представители колонии заявили, что она “ходит нормально, здоровая”.

А двум девушкам с тяжелейшим заболеванием внутренних органов (у них буквально сгнили и прямая кишка, и вся женская сфера). В суде Зеленоградского района отказали в досрочном освобождении по медицинским показаниям. Хотя обеих вывозили на приём к проктологу, и тот сказал, что требуется срочнейшая операция, и не факт, возьмутся ли за неё в Калининграде!

Даже кассационной коллегии областного суда было непонятно, чем руководствовались служители Фемиды в Зеленоградске, вынося такое решение. Дела девушек отправили на доследование. Но доживут ли девчонки до справедливого вердикта?! Они уже не могут сидеть, не могут ходить в туалет - девушки обречены умирать мучительной смертью на “зоне”.

Жонглируют трупами

- Возникает ощущение, что в отношении ВИЧ-инфицированных проводится своего рода политика: дескать, зачем их лечить. Пусть умирают.

Люди “доходят” на зоне. Когда падают - и администрации становится понятно, что вот-вот настанет “время че”, - их свозят в колонию-”восьмёрку”. А затем - в инфекционку. А лечебные учреждения не спасают больных, а лишь “жонглируют трупами”. Перекидывают безнадёжных “вичей” друг другу, дабы не портить статистику.

Нет, конечно, есть и объективные причины: штатный состав исполнительной системы не укомплектован врачами-инфекционистами. На 400 ВИЧ-инфицированных заключённых янтарного рая сегодня приходится ОДИН врач-инфекционист! Она физически не успевает отреагировать на многочисленные обращения - не говоря уже о постоянном медицин­ском наблюдении, которое требуется КАЖДОМУ больному.

Вроде бы руководство УФСИН прилагает усилия к тому, чтобы найти работников, однако... никто не хочет. Мы сами пытались привлечь специалиста из центра по профилактике и лечению СПИД, но дальше одного визита врача в колонию дело не продвинулось. Женщина-доктор сказала: “Мне муж не разрешает работать с заключёнными”.

Кровавая жатва

- У нас есть сомнения и в том, насколько качественно лечат ВИЧ-инфицированных с “зоны” в инфекционной больнице. Это касается не только Калининградской области. За последний год в местах лишения свободы в целом по России смертность возросла на 6 процентов. 4.423 человека - вот итог “кровавой жатвы”-2010. А начальник управления Генеральной прокуратуры РФ заявил, что причины роста смертности - использование медицинского оборудования и лекарств с истекшим сроком годности и несвоевременное оказание медицинской помощи.

Да, лекарства, блокирующие развитие ВИЧ-инфекции, дорогие. Сейчас они есть в наличии, но в будущем вполне может возникнуть искушение не тратить их на заключённых. Так это или нет в нашем регионе - должны разбираться компетентные органы. Но это никого не волнует. Лекарств для лечения сопутствующих заболеваний (сердечно-сосудистых, гепатита “С” и других) нет и в помине. Если ты, упаси Господи, заболел и у тебя нет родственников, которые помогут - ты обречён!

И вот итог - смерть за смертью. ВИЧ-инфицированные в ужасе. А очередной больной, которого забирают в инфекционку, уверен: его везут на смерть.

Цирроз печени

- Сейчас в санчасти на “восьмёрке” лежит мой муж, Алексей Николаевич Федотов, - говорит калинин­градка Алёна Федотова. - Не так давно его лечили в больнице “на свободе”. Он ВИЧ-инфицирован. У него цирроз печени, был отёк живота - как беременность выглядело. Ему согнали жидкость, он вернулся на “зону” с нормальными анализами.

Потом его состояние ухудшилось. Анализы будто бы показали, что у него пневмония. Ему сделали укол антибиотика - и он рухнул посреди кабинета. То ли аллергия, то ли ещё что, до сих пор неизвестно. Он так и лежит на “восьмёрке”.

Я спрашиваю у начальника санчасти, что можно сделать. Она пожимает плечами: “Не знаю. Специалиста нет. Вашему мужу здесь не место”. А где ему место?! На кладбище?! Там уже много таких. Но он ведь ещё жив, его ещё можно спасти!

Мне ответили, что у него обострились хронические заболевания, намекнули, что возникли проблемы с сердцем... Готовится почва для очередной “сердечной недостаточности”?

Свиданий мне с ним не дают. Выписки из медицинской карты не делают. Ссылаются на “врачебную тайну”, как будто я, его законная жена и представитель, не в курсе диагноза!

От пули в затылок

- ВИЧ-инфицированные осуждённые, - продолжает Светлана Просвирина, - пишут жалобы в различные инстанции. Но получают ответ, что в результате проверок (если таковые вообще проводились) НАРУШЕНИЙ НЕ ВЫЯВЛЕНО... Есть только мёртвые... Их гораздо больше, чем в списке, составленном “Статус-плюс”. Которых, очевидно, будет становиться всё больше. И которые никоим образом не будут являться наглядным “свидетельством катастрофы”. Ибо причину смерти каждого аккуратно “замаскируют”... под ту же “сердечную недостаточность”. Очень удобный диагноз. Его, кстати, активно ставили жертвам ГУЛАГа, умирающим и от истощения, и от пули в затылок...

P.S. Если руководство УФСИН решит прокомментировать данную ситуацию - мы готовы предоставить газетную площадь. Но, на наш взгляд, главное, что сейчас нужно сделать - это прервать череду смертей. Или УФСИН де-юре следит за исполнением наказания - а де-факто подменяет собой Страшный Суд, лишая жизни тех, кто по закону лишён только свободы?

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля