Новые колёса

КИЛЛЕРУ ОБЕЩАЛИ 100 ТЫСЯЧ РУБЛЕЙ за убийство директора “Фольксваген-центра”

“Заказное” убийство - почти всегда стопроцентный “глухарь”. Но год назад в Калининграде случилась настоящая сенсация.

Инструктаж бандита

2 июня 2009 года было совершено покушение на Виктора Посаднева, директора калининградского “Фольксваген-центра”. Убийством оно не стало лишь потому, что “жертва” повела себя нетипично. Вместо того, чтобы покорно принять в себя пули и успокоиться навеки, Посаднев - раненый! - вступил с киллером в схватку. А затем с помощью проезжавших мимо знакомых скрутил “стрелка” и сдал его в милицию.

Наёмный убийца недолго отмалчивался. Так что вскоре всплыл целый ряд подозреваемых, и в первую очередь - Михаил Слюсарь. Персона в узких кругах - почти легендарная. Бывший сотрудник СОБРа, оперативник УБОП УВД Калинин­градской области, майор милиции, неоднократно принимавший участие в командировках в Чечню и имеющий боевые награды. Человек, который профессионально считал, что стрельба - лучший способ передачи мыслей на расстояние.

Неудивительно, что его имя (тогда ещё действующего сотрудника УБОПа) связывали с убийством калининград­ского предпринимателя Панченко. Будто бы он, Слюсарь, заявился к партнёрам уже покойного Панченко и “дружески” посоветовал: “Вы не шумите. Гуню хотели только попугать, но случайно застрелили”.

Потом был ещё один сомнительный эпизод: якобы в ходе расследования деяний банды некоего криминального авторитета по кличке Гитлер сначала всплыла, а потом исчезла (прямо из УВД) весьма любопытная запись телефонного разговора. Будто бы на ней было зафиксировано, как Слюсарь инструктирует одного из бандитов...

Зловещее молчание

После увольнения из органов Михаил Слюсарь устроился работать начальником службы безопасности калининградского “Мерседес-центра” на Московском проспекте - и стал фактически правой рукой владельца и директора этого предприятия Виктора Александровича Захарова.

За всё время следствия хозяин “Мерседес-центра” Захаров никак не прокомментировал случившееся, не сделал официального заявления. Ну, что он и его компания не причастны, не участвовали, и вообще - выражают искреннее негодование по поводу случившегося..

Известно, что “Фольксваген-центр” и его директор Виктор Посаднев давно были как кость в горле у “Мерседес-центра”. Сотрудники Посаднева занимались не только техническим обслуживанием “Фолькс­вагенов”, но и “Мерседесов”, ремонтом, доставкой запчастей - и это, конечно же, не вызывало восторга у г-на Захарова.

Безусловно, сейчас мы не утверждаем, что это он “заказал” Посаднева своей “правой руке”. Но нас настораживает, например, что за всё время следствия г-н Захаров НИКАК не прокомментировал случившееся, не сделал официального заявления. Ну, что он и его компания не причастны, не участвовали, и вообще - выражают искреннее негодование по поводу случившегося, сочувствуют Посадневу и его близким. Нет. Захаров даже не попытался объясниться с Посадневым - ну, по-человечески что ли.

Конечно, де-юре Захаров сегодня абсолютно чист. Но де-факто... его молчание зловеще и многозначительно. “Красноречивое молчание”, говорят в таких случаях. Впрочем, об этом позже.

Прокурор-освободитель

Через несколько дней после покушения Слюсарь был задержан и находился под стражей год. Кроме него, в СИЗО содержались остальные члены группы: “стрелок” Иванов, помощник “стрелка” Кувенев и посредник между исполнителями и организатором Василий Галанов.

Следственное управление СКП по крупицам собирало доказательства вины всей четвёрки - и сведения, которые позволили бы изобличить “заказчика”. Но... Галанов - единственный, кто напрямую общался с организатором и знал “заказчика” - неожиданно повесился в камере. Точнее, был обнаружен повесившимся (а это далеко не всегда одно и то же). Иванов - “стрелок”, подписавший “досудебное соглашение о сотрудничестве”, был выведен в отдельное производство и осуждён.

Слюсарь и Кувенев тоже готовились предстать перед судом - и даже заявили ходатайство, чтобы их дело рассматривали присяжные. Однако... обвинительное заключение НЕ БЫЛО УТВЕРЖДЕНО прокурором Калининградской области. Ему - Алексею Самсонову! - показалось, что в материалах уголовного дела НЕДОСТАТОЧНО доказательств. Хотя данное обстоятельство прокуроров по нынешним временам смущает редко. А в “НК” обращаются десятки людей, убеждённых в том, что их родных и близких осудили ВООБЩЕ без доказательств!

А раз прокурор не подписал обвинительное заключение, то Слюсаря выпустили на свободу. Ибо прошли все предельные сроки содержания человека под стражей без предъявления ему обвинительного заключения.

“Сенсации века” - раскрытого заказного преступления - не получилось. Хотя вроде бы имелись все предпосылки: и взятый с поличным “стрелок”, и его пособник, и посредник, и организатор - вся цепочка задержана. Есть мотив (в смысле, кому выгодно), есть доказательная база - та самая, которую прокурор области счёл слабой и неубедительной...

Так что же сумели “собрать” сотрудники правоохранительных органов - и что в итоге не устроило прокурора?

Мы предлагаем нашим читателям материал для размышления: фрагменты уголовного дела. Судите сами, много или мало здесь доказательств. И делайте выводы.

Учился плохо, воровал...

Для удобства “работы с документами” мы развели их по нескольким “сюжетным линиям”.

Прокурор Самсонов не пустил в суд “дело о киллерах”

Первая, в сущности, самая простая и бесспорная: это “линия” стрелка, 31-летнего Евгения Владимировича Иванова. Взятый с поличным, он особенно не упирался. И интересны его показания не столько “доказательной базой”, сколько подробностями - простыми, как репа. И жуткими.

Этот “киллер” - не Леон из элегантного французского кино. И даже коронная фраза “Ничего личного” - не из его лексикона. Всё здесь примитивнее, грубее - и от этого особенно страшно. Потому что таких Ивановых, готовых “завалить” кого угодно за три копейки - чтобы затем пропить-прожрать деньги и “купить” пару-тройку девиц “нетяжёлого поведения” - легион. Они - то самое “пушечное мясо”, которым пользуются “заказчики”. Остающиеся в тени...

Итак, на первом допросе Иванов сообщил:

“Родных у меня нет. Мама пила, нигде не работала, её лишили родительских прав. Она умерла в 1995 году, отец уехал в Карелию, когда я был маленьким, и больше я его не видел. У меня была родная сестра, которая погибла.

С детства у меня были проблемы с речью, слухом и зрением, из-за чего меня поместили в специальный интернат для детей со слабо развитой речью в городе Порхове Псковской области. Там я находился с 7 до 16 лет. Учился плохо, воровал”.

Резчик по дереву

“По окончании интерната вернулся в Калининград. Воспитатель интерната, которая приехала вместе со мной, устроила меня в ПТУ №5. Проживать я стал в комнате коммунальной квартиры по ул. Черепичной, которую получил по решению суда (раньше эта квартира принадлежала моим родителям). По окончании ПТУ я получил специальность “резчик по дереву”. Был призван в армию - служил в вой­сках ПВО в Мамоново.

После армии пошёл работать на стройку, но не официально.

В 2003 году меня осудили за совершение квартирной кражи. Мне не хватало денег, поэтому я пошёл на преступление вместе со своими знакомыми. Наказание отбывал в ИК-7 в Гвардейске”.

Говорить о чём-либо, имеющем отношение к неудавшемуся убийству Посаднева, на первом допросе Иванов отказался. Взял 51-ю статью Конституции.

Затем - на втором допросе - высказал версию о том, что-де Посаднев, проезжая мимо на машине, облил его, Иванова, и грубо оскорбил. И он-де так возмутился, что решил застрелить обидчика.

Но... парень с такой жизненной историей, как у Иванова, “геройствует”, как правило, недолго. За ним никто не стоит - и он это прекрасно знает. А значит, его единственный шанс - сотрудничество со следствием и “чистосердечное раскаяние”. Готовность к которому Иванов и продемонстрировал, уже на следующем допросе.

“Завалить человека”

Евгений Иванов рассказал:

- Впервые разговор о совершении убийства человека “по найму” состоялся между мной и Василием Галановым (тем самым, кто будет “найден” повесившимся в СИЗО, - прим. авт.) в конце марта - начале апреля 2009 года.

Василий позвонил мне на мобильный телефон, поинтересовался, дома ли я, сказал, что сейчас ко мне подъедет. Приехал, прошёл ко мне в комнату. Мы поговорили на бытовые темы, после чего Василий, как бы мимоходом, сказал мне, что у него есть работа. Как он выразился, “Завалить человека”. Т.е. совершить убийство. После этого Василий спросил у меня, согласен ли я в этом участвовать. На что я ответил, что не против.

Кого именно нужно убить, за что, когда и зачем, Василий мне в тот раз не сказал. Просто, как я понял, “прозондировал почву”...

Через несколько дней, вечером, Василий, предварительно позвонив мне на мобильный телефон, снова приехал ко мне. При этом в руках у него была картонная коробка из-под магнитолы “Пионер” с надписями на иностранном языке. Василий зашёл ко мне в комнату, после чего открыл боковую крышку коробки <...> Я заглянул в коробку и увидел пистолет чёрного цвета, цилиндрический глушитель чёрного цвета, а также патроны россыпью в прозрачном полиэтиленовом пакете

<...> Василий закрыл коробку и пояснил: “Пистолет для того дела, о котором мы с тобой говорили”.

Пистолет в тумбочке

- Василий попросил оставить пистолет на хранение у себя, на что я согласился. Через некоторое время Василий ушёл... Пистолет, глушитель и патроны я вытащил из коробки, завернул в отрезок тряпки (то ли бывшая простынь, то ли наволочка) белого цвета с изображением каких-то цветов. Завёрнутые пистолет, глушитель и патроны я положил в тумбочку, стоящую у меня в комнате...

Далее, в один из дней в конце апреля 2009 года, Василий <...> приехал ко мне вместе с Кувеневым. Расселись, поговорили на бытовые темы, после чего Василий спросил у нас обоих, согласны ли мы участвовать “в деле” <...>Мы сказали, что согласны. <...> Василий стал рассказывать детали предполагаемого преступления: какие-то люди пообещали заплатить за убийство человека 100.000 рублей.

По словам Василия, исполнитель - то есть человек, который непосредственно будет совершать убийство, - получит 100.000 рублей, а человек, который будет помогать - 10.000. Откуда Василий взял такие цифры, если, по его словам, нам дают всего 100.000 рублей, я так и не понял, но внимания на это не обратил.

Мы с Кувеневым стали возмущаться, почему обещают так мало, на что Василий ответил, что больше пока не дают. А потом, отвечая на вопрос о том, КТО должен нам заплатить, провёл указательным пальцем руки по плечу. Этот жест, распространённый в преступной среде, означает “Погон”. В криминальных кругах таким жестом обозначают сотрудников правоохранительных органов, чаще всего - милиции.

Я понял, что ему (Василию) предложил совершить убийство сотрудник милиции. Но больше о заказчике Василий ничего не говорил, а перешёл к описанию “объекта”, т.е. человека, которого нужно будет убить.

Слежка за “объектом”

- Он пояснил, что “объект” - директор “Фольксваген-центра”, ездит он на красном “Фольксваген-Туареге”, государственный регистрационный знак О 668 МУ/39. И это - вся информация. Кувенев стал возмущаться, спросил, “что это за х...ня” и как мы должны выполнять заказ с таким минимумом сведений. На что Василий сказал, что вычислять “объект” мы будем сами.

<...> Через пару дней после этого разговора в промежутке между 8.00 и 9.00 утра я прибыл на перекрёсток Московского и Гвардейского проспектов (приехал от своего дома на троллейбусе), встал на Москов­ском проспекте со стороны памятника “1200 гвардейцам” и дождался указанного Василием автомобиля. Я отметил, откуда проехал “объект”, позвонил Василию Галанову.

<...> В этот же день мы с Василием встретились в городе. Василий сказал, что мы будем вставать на перекрёсток по ходу движения “объекта” и следить, откуда и куда он сворачивает <...> После чего я в течение нескольких дней осуществлял слежку за объектом по перекрёсткам.

Второй раз я встал на пересечении Гвардейского проспекта и проспекта Мира, установив, что “объект” проехал мимо меня, следуя со стороны площади Победы. Поэтому в третий раз я стоял уже на площади Победы возле здания мэрии.

В третий раз “объект” проехал мимо меня, следуя со стороны улицы Гаражной мимо здания “Калининградского пассажа” через площадь Победы.

Четвёртый раз я встал на перекрёстке ул. Гаражной и ул. Озерова, недалеко от торгового центра “Мега”. В пятый раз - на пересечении ул. Озерова и ул. Горького, на автобусной остановке со стороны офиса фирмы “Петер-Стар”, где установил, что “объект” подъезжает, следуя по улице Горького.

“Глушить будем здесь”

- Все пять раз, как только “объект” проезжал мимо меня, я звонил со своего мобильного телефона Василию Галанову и докладывал о перемещениях “объекта” <...> В шестой раз я встал следить за “объектом” на пересечении ул. Горького и Первомайской. Однако около семи дней, в течение которых я каждое утро был на указанном месте, “объект” мимо меня так ни разу и не проехал.

Я поинтересовался у Василия, что происходит, на что тот ответил, что узнает и мне сообщит. Я продолжал по утрам стоять на пересечении ул. Горького и ул. Первомайской, и в один из дней этой недели мне позвонил Василий и сказал, что “объект” куда-то уехал на неделю и будет в понедельник. Об этом ему сообщил “заказчик”.

В понедельник объект действительно появился. Следить за ним мы поехали уже вдвоём с Василием. Тот высадил меня на перекрёстке ул. Горького и Первомайской, вблизи моста через железнодорожные пути, а сам встал возле супермаркета “Виктория” на пересечении ул. Горького и Гайдара.

В этот раз мы установили, что “объект” проехал мимо Василия, следуя по ул. Гайдара, свернул на ул. Горького и, соответственно, проехал мимо меня.

В следующий раз мы поехали выслеживать его уже втроём: я, Галанов и Кувенев (далее опять перечисляются перекрёстки, - прим. авт.).

Кувеневу удалось заметить, что “объект” выехал на ул. Колхозную из двора одного из домов, расположенных неподалёку от перекрёстка Колхозной и Герцена. Мы втроём сразу же проехали в указанный двор, огляделись, после чего Василий сказал: “Глушить будем здесь, место хорошее”.

Купил яблок и проституток

- Через какое-то время Василий, приехав ко мне домой, спросил, согласен ли я, что убийство непосредственно буду совершать я.

Я ответил, что согласен <...> Кувенев был в курсе того, что я буду стрелять, а он помогать.

После этого, по указанию Василия, мы дважды ездили в лесополосу в районе посёлка Мельниково Зеленоградского района, где пристреливали пистолет. <...> Помимо этого, у меня дома мы с Кувеневым с помощью дрели и напильника уменьшали диаметр гильз патронов, поскольку они не входили в обойму и в канал ствола пистолета.

<...> Мы определились, что стрелять в “объект” я буду, когда тот отведёт своего ребёнка в садик, и будет возвращаться к своему автомобилю.

<...> Василий дал нам указания: если меня задержат, я должен буду говорить что-то вроде того, что убить “объект” решил потому, что он меня облил, проезжая мимо, оскорбил и т.д. Говорить о “заказном” характере убийства, “сдавать” сообщников я не должен был, что в первое время после задержания и делал, но затем, осознав, что совершил преступление, раскаялся...

В один из вечеров Василий приехал к моему дому. Я вышел, сел в автомобиль Галанова, где на заднем сиденье уже находился Кувенев. Василий вытащил из кармана 10.000 рублей двумя купюрами, передал их мне, сказав, что это “задаток”. Кувеневу он дал около 3.000 рублей. Деньги я потратил сперва в продуктовом магазине (купил, как помню, в том числе яблоки). Остальные деньги тоже ушли на продукты питания и на услуги девушек “лёгкого поведения”.

Выстрел в спину

- 2 июля 2009 года около 8 часов утра Кувенев позвонил мне на мобильный телефон, сказав, что приехал к моему дому. Я оделся, взял пистолет, сразу же дослав патрон в патронник, чтобы не терять времени, когда буду стрелять в объект. Засунул пистолет за пояс джинсов под куртку и сел в таком виде в машину Кувенева. Мы поехали на улицу Колхозную, где Кувенев меня высадил и остался ждать, а я пошёл совершать убийство “объекта”.

Василию мы с утра не звонили. Я взял с собой муляж мобильного телефона, поскольку знал, что буду ждать во дворе, пока “объект” отведёт ребёнка в садик - и чтобы не выглядеть подозрительно, решил имитировать, что с кем-то разговариваю по мобильнику и поэтому хожу по двору.

<...>Увидев Посаднева, я пошёл ему навстречу. Вытащил из-за пояса пистолет и с расстояния 2-3 метров произвёл выстрел, целясь Посадневу в спину, после чего сразу же произвёл второй выстрел, целясь туда же.

Первым выстрелом я попал Посадневу в правую руку, вторая пуля, как я заметил, прошла по касательной в ту же руку Посаднева.

Увидев это, я попытался произвести третий выстрел, но в пистолете переклинило патрон. Посаднев это заметил, бросился ко мне, между нами произошла потасовка. Я выронил пистолет. Мы с Посадневым стали кататься по земле, борясь между собой. В это время подбежали ещё один или два мужчины, которые помогли Посадневу меня задержать и кто-то одел на меня наручники.

Восемь лет строгача

Иванов рассказал всё, что знал. Ну а далее - финал этой “сюжетной линии”: приговор Калининградского областного суда - 8 лет 2 месяца лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Отстрелялся Иванов - по крайней мере, на ближайшие годы.

(продолжение следует)


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля