Новые колёса

КАЗИНО, СТРИПТИЗ И МАФИЯ.
Ночной клуб “Шарм” взорвали после того, как там появился криминальный авторитет Саша Литовец

Трудно представить янтарный рай без увеселительных заведений. Калининград минувших лет (таких недавних - и таких далеких) прославился тем, что в короткий срок одолел путь от советской провинции до одной из четырех россий­ских игорных зон. А где вы видели Лас-Вегас (пусть даже балтийский) без ночной жизни и... криминала?

Наш собеседник - Александр Лопухин - стоял у истоков ночной жизни нашего города. Забавно, но факт: когда-то ее, ночной жизни, не было! Точнее, она сводилась к посиделкам на чьей-нибудь кухне и “полежалкам” в кровати.

Александр Лопухин и Катя Семёнова

А нынешние подростки даже представить себе не могут дискотеку, которая ЗАКАНЧИВАЛАСЬ бы в 23.00 - а не начиналась бы, как сегодня.

...Александр Лопухин в шоу-бизнес попал случайно.

- Я из семьи военнослужащих. Отец был военно-морским офицером. Я родился в Корсакове на Сахалине. Потом отца перевели. Советская гавань, Ванино, Владивосток, Новонежино... Москва.

В 1966 году отец демобилизовался. Мы переехали в Коломну, но у мамы начались проблемы со здоровьем. Врачи посоветовали поменять климат - и мы уехали в Нальчик. Там я окончил школу. Оттуда - поступил в Ленинград­ское ВВМУ имени Фрунзе, на III‑й (гидрографический) факультет. Но отучился только три года. Выяснилось, что не лежит душа к военной службе.

Забрали в армию. Срочную проходил в Севастополе, на яхте командующего Черноморским флотом Ховрина.

Кстати, это бывшая яхта “Авизо Хелло”, построенная еще до войны на кенигсбергской верфи специально для адмирала Карла фон Деница.

Я был командиром отделения рулевых сигнальщиков. Служба проходила интересно: парады, учения стран Варшавского Договора в Болгарии... Уволился в Севастополе. Устроился в морскую гидрофизическую службу. С 1973 года по 1991-й ходил в морские экспедиции, совершил две кругосветки. Дорос до старшего инженера. Закончил географический факультет Симферопольского университета.

А. Лопухин и А. Глызин

...Однажды в Гданьске мы получили на верфи новое гидрографическое судно. Должны были перегнать его в Севастополь, но прежде зашли в Балтийск. В числе специалистов, устанавливающих на судне новую аппаратуру, была Зоя Ефимовна Вайнер - племянница знаменитого писателя. Мы познакомились, но скоро я ушел на полгода в Индийский океан. Вернулся... и еще через три-четыре месяца мы сыграли свадьбу. Прожили вместе шесть лет. Наверное, жили бы и дольше, но в 1991 году ее родители предложили нам объединиться, поселиться в одной квартире. Мы согласились, но... отношения с ее родителями у меня не сложились... Мы развелись.

А тут рухнул СССР. Украинцы начали подтягивать гидрографиче­скую службу к присяге. Я отказался... Когда делал свой последний рейс в Сирию - мы там сами флаг с андреевским крестом шили, вручную... А тут одному моему знакомому, Жене Ардемасову, бывшему офицеру из Лиепаи, случилось сильно разбогатеть. И вот он решил построить в Калининграде казино. В Доме быта на улице Фрунзе был взят в аренду бывший демонстрационный зал (когда-то там проходили показы мод), уже переоборудованный под видеосалон. Было создано российско-латвий­ское СП “Балтринг” (его первый директор Мельников сейчас работает в “Вестере”) - и открыто казино “Ванда”. Третье в Калинин­граде - первым был “Лимон” в кинотеатре “Родина”, вторым - “Адеми” (“Балткомпани” на пароходе “Семен Буденный”), а уже вслед за “Вандой” открылись “Виктор” (в мотеле “Балтика” - просуществовало недолго), “Универсал”, “Калининград”... Потом - “Огни Сеула” на ул. Красной. (Его держал небезызвестный Гена Пак. Впрочем, казино это можно было назвать с большой натяжкой - так, три игровых стола в обеденном зале.)

Кёнигсберг. Офицерское казино (дом в центре) на Парадной площади. Здание не сохранилось. Ныне на этом месте стоит пятиэтажка на ул. Университетской. Фото 1930 года

Потом появился “Шарм”, потом - “Ольштын”, “Планета”, осенью 1999 года - “Монетный двор” (на московские деньги).

(Кстати, это значительно больше, чем в предвоенном Кенигсберге. Где гражданские в казино вообще не ходили, свято веря, что главное в жизни: умеренность, расчет и бережливость - совсем как Германн в пушкинской “Пиковой доме”. Казино были офицерскими - как, например, на Парадной площади напротив нынешнего университета, в бывшем Королевском зале, который выстроил еще русский генерал-губернатор Корф. Существовало также Саперное казино, где “ошибались один только раз” и офицеры, и солдаты. Плюс в войсковых частях имелись унтер-офицерские рулетки - для солдат и сержантского состава.

Гражданские лица предпочитали предаваться пороку созерцательно - в варьете. Тоже, кстати, немногочисленных. Даже ипподром в Кенигсберге делал основные деньги на приезжих!

...Желание получить все сразу, всего-то угадав верное число - очень русское желание. Отсюда и народная любовь к рулетке и игральным автоматам, - прим. авт.)

...Так вот, возвращаемся к открытию “Ванды”. Женя Ардемасов, зная, что я занимался в свое время восточными единоборствами и был чемпионом Черноморского флота по рукопашному бою, предложил мне возглавить охрану казино. У него возникла проблема. До меня начальником охраны был некий армянин, с которым Ардемасов познакомился в Ялте. Там случилась небольшая заварушка, местные хотели с Ардемасовым поговорить не по-детски, а этот армянин его защитил. Вот Женя его и забрал сюда, вместе с его людьми. А армянин тут устроил беду: подбил своих, те наехали на Женю и потребовали $1.000.000. Иначе, мол, взорвем казино.

...Я-то ничего этого еще не знал. Согласился, приехал в Калинин­град - и попал как будто на другую планету. Был август 1993 года. Жуткое время. Страшные бойни в казино. Было все: разборки, пьяные драки, выстрелы из газового пистолета в сторону кассы... Хохол-младший (Александр Белецкий) со своими выходками...

С армянами пришлось “решить запутки” радикальными методами. В день, когда они пригрозили взорвать “Ванду”, мы закрыли казино, отправили по домам всех крупье, я позвонил своему двоюродному брату Коле Шеремету - он служил в Калининградском ОМОНе... И его ребята стали приезжать на охрану казино повзводно. После работы. Прямо в форме.

...С армянами много было разговоров - пропали куда-то в итоге. Клиенты тоже были о-очень интересные. Казино ведь для совет­ского человека - загадка. Приезжали москвичи, питерцы... К игре относились очень серьезно. Но местные были куда более колоритными фигурами. Помню, был такой Петров - строил Берлинку. Тот подзывал охранника, давал ему ключи от своего джипа “Чероки” - и охранник приносил ему мешки (!) с деньгами.

Некоторые клиенты отдавали в залог золотые червонцы царской чеканки. Наш управляющий Лев Фридман - молодой человек из Екатеринбурга, в прошлом - манекенщик, в этом деле толк знал.

Вход был платным, стоил $2-$3. В казино были элитные столы - за право играть за ними в компании очень солидных людей нужно было заплатить $400. Это - минимальная сумма, на которую здесь выдавались фишки.

Люди играли почти круглосуточно. Перерыв в казино делался лишь с шести до десяти утра - на уборку. На первом этаже два венгра из Германии готовили невероятно вкусные блюда - правда, потом их вытеснили люди Зильбермана.

Кстати, в баре работал один такой, зильбермановский - Саша Сапожников. В прошлом - “сиделец”, абсолютно отвязанный... А в казино пригласили выступить певца Балабанова. Он был довольно известен в московских и питерских тусовочных кругах. Заплатили ему. Поставили - как он потребовал - пианино, хорошую аппаратуру. А он не явился. Послали за ним человека. Балабанов - пьяненький. “Я завтра могу выступить!” Его схватили за шиворот, привезли - а он так и не понял, что не надо бы выделываться. Встал в позу. И тут Сапожников - прямо на подиуме - ударил его в лицо. Выбил ему передние зубы. Балабанов упал, закричал, заплакал, как девушка. Уволокли. Отправили обратно в Москву. Без зубов.

Кёнигсберг. Сапёрное казино (дом слева) на Росгартенском рынке. Здание не сохранилось. Ныне на этом месте пустырь в начале ул. Фрунзе. Фото 1935 года

...Ну а я в “Ванде” проработал недолго. Так получилось, что один из соучредителей “Ванды” - Иван, муж чиновницы из мэрии Людмилы Васильевны Савиновой, получил серьезную травму, ему делали трепанацию черепа, жена возила его на операцию в Германию, но он - умер. Она осталась наследницей...

Есть такое понятие - “каунт”. Снятие суточного дохода в казино. Она хотела поставить на снятие “каунта” своего человека - ее отодвинули. Она испугалась, начала продавать свою долю... Любому, кто купит. А тут я познакомился с Александром Сурковым. Он - бывший курсант КВВМУ, на пару со своим другом Сергеем Куригой, тоже бывшим курсантом, они сначала возили минеральную воду из Польши в Ростов. Сделали на этом сумасшедшие деньги - и открыли в Калининграде ночной клуб “Шарм”. Арендовали в Доме офицеров спортзал - там постоянно проводили военные панихиды.

Стены сплошь закатали черным. Привезли из Германии (у них в соучредителях значились восточные немцы) пятерых художников-наркоманов. Дали каждому из них шприц с дозой. Те укололись. И их закрыли в зале на ночь. И оставили им лотки с красками. Утром пришли - и сами обалдели. Фантасмагория!..

Потолок в “Шарме” затянули разноцветной тканью, установили самую длинную в городе барную стойку...

Так вот, Сурков как-то пришел поиграть в “Ванду”. А у него из-под руки вдруг начали дергать фишки. Он возмутился. Стукнул. Его тоже стукнули. Я растащил. Сурков поблагодарил меня, этак с пафосом. И пригласил в свой ночной клуб. Я пришел - а у них аккурат в это время проблема. Рухнула конструкция, на которой висела аппаратура. Чуть людей в зале не поубивало.

Кёнигсберг. Унтер-офицерское казино в Баллите. Ныне военный городок “Первомайский” в конце улицы Горького. Фото 1940 года.

Сурков стоит, репу чешет: как сделать, чтобы все заработало?

Я все сделал: конструкцию опустил, завязал всю эту кухню, подняли - работает! Тут он и позвал меня к себе генеральным директором. На очень хорошие деньги.

...В “Шарме” сначала устраивали просто молодежные дискотеки. Человек пятьсот проходило за ночь. Билеты - дешевые. Начальником охраны работал бывший чемпион Европы по боксу. Карен Карапетян - он следил за тем, чтобы посетители особенно наркотой не баловались.

Помню, приходил на дискотеку Марк Борозна - тогда еще совсем молодой. Вечно его там били - очень уж был большим неформалом. В кепке, с серьгой... Шуляк приходил с Виталиком Макаровым... Из солидных, помню, бывал начальник ветеринарной службы Калининградской области Иван Иванович Хованский. Ба-альшой любитель молодежи. Он с приятелями не танцевал. Смотрели. Пили. И посуду об стенку лупили - бесплатно. За счет заведения.

Группа "Парк Горького"

А вскоре в “Шарме” появился Золотухин (потом он стал депутатом Калининградской областной Думы, -прим. авт.). Не знаю, где они с Сурковым познакомились. Но через некоторое время Золотухин стал совладельцем “Шарма”. Золотухин тогда был толстенький, но подвижный, энергичный. Ходил в кроссовках и спортивном костюме “Адидас”. Суркова ругал за дискотеку: “Зачем нужна эта трясучка? Что она приносит? Давай сделаем элитный ночной клуб”.

Сурков согласился. На реконструкцию ушло около $80.000. Весь периметр зала зашили черной доской, устроили подвесные потолки, пол выложили оригинальной плиткой...

Помню, Золотухин сам зачищал столбы для стриптиза наждачной бумагой. И блестки лично клеил. Никому не доверял.

...”Шарм” тогда посещали все первые лица города. Однажды, помню, Саша Яковлева - вице-мэр по культуре - пыталась прорваться бесплатно. Я ее не узнал - и не пустил. Она в крик. Золотухин вышел, увидел - провел ее. Успокоил.

Золотухин организовал в “Шарме” топлесс-стриптиз (под диджейским пунктом была устроена раздевалка). Кстати, девушек он называл “хорьками”: “Ну что, хорьки, поехали?”

Была в городе такая Наташа Ростова - она обеспечивала приезды звезд. Первым был Саша Айвазов, он приехал со своей мамой-продюсером, я их размещал в своей квартире... Потом были Анка, Леша Глызин, “Парк Горького”, Бутусов...

Имелись при “Шарме” и свои “ночные бабочки”. “Девочки” сидели вдоль барной стойки. Штук десять-двенадцать. Заведовал ими Миша Кособоков, тоже бывший курсант. Из Севастополя.

Допустим, клиент поел-выпил-потанцевал и заявляет: “Хочу отдохнуть”. Миша осведомляется: “Что предпочитаете?” Клиент обрисовывал. “Так обернитесь!”

Деньги получал тоже Миша. В общем, полный сервис.

...А в сентябре 1994-го из тюрьмы вышел Саша Литовец (Александр Кудряшов). Появился в “Шарме”. Хорошо одетый, грузный, галстук бабочкой. Огляделся. Подозвал меня. “Можно с вами поговорить? Мне это нравится. Кто хозяин?” Я позвал Суркова, Золотухина. Они посидели, поговорили... и, видимо, Литовец сделал такое предложение, от которого они не смогли отказаться.

Вскоре Золотухин уволил весь штат. Я тоже ушел. Правда, Литовец мне сказал: “Вы гендиректор? Я бы вас оставил”. Но я отказался: “Нет, мне бы чего поспокойнее”. Тогда Литовец попросил найти ему ресторан и оформить на себя, чтобы никто не знал, что реальным хозяином будет он, Литовец. Тогда еще можно было купить и “Сказку”, и “Отдых”, и “Каменный цветок”, и “Русский чай”. Но мы остановились на “Черном тюльпане”, в корпусе медучилища на улице 9 Апреля. (Сейчас там “Чинар-кафе”). Обошелся он в $20.000. Оборудовали восточный зал. Я хотел еще сделать зал готический.

А. Лопухин (слева), С. Золотухин (справа) в ночном клубе "Шарм"

...В “Тюльпане” частенько зависал Уваров-Карло. Он тогда еще алкоголем баловался. Литовец только-только взялся его приподнимать. Карло окультурился, поменял машину, потом вообще стал ездить на “Лексусе”. Но - начал нюхать кокаин.

Литовец, кстати, был категорически против бесплатных посиделок “братвы”. У него была установка: кто бы ни пришел - все платят. И сам всегда платил. Работать с ним было комфортно. Но... жена его, Ира Мерецкая, однажды заявила: “Ты будешь мне докладывать обо всем, что здесь происходит!” -“С какой стати? Кто вы такая?” - “Я кто такая?! Ты узнаешь, кто я такая!!!”

Литовец ее успокоил - но злоба у нее осталась. Поэтому я понимал, что надо искать что-то более подходящее.

А в январе 1995-го в “Шарме” грохнул взрыв. В санузел кинули 400 г тротила. Жахнуло утром, поэтому никто не пострадал, только во всех соседних домах повылетали стекла, а по торцу ДОФа до сих пор идет трещина. Меня, как и других уволившихся сотрудников, приглашали на беседу к следователю. Но я-то очевидно был ни при чем. “Шарм” продолжал работать. Пока 10 января 1999-го не убили Литовца.

А в декабре 1996-го в город приехал Харон Гаургашвили. Ныне гражданин Бельгии. Он всем представлялся грузином, хотя на самом деле оказался чеченцем. Через посредников он на меня вышел: “Хочу открыть ночной клуб!”

Я присмотрел видеоцентр на Горького - им тогда заведовала Ольга Евгеньевна Дубовая. (Она, кстати, все время с Гаургашвили цапалась. “А Дудаева вашего убили!” Тот аж трясся от злости.) Мы взяли видеоцентр в аренду. Там открылся ресторан “Караоке”, оформленный на жену Харона - туда стала стягиваться чеченская диаспора.

Весело там было, ничего не скажешь. Азербайджанцы как-то рано утречком ломанулись - их не пустили. Ресторан уже закрывался. Они рассвирепели: “Щас вернемся!” Вернулись. Кинули две гранаты РГД-5. Одна попала в окно, закрытое щитом, вторая - в туалет. Всю сантехнику разбомбило.

Потом еще был случай. Вечером, когда в зале было много народу, ворвалась толпа азербайджанцев. Гранаты раскатали по залу. Барменша упала, основной удар взрывной волны приняли на себя пивные бочки, а ее посекло осколками. Как-то мне все это не понравилось. И я ушел. Возил сельдь из Норвегии. Дела вроде шли хорошо, но партнер пропал с приличной суммой денег.

А потом мой земляк - Машуков (он был заместителем директора “Балтптицепрома”, а сейчас - владелец фирмы “Черняховские конфеты”) - строил дом рядом с магазином “Италия”. Пригласил меня к себе в прорабы. Мы построили дом на проспекте Мира, на Кирова (напротив Дома офицеров)... А сейчас я снова в поиске. Но возвращаться в сферу ночных клубов не хочу. Это грязь. Откровенный уход от налогов, деньги - крадутся. Скажем, нормально отрегулированный игровой автомат должен возвращать в виде выигрыша 20% от вложенной суммы. Но у нас их крутят как угодно. Если 5% выдает - и то хорошо. В общем, не Лас-Вегас и не Монако.

...Сейчас ночная жизнь в Кениге бурная. Дискотеки, клубы, бары, рестораны... сауны. Но качественные характеристики - те же. Гламурная оболочка - и довольно неприглядная суть. Древние считали: в полночь особенно отчетливо видна усмешка дьявола. Может, так оно и было - раньше. Потому что сейчас эта усмешка тонет в неоновом свете реклам. А вся наша жизнь - даже тех, кто ни разу не переступал порога казино - сплошная русская рулетка.

Так что - “прогулки” продолжаются. А что еще нам остается, в самом-то деле?! В бывшей “свободной” зоне, которая то ли станет, то ли не станет игорной.

Ю. Сергеева


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля