Новые колёса

КАК ПИЛЯТ В “СБЕРБАНКЕ”.
Ловкие люди берут в кредит миллиарды — и не возвращают

На фоне победных реляций “партии и правительства” о преодолении кризиса и роста благосостояния населения России взаимоотношения в бизнес-сообществе отошли на третий план. А зря! Ибо эти отношения как нельзя точно характеризуют финансовое положение и моральный облик наших бизнесменов.

Взять и не отдать

В Калининградском “Сбербанке” до недавнего времени была такая хорошая услуга: взять кредит и не отдать. Естественно, не за красивые глаза, а за вознаграждение. И эта услуга вполне законна. А законна она потому, что за такие “огрехи” в государственном “Сбербанке” не наказывают. Пилить, как говорится, так пилить.

Стоит услуга примерно 4%-5% от суммы выдаваемого кредита. Разным нищебродам с улицы кредит, конечно, давать никто не будет. Но если вы солидный человек вроде Эдика Мирзояна, то милости просим.

В нашем “СБ” такого рода услуги были поставлены на поток и реализовались без сбоев, поскольку операциями занималась высококвалифицированная команда из работников юридического и кредитного отделов, сотрудников службы безопасности, под чутким руководством вышестоящих лиц. Команда эта была сформирована ещё господином Бородиным - теперь уже бывшим управляющим Калининград­ского “Сбербанка”. Правда, местные сбербанкиры всегда были ограничены лимитом на выдачу кредитов - не более 200 миллионов рублей в одни руки. Решения о предоставлении клиентам более крупных сумм принимали в Питере или Москве. Но и там, судя по всему, находились люди, желавшие поставить эту процедуру на широкую ногу.

По следам Мирзояна

Так или иначе, с 2006 года господин Бородин начал претворять схему в жизнь. Именно с тех пор тянутся все проблемные кредиты, начиная с нашего знаменитого жулика господина Мирзояна.

Всего сумма “невозвратов” составляет:

- по группе компаний “Клондайк” (Сергей Кононов) - около 3,5 миллиардов рублей;

- по ООО “Автозапимпорт” (Михаил Трушинский) - примерно 1 миллиард рублей;

- ГК “Либорн” (знаменитая Елена Рожнова) - около 650 миллионов рублей;

- ГК “Триумф” (отель “Триумф Палас”) - 395 миллионов рублей;

- развлекательный комплекс “Олимпик” - 300 миллионов рублей;

- компания БФПГ - 200 миллионов рублей.

Как автомат “АК-47”

Давайте рассмотрим одну замечательную схему, которую использовал в своей деятельности типичный представитель регионального бизнеса Сергей Кононов - в свободное время от тяжких дум о народе. Депутат Калининградской областной Думы С. Кононов, возглавляющий компанию “Клондайк”, организовал очень простую схему получения кредита. Потом в Калининграде этой схемой не пользовался только ленивый.

Депутат-бизнесмен предоставил в залог “Сбербанку” земли сельхоз­назначения на побережье в курортном Зеленоградском районе, плюс здания магазинов стройматериалов “Клондайк”. И всё бы ничего, но вот сумма оценки залога была завышена в несколько раз. И банкиры с чистой совестью закрыли на это глаза.

Здесь всё понятно: завышаешь оценку залога - получаешь кредит - платишь откат. Механизм работал безотказно, как автомат “АК-47”.

И вроде бы все довольны: и бизнесмен, и государство, и банк, и заинтересованные сотрудники банка. У каждого в этой коррупционной схеме был свой интерес. Но как это часто бывает, фраера обуяла жадность.

С печатями и подписями

Ровно через год после того, как деньги были получены, господин Кононов решил, что выплачивать такой кредит ему ни к чему. И придумал способ, позволивший ему вовсе не возвращать долг.

Суть схемы такова. Есть два участника гражданско-правовых отношений: заёмщик и банк. Однако по договору цессии (договор уступки права требования) в эти отношения вступает третий субъект (цессионарий). Физическое или юридическое лицо, которое берёт на себя обязательства по возврату кредита и уплате процентов за заемщика.

Казалось бы, ничего в этом плохого нет. С кем ни случаются проблемы. Но именно такой договор при определённом раскладе позволяет вывести активы (залог) из-под контроля банка и потом вообще не возвращать долг.

Однако, чтобы заключить такой договор, необходимо согласие банка, официальный документ в виде акта, с печатями и подписями.

Это исключительная юридическая процедура, и в банковской практике практически не применяется. Если, конечно, банк в этом кровно не заинтересован. Ведь такое соглашение многократно увеличивает риски кредитора (“Сбербанка”) в случае недобросовестных действий заёмщика (бизнесмена) и может нанести банку серьёзный ущерб.

“Извините, я банкрот”

Подобные операции широко использовались в США в середине 20‑х годов прошлого века (сто лет назад там тоже “кидали” банки). Но сейчас в западной банковской системе такие вещи категорически исключены.

Схема господина Кононова выглядела так.

1. Заёмщик Кононов переводит долг на фирму, не являющуюся должником “Сбербанка”. Этой фирмой руководит бывшая соратница депутата, начальник юридического направления ГК “Клондайк” госпожа Марченко.

2. Когда долг переведён, господин Кононов подаёт заявление о банкротстве своей фирмы.

Всё. Извините, я банкрот. Денег нет.

А что может сделать цессионарий, т.е. госпожа Марченко? Она вправе подать в суд и аннулировать договор цессии по любой формальной причине. И всё. Концы в воду.

Организатор и вдохновитель

По состоянию дел на сегодня фирмы господина Кононова и госпожи Марченко находятся в состоянии ликвидации. Конечно, без попустительства “Сбербанка” вся эта процедура невозможна.

Одним из организаторов и вдохновителей этого процесса был заместитель управляющего Калинин­градского “Сбербанка” господин Матюшевский Алексей Валерьевич.

О Матюшевском стоит сказать несколько слов отдельно. Это человек сделал в нашем “Сбербанке” головокружительную карьеру. Проработав более пяти лет на одном месте в должности зам. начальника юридического отдела, он резко пошёл в гору. За два года Матюшевский успел поработать начальником отдела кредитования, начальником отдела по работе с проблемными активами и стал замом управляющего “СБ”, то есть, вторым человеком в банке.

По сути же Матюшевский контролировал гораздо больше, чем начальник “Сбера”. В его прямое подчинение попадали такие службы, как служба безопасности, юридический отдел, отдел кредитования, отдел работы с проблемными активами.

Рейдерский захват

Матюшевский взаимодействовал с арбитражными управляющими и арбитражным судом, в его сфере была реализация проблемных активов и работа с ними. Ну и, конечно, от его решения зависело - будет или нет выдан кредит.

Иногда, пользуясь бедственным положением заёмщиков, Матюшевский проводил что-то похожее на рейдерские захваты предприятий. Как это было в случае с предприятием “ЖСВ”, принадлежавшем “крепкому хозяйственнику” Жиленко.

Можете представить себе, какая власть находилась в руках одного человека и какими делами можно было ворочать, имея в подчинении одну из лучших служб безопасности в Калининградской области, которая состоит сплошь из кадровых офицеров КГБ, ФСБ и МВД. Они-то и были призваны прикрывать тылы и ликвидировать проблемы, грозившие верхушке “Сбербанка” уголовными делами.

Итак, сомнительные схемы действовали в банке практически без сбоев. Поэтому услуги по их реализации стоили дорого. Пока в дело не вмешался господин случай.

Хотельеры из “Триумф-Паласа”

В 2008 году господа Матюшевский и Селиванов (занимавший должность управляющего Калининградским “Сбербанком”) провели переговоры с владельцами отеля “Триумф-Палас”. Отельеры желали получить очередной кредит на 150 миллионов рублей. Переговоры прошли успешно, банк дал “добро” на новый транш.

Предшествовала этой сделке давняя дружба Матюшевского с владельцами отеля Хоптенко и Батуровским. Двумя годами ранее Калининградский “Сбербанк” выдал частным лицам Хоптенко и Батуровскому почти по 200 миллионов рублей на брата (деньги были оформлены на многочисленных родственников и работников отеля).

Естественно, цена отеля тоже была завышена. При этом “хотельеры”, бывало, брали в банке по триста тысяч долларов на нос - по ускоренной схеме с минимальным залогом.

Откат - 25 “лимонов”

Когда в 2008 году Хоптенко и Батуровский снова пришли в “Сбербанк” просить денег (в дополнение к уже выданным почти 400 миллионам рублей), господа банкиры сжалились над горе-бизнесменами. И тогда возник такой вариант.

Владельцы отеля “Триумф-Палас” берут 150 миллионов рублей и оформляют кредит на юридическое лицо. Если же заёмщики потом прекращают платить даже проценты и подают заявление о банкротстве, тогда в дело вступает арбитражный управляющий. “Сбербанк” выставляет здание гостиницы на продажу, бывшие собственники, пользуясь связями, через подставную фирму выкупают “Триумф-Палас” обратно, но по заниженной цене. На тот момент речь шла о сумме выкупа в размере 105 миллионов рублей - при оценке актива в 360 миллионов рублей.

Интерес банкиров в этом “простом” деле якобы был оценён в 25 миллионов рублей.

Транш из Гонконга

Итак, великолепная четвёрка ударила по рукам, и кредит в сто пятьдесят миллионов рублей перекочевал на счёт заёмщиков. Одновременно на счёт ООО “БТС” (фирмы, которая принадлежала родственнику Матюшевского) в “Энерготрансбанке” поступил транш в размере 17,5 миллионов рублей. А чуть позже от фирмы Батуровского, зарегистрированной в Гонконге, на счёт Матюшевского в “Альфа Банке” были переведены ещё семьдесят тысяч долларов США.

Деятельность Матюшевского и компании привела к невероятной для Калининградского “Сбербанка” картине. Просрочка по кредитному портфелю достигла 40%, что является катастрофической цифрой для любого кредитного учреждения.

Между тем, смертельной просрочкой в России считается 20% от суммы выданных кредитов, а на Западе - 15%.

Из этих 40% “невозвратов” более 90% составляют кредиты, выданные Бородиным, Матюшевским и Селивановым.

К слову, до 2006 года вся просрочка по юридическим лицам в региональном “Сбере” была менее одного процента.

Вмешался Герман Греф

После того, как российский “Сбербанк” возглавил Герман Греф, в Калининградском “Сбербанке” была проведена комплексная проверка. Ревизоры разбирались, почему образовались такие несусветные просрочки. А поскольку “бизнесмены-отельеры” перевели “сбербанкирам” не все оговоренные деньги, то “Триумф-Палас” продолжал болтаться на балансе “Сбербанка” и не был выкуплен своими прежними владельцами.

Что в сухом остатке?

По итогам проверки был снят зам. управляющего “Сбербанка” Матюшевский - отпущен на вольные хлеба без уголовного преследования. Та же судьба постигла начальника службы безопасности Порохнявого Олега Викторовича и начальника отдела проблемных активов Осяка Дмитрия Алексеевича.

Кстати, Осяк прославился ещё и тем, что, будучи квалифицированным юристом и сотрудником “Сбербанка”, он умудрялся представлять интересы некоторых должников “Сбербанка” в арбитражных процессах.

Правда, непонятно, почему “без внимания” остались начальник юридического отдела Винская Светлана Владимировна и начальник отдела кредитования Тюрин Олег Сергеевич. Или пилить будет больше некому?

А. Николаев

“Сбербанк” меня кинул, - утверждает депутат Кононов. - Банкиры отняли у меня всё и оставили в должниках...”

Пилинг и откатинг

То, что в Калининградском “Сбербанке” пилят деньги - не вызывает сомнений. Однако схема имени Эдика Мирзояна (“взять и не отдать”) - далеко не единственная. Жизнь показывает, что наши банкиры достаточно изобретательны в деле “пилинга и откатинга”. Об этом можно судить по делу о долгах депутата Сергея Кононова - нам удалось связаться с ним по телефону.

История эта началась в 2007 году, когда Кононов замахнулся на гигант­ский проект: построить 30 магазинов стройматериалов в разных регионах России. На первом этапе бизнесмен планировал возвести “Клондайк” в Ростове-на-Дону. Со “Сбербанком” России было достигнуто соглашение о финансировании строительства. После этого “СБ” гарантировал выдачу кредитов на возведение второго аналогичного магазина в Новосибирске.

25 сентября 2008 года состоялось открытие первого гипермаркета в Ростове-на-Дону. Праздник практически совпал с началом кризиса. Кононову следовало бы насторожиться, но он продолжил работу в прежнем режиме. Строительство в Новисибирске не остановили.

К тому времени общая сумма задолженности Кононова “Сбербанку” составила 2,8 миллиардов рублей (22 кредитных соглашения на различные суммы). Во всех случаях поручителем выступал сам Кононов (как физическое лицо), залогом по кредитам была недвижимость и земельные участки. В дальнейшем кредитовании “Сбербанк” отказал. Тем не менее, Кононов закончил возведение объекта в Новосибирске. Но у бизнесмена начались финансовые трудности. Однако он, как подбитый самолёт, пытался дотянуть до аэродрома - то есть, до окончания кризиса...

Банкротство

Начались переговоры со “Сбербанком” о реструктуризации долга. Банкиры согласились пойти на уступки, но выдвинули ряд условий.

Сергей Кононов: - Банкиры отняли у меня всё и оставили в должниках. А теперь ещё хотят сделать меня крайним...

Во-первых, Кононов должен уйти с поста учредителя и директора своей компании “Континент-3”. Во-вторых, всё имущество, заложенное в “СБ”, Кононов обязан продать “Континенту-3”. В-третьих, под полным контролем “СБ” подготовить компанию “Континент-3” к банкротству. Таким образом, Кононов лишался своей недвижимости, но “Сбербанк” снимал с него ответственность поручителя по кредитам. Бизнес разваливался, но бизнесмен освобождался от долгов - по ним он расплачивался имуществом.

Стоимость заложенного имущества с лихвой покрывала долг. К примеру, кредит в 540 миллионов рублей обеспечивался зданием магазина (площадью 8.000 квадратных метров), складскими помещениями (1.300 кв. м) и офисным зданием (3.200 кв. м.). После передачи “СБ” все они выставлены на торги. Общая стартовая цена: 660 миллионов рублей. Аналогичная картина и с обеспечением прочих кредитов.

В общем, Кононов выполнил свои обязательства: всё имущество - без долгов! - передал “Сбербанку”. Тем не менее, долг по кредитам на нём висит до сих пор. Как на поручителе. Получилось, что бизнесмен должен заплатить банку дважды.

- “Сбер” попросту меня кинул, - утверждает Кононов. - Банкиры отняли у меня всё и оставили в должниках. А теперь ещё хотят сделать меня крайним. Я понимаю, чего они хотят - распилить переданное мной имущество. На этом некоторые люди смогут получить неплохой куш.

В настоящее время Кононов пытается судиться со “Сбербанком”. Он хочет вернуть утерянную недвижимость и с её помощью погасить долг самостоятельно.

Редакция “НК”

P.S. Редакция готова выслушать аргументы всех заинтересованных лиц.


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля