Новые колёса

“Я ТЕБЕ ПУЛЮ СЮДА, В БАШКУ, ВМЕТЕЛЮ!” Основателя “Ясной поляны” Алексея Грядовкина сначала обокрали, а потом — расстреляли

18 июня в центре Калининграда произошло очередное заказное убийство.

Один из журналистов kaliningrad.ru оказался очевидцем событий. В его интерпретации они выглядели так...

“Помогите, он ещё дышит!”

...На крыльцо стоматологии “Центродент” вбежала взволнованная женщина и закричала:

Алексей Грядовкин с сыном Богданом

- Там сейчас в человека стреляли! - и показала рукой в сторону красного кирпичного здания немецкой постройки по улице Калуж­ской, 39 “а”. Возле дома на асфальте, упав на правый бок, лежал молодой человек. <...>

- Вы же врачи, помогите, он ещё дышит! - продолжала надрываться женщина. На её крик сбежались и медики, и пациенты. Вышел главврач. И... посоветовал подчинённым разойтись по рабочим местам.

Однако врачи стоматологии, прихватив маску и шприцы с лекарствами, бросились на улицу. Некоторые пациенты, не сняв бахил, понеслись следом. Раненый ещё дышал.

Тотчас же вызвали “скорую” и полицию, а до их прибытия врачи-стоматологи пытались вернуть раненого к жизни - кололи уколы, делали искусственное дыхание.

- Сделайте что-нибудь! - умоляюще просил коллега раненого. - Не может быть такого, чтобы ничего нельзя сделать!

- У него кровопотеря большая, - объяснил хирург стоматологической клиники. - Внутренняя.

Звонок на тот свет

Тут подъехала “скорая”. Вышедшие из кареты врачи стали делать Грядовкину массаж сердца. Однако аппарат, приставленный медиками к груди пострадавшего, констатировал отсутствие дыхания и сердцебиения.

- Он минуты две продержался, не больше, - сообщил прибывшим медикам хирург стоматологии.

В этот момент в заднем кармане джинсов убитого зазвонил мобильный. Коллега вытащил телефон и передал подошедшему полицейскому. У одного из стражей порядка в руках оказался тетрадный листок в клеточку.

- Что ж, - сказал тот про убитого, разворачивая листок и читая содержание, - личность он известная...

Убит был Алексей Грядовкин, 32‑летний предприниматель, совладелец строительной компании ООО “Эликом Р.С.”, ЗАО “Геррос” и ряда других предприятий. Тот самый Грядовкин, который “засветился” в ситуации с “зависшими” домами элитного жилого комплекса “Ясная поляна” и в конфликте со своим экс-партнёром, видным членом “Единой России” и депутатом Калининградской областной Думы Сергеем Козловым.

Морская пехота

Лёша Грядовкин, 1998 год

Вообще-то Грядовкин был бизнесменом “новой формации”. Лихие девяностые - не его время. Когда нынешние олигархи “пилили” комсомольско-пар­тийную собственность или шиковали в малиновых пиджаках с пудовыми золотыми цепями на бычьих шеях, маленький Лёша Грядовкин жил со своими родителями в Потсдаме.

Он происходил из достойной семьи. Бабушка в 1945 году возглавила в советской Восточной Пруссии отделение Сбербанка. Дед - руководил базой тралового флота. Мать вышла замуж за военнослужащего, которого послали в Германию.

Когда советские войска из Германии вывели, Грядовкины вернулись в Калининград. Мать устроилась в школу. Алексей окончил одиннадцатый класс, поступил в КВИМУ, проучился два года, потом призыв в армию (в морскую пехоту - служил в охваченном войной Дагестане).

После срочной Грядовкин перевёлся на экономический факультет. Переехал в Москву, доучился в “Плешке” - знаменитой Плехановке... Занялся в столице разнопрофильным бизнесом. Один из проектов привёл его в Калининград, где в 2006-2007 годах он купил у литовцев фирму “Эликом Р.С.” вместе с участком земли, разрешением на строительство и проектами домов, выполненными архитектором Башиным.

Вырубил сквер

Проект стоил 4,5 миллиона евро. Грядовкин расплатился - и выставил 50% акций на продажу. Через одного приятеля познакомился с Сергеем Дмитриевичем Козловым, которого Грядовкину отрекомендовали в качестве потенциального соинвестора.

Козлов начал, а киллер - закончилФото-робот киллера

Козлов тогда только-только провернул удачную сделку: воспользовавшись “административным ресурсом”, депутат-банкир за красивые глаза получил участок в самом центре Калининграда, напротив бывшего магазина “Океан”. Вырубив красивейший сиреневый сквер, он пообещал сделать подарок к 750‑летию Кёнигсберга. То бишь воздвигнуть “общественно-деловой центр” в стекле и металле, весьма изящной конструкции... с макетом Альтштадта в атриуме, специально для привлечения туристов.

А затем - столь же изящно “толкнул” участок (полученный - под благие цели - без всякого конкурса, на основе одного лишь постановления, подписанного мэром Савенко) компании РГС “Недвижимость”. Коей мы нынче и обязаны красотищей под названием “Клевер-хаус”.

В общем, деньги у г-на Козлова имелись. А проект, куда он вошёл, был весьма привлекателен.

Напомним, жилой комплекс “Ясная поляна” строится на улице Толстого в Калининграде. Это четыре семи- и восьмиэтажных дома. 206 квартир, 54 встроенных гаража, общая площадь - 19.904,3 кв. м. Начало строительства - март 2007 года, обещанное завершение - середина 2008-го, максимум - январь 2009 года.

“Я не гондон”

Однако объект не сдан в эксплуатацию до сих пор. Хотя уже в 2009-м дома были практически готовы. И даже застеклены. Оставались внутренние (отделочные и прочие) работы, подключение к коммуникациям (электричество, газ, вода, канализация) и внешнее благоустройство. На всё это обычно затрачивается около 25% общей стоимости проекта. И тут выяснилось, что денег больше нет.

Полиция приехала быстрее “скорой”

Г-н Козлов от своих “соинвесторских” обязательств отказывался. По воспоминаниям Грядовкина, Козлов вообще рассчитывался за 50% акций очень трудно, частями. И постоянно повторял: “Алексей, ты только меня не кинь!”

Дошло до того, что однажды Грядовкин нарисовал на листе бумаги презерватив, перечеркнул его, как перечёркивают сигарету или мобильник на знаке “Запрещено” и написал: “Я не гондон”. И поставил автограф и дату. А Козлов забрал сей “документ” себе.

Ну а затем всплыли некоторые весьма неприятные обстоятельства. Грядовкин выяснил, что суммы, которые до этого момента поступали от дольщиков “Ясной поляны”, перечислялись не только на счёт компании-застройщика, но и на совсем другой счёт. В ОАО “БИН-банк” г‑на Козлова. И - что ещё пикантнее - выплачивались Козлову наличными (г-н Козлов, как партнёр, занял ещё и пост исполнительного директора компании-застройщика - и управлял финансами, предназначенными для строительства “Ясной поляны”).

Завелась “крыса”

В офисе “БИН-банка” на площади Василевского, 2, у себя в кабинете Козлов (в тайне от Грядовкина) по приходно-кассовым ордерам принимал от дольщиков кэш, продавая строящиеся квартиры “с большой скидкой”. Т.е. ещё демпинговал - в ущерб руководимой компании.

Застреленный Грядовкин. 18 июня 2012 года

“Сергей Дмитриевич сфальсифицировал платёжные документы”, - заявил тогда Грядовкин.

Позже это подтвердил и обыск, проведённый следователями в кабинете Козлова...

Грядовкин сцепился со своим уже экс-компаньоном, фактически обвинив его в “крысятничестве”. Было всё. Обращения в правоохранительные органы со стороны Грядовкина - и аллаверды от Козлова (тот в свой черёд обвинил бывшего компаньона в мошенничестве и в том, что-де Грядовкин на него, Козлова, чуть ли не покушался).

Уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество) было возбуждено милицией в отношении Грядовкина 27 января 2011 года. И - прекращено по решению суда через несколько дней (!) за отсутствием состава преступления.

А вот Козлову пришлось изворачиваться, как ужу на сковородке. После обысков и допросов он объявил с думской трибуны о том, что-де в отношении него развязана “информационная война”.

Трусливый профессор

Информационная война и впрямь была развязана. Но - Козловым против Грядовкина. И продолжалась в течение почти двух лет. Грядовкина и его сотрудников в местных СМИ называли организованной преступной группировкой, расписывали жуткие “нюансы” их предпринимательской деятельности... Козлов, естественно, был объявлен “жертвой” преступного и наглого “заезжего” бизнесмена.

Сам Сергей Дмитриевич даже накропал роман “Проходимцы”, где трусливо (под псевдонимами) изложил свой взгляд на деловую и личную жизнь бывшего соратника, которого г-н профессор Козлов (так подписался автор) называл “Блядовкиным”.

Но мы не будем вдаваться сейчас в подробности той истории. Скажем о другом.

Так получилось, что мы знали Алексея Грядовкина. Нас свела странная, но весьма показательная ситуация. Наш общий знакомый, в прошлом - телевизионный журналист, а нынче - известный в здешних “светских кругах” художник Геннадий Саблин - по просьбе С.Д. Козлова написал портрет его юной жены Даши.

Портрет жены

По старой дружбе Саблин взял с Сергея Дмитриевича треть цены. 1.000 евро. Точнее, Козлов ему эту “штуку” евро должен был заплатить. Но всё тянул, тянул, откладывал... А портрет, который на выставке успел произвести фурор среди местного бомонда, висел в супруже­ской спальне Козловых. Висел почти год. Пока, наконец, художнику не надоело выслушивать обещания, и он потребовал расчёта. Тогда депутат-банкир снял со стены портрет жены и... вернул Саблину.

Это, конечно, оскорбительно для любого творческого человека.

Редакция “НК” купила эту картину. Просто потому, что обидеть художника может каждый... а долларовый миллионер Козлов, на наш взгляд, должен был выкупить-таки портрет горячо любимой (по его словам) супруги теперь уже у редакции. Нехорошо ведь: висит картина в журналистской “конторе” - и всем известна и её предыстория, и горькое “послевкусие”.

Но... Козлов за портретом жены не пришёл. Его - этот самый портрет - купил Алексей Грядовкин.

“Посылай их на х..й!”

Он произвёл приятное впечатление. Молодой, энергичный, образованный. Грядовкин не кидался обвинениями в адрес бывшего компаньона, а подтверждал их.

Так, процитировав высказывание Сергея Дмитриевича (“Посылай их на х..й!” - наставлял матёрый Козлов своего компаньона, говоря о дольщиках), Грядовкин продемонстрировал видеозапись этих самых откровений. Ну, там, сказанное Козловым пенсионеру: “Слышишь, ты, бл...дь! У меня есть три ружья и сотня патронов... Я полсотни завалю, а тебя, козла, в первую очередь! Я тебя пристрелю! Вот просто ты подойдёшь, я тебе пулю сюда, в башку, вметелю! У меня “Сайга” замечательная... Нарезные патроны”. И т.д., и т.п.

Грядовкин объяснил, что, поймав Сергея Дмитриевича на неоднократном обмане, он стал его “записывать”. И собирать документы. С помощью которых, кстати, он, Грядовкин, и отбивал затем “наезды” со стороны бин-банкира.

В общем, в этом конфликте позиция Грядовкина представлялась более убедительной. И по-человечески понятной. Он реально хотел достроить эти злополучные дома. Общался с дольщиками, убеждал их обращаться в суд, пытался заставить Козлова вернуть в проект деньги, прошедшие “мимо общей кассы”.

А главное - борьбу со своим бывшим жуликом-компаньоном он вёл в правовом поле, пытаясь победить в суде...

Дознаватель Анастасия Левчук

Алексей и Евгения Грядовкины. Счастливая семья. Калининград, 2011 год

Приобретённый портрет жены Козлова Грядовкин повесил в “Ясной поляне”. Шутил: мол, каждый обманутый Козловым дольщик может прийти и полюбоваться.

Он вообще часто шутил. И особенно весел был в день своей гибели...

Рассказывает начальник службы безопасности “Эликом Р.С.” и “Геррос” Владимир Сергеевич Демянов:

- В этот день мы переезжали в новый офис. Алексей Игоревич приехал на Калужскую к двенадцати. Сотрудники паковали вещи, я помогал... У меня в последнее время не было подчинённых (нечем было людям платить, вот они и уволились). А дней за пятнадцать до этого полиция изъяла у нас сервер видеонаблюдения. В сопровождении сотрудников УВД дознаватель Анастасия Левчук увезла всю технику на Советский проспект, 7, пообещав вернуть через два дня.

Я позвонил через два дня, спросил, где сервер. Левчук сказала: “Завтра”. На следующий день всё повторилось. И так продолжалось 10 дней. А потом она перестала поднимать трубку...

Так что 16 камер по периметру здания были выключены. Тогда я принёс из дома свою технику (специальная плата на компьютер) и подключил три видеокамеры. Одна из них, кстати, и записала, как киллеры спокойно ходят вдоль нашего здания. Видимо, они знали про то, что камеры не работают.

Бывший мент или военный

- За полчаса до трагедии Грядовкин вышел на улицу. Я - за ним. И слева от него увидел очень подозрительных людей. На углу стоял молодой парень. В тёмно-серой куртке с капюшоном, худощавый, небритый, лет двадцати пяти. Внешность славянская, но, знаете, чувствуется какая-то примесь южной крови. А глаза - тёмные и какие-то испуганные.

Парень увидел меня - и быстро спрятался за другого мужчину. И из-за него на меня глянул в упор. Тот, за кого он нырнул, - высокий статный мужчина, лет пятидесяти, коротко стриженный, с офицерской выправкой (или бывший военный, или бывший мент). Он курил. Сигарету держал благородно, не дёргался.

...Не понравились мне эти двое. Я поправил пистолет и пошёл в направлении них. Мелкий тут же исчез, а солидный мужчина продолжал спокойно курить. Я спросил его:

- Всё нормально?

- Да, всё нормально, - ответил он (совсем не удивившись вопросу), развернулся и спокойно ушёл. Спортивный такой, аккуратный, невозмутимый...

Тем временем Алексей вернулся в офис. Я продолжал упаковывать вещи, документы, вместе с бухгалтером. Она попросила меня сходить в магазин “Сосед” за коробками.

Сходил, взял. Иду спокойно, тащу коробки. Вижу: из “Центродента” охранники побежали. Мне кричат: “Что коробки таскаешь?! Ваших стреляли!”

Чёрный “Мерседес”

- Я всё бросил, бегу... Алексей лежит на тротуаре, с дыркой в животе, но живой. Я кинулся в свой “Хаммер” и погнал в том направлении, куда (люди сказали) уехал чёрный “Мерседес” с преступниками - автомобиль с тонированными стёклами, без номеров.

Шансов догнать “Мерс” было немного, но я надеялся: вдруг в пробке застрянет? Объехал несколько направлений. “Мерс” видели на Советском проспекте, но он, очевидно, завернул на Яналова или Чекистов. В общем, я его не догнал. Развернулся, приехал. И узнал, что Алексея больше нет.

Сергей Козлов

Говорит директор “Эликом Р.С.” Вячеслав Романов:

- Этот переезд давно планировался, но мы его всё откладывали. А тут, наконец, назначили дату, в 16.00 должны были приехать грузчики. У Алексея в офисе оставались кое-какие личные вещи: шахматы, модели кораблей... Он сказал: “Давайте я тоже свои вещи заберу”.

Мы всё сложили в пакеты. Алексей сказал: “Я отнесу”.

В кабинете в шкафу стояли бутылки виски, вина. Алексей собирался на следующий день улетать в Питер по делам, вместе с одним из наших директоров. А у того был день рождения.

Алексей сказал: “Сегодня праздновать день рождения Калитвянского не будем, просто выпьем. Я возьму бутылку?”

“О, чего это у него в руке?”

 Евгения Грядовкина с детьми - сыновьями Германом и Богданом. Калининград, 2012 год

- Последнее, что я видел: Алексей идёт по коридору с сумкой, в которой бутылка виски, и улыбается так лукаво: “Вот, украл”.

“А чего так мало? - говорю. - Надо было ещё, сумка большая...”

Тут подошла бухгалтер, мы с ней начали разговор, а Алексей вышел на улицу, открыл багажник своего “БМВ”, положил в него сумку, закрыл багажник и подошёл к нашим двоим ребятам, Штепе и Пахунову, которые курили на крыльце офиса. Один из них - Штепа - оказался лицом к киллеру. Тот шёл к ним, держа в левой руке что-то, обёрнутое в бумажный пакет (как оказалось, под бумагой был обрез охотничьего ружья). Штепа ещё спросил: “О, чего это у него в руке?”

А когда киллер начал обрез поднимать, чтобы выстрелить, Штепа и Пахунов кинулись бежать. Грядовкин тоже дёрнулся, но убийца жахнул в него в упор, с полутора метров. Стрелял картечью. 15 свинцовых шариков вошли в бок Грядовкина и разлетелись внутри. Шансов выжить у Алексея не было.

Алексей упал. Киллер спокойно развернулся, сделал пару шагов и только тогда побежал.

Гильза в стволе

- Мы с бухгалтершей всё ещё разговаривали, когда ворвался Штепа с выпученными глазами: “Алексея стреляли!” Я ещё подумал: шутит, что ли? Но глаза были такие ошалелые...

Я понял: не шутит. Бросился на улицу. Алексей лежал на тротуаре. Рана была огромная. Я огнестрельные ранения видывал (Романов - юрист, работал в прокуратуре, в следственном комитете, - прим. авт.), но не такие...

И вот ведь что странно: Алексея гораздо проще было застрелить около дома. А тут ведь и камеры, и охранники, и просто свидетели - люди средь бела дня. Почему здесь? Почему из обреза? Достать сегодня любое оружие не проблема...

Конечно, из обреза проще попасть неподготовленному человеку, да и отследить такой “ствол” сложнее. Гладкоствольных ружей - огромное количество, гильза остаётся в стволе, по дроби ничего “вычислить” невозможно.

С другой стороны, от киллера требуется просто неслыханная выдержка. Грядовкин вышел из офиса без преду­преждения. Рядом - два его сотрудника (один из которых - бывший милиционер, офицер УБОП). Так что киллер - или суперпрофи, или смертник, или дурак. Он шёл с обрезом, рассчитанным на ОДИН выстрел! Который нужно произвести с предельно близкого расстояния. Выстрели он хотя бы с пяти метров - Грядовкин был бы ранен, но жив!

Наняли за пару штук баксов

- Предельно рискованная операция. Выстрелил, но не попал - тебя уложит охранник. А если и попал, тебя уложат или поймают. Шансов уйти целым и невредимым - практически нет.

Значит, у киллера было прикрытие. Люди, которые должны были или обеспечить ему отход - или добить Грядовкина. Убийство разрабатывалось тщательно, следили за Грядовкиным явно не один день. Очень может быть, знали о том, что не работают камеры видеонаблюдения.

Организаторы - явно профи. Но оперировали они малыми средствами. Киллера, скорее всего, наняли за пару штук баксов.

Интересно, что они не побоялись показывать лица. Демянов ВИДЕЛ и киллера, и координатора, но это никого не смутило. Почему? Киллер и его руководитель (мужчина “с офицерской выправкой”) были уверены в том, что их не поймают? Похоже, они действительно не сомневались, что им обеспечат возможность беспрепятственно скрыться!

“Человека убили, а вы и рады...”

Полгода назад у Алексея и Евгении Грядовкиных родился сын Герман

Смерть Алексея Грядовкина вызвала в интернете бурю откликов. Разумеется, анонимных. И большинство - увы, злорадные, из серии “собаке собачья смерть”. Дескать, хорошо-то как, строителя завалили!

Но были и другие. Процитируем их:

- Странные вы люди. У вас под носом человека убили, а вы и рады... У парня жена и двое детей остались. Младшему и года нет... Я знал его, как человека. Весёлый парень был. Царство ему небесное.

- Знакомая моя у Грядовкина работала, квартиры дольщикам продавала, но два года назад уволилась, сказала, что пошли какие-то непонятки. Как о человеке говорила, что вовремя зар­плату платил, вежливый, обходительный...

Тут же обозначился и г-н Козлов, заявив, что буквально за пару дней до гибели Грядовкин перед ним... извинился.

“Де-факто в одном лице он (Грядовкин) был и застройщиком, и владельцем генподрядной операции и инвестиционной компании - словом, всех структур, участвовавших в проекте “Ясная поляна”. Масштаб прошедших через него денег огромен <...> Там, где большие деньги, всегда большие проблемы. Особенно при строительстве таких интересных объектов, - сказал г-н Козлов журналистам. - Не секрет, что Алексей Грядовкин и его “силовики” решали многие вопросы шантажом. Они вели несанкционированные записи многих чиновников, “людей в погонах”, фиксируя получение ими “подарков” и просто согласие на их получение <...> Аппаратуре, которой обладала эта команда, могли позавидовать многие силовые структуры <...> Возможно, случившееся и стало результатом этого. Недавно Грядовкин извинился передо мной, передал (в правоохранительные органы) соответствующие заявления, подтверждающие отсутствие каких-либо претензий ко мне. Более того, он предложил урегулировать долговые обязательства. Наши адвокаты приступили к обсуждению вопроса”.

Операция Перехват”

Что ж, убитый Грядовкин не может ни подтвердить это, ни опровергнуть. Как не может он и возразить депутату областной Думы Павлу Фёдорову, который уверен: “Если бы следственные органы работали по этому случаю лучше, то Грядовкин сидел бы в тюрьме, но был бы жив...” И оба (Козлов и Фёдоров) сходятся в том, что “главные интересанты должны сделать всё для завершения стройки”.

Тем более, что открываются весьма любопытные перспективы - в отличие от перспектив раскрытия преступления. Тут всё, как всегда. Полиция забрала видеозаписи с тех видеокамер, которые оказались включёнными... сделали фоторобот подозреваемых... Была объявлена операция “Перехват”, которая, натурально, не принесла никаких результатов. (Видела я этих “перехватчиков на Калужской... мальчики в форме, матерясь, толпой бродили по улице, особо не понимая, чего от них ждут.)

Так что детям Грядовкина предстоит расти не только без отца, но и без ответа на вопрос, кто и за что его “заказал”.

Детей у Грядовкина двое - трёхлетний Богдан и полугодовалый Герман. “Тяжёлое им достаётся наследство”. Особенно, если учесть, что со смертью Грядовкина “информационная война” против него не закончена.

Помяните Алексея добрым словом. Он строил жизнь по законам нашего времени. А времена, как известно, не выбирают. В них живут. И умирают.

Д. Якшина

Вместо послесловия

Братья Морар и ещё один Козлов

Кроме Сергея Козлова, основателю “Ясной поляны” Алексею Грядовкину “повезло” ещё с одним партнёром - Михаилом Мораром (сначала Грядовкин познакомился с Виктором Мораром, младшим братом Михаила). И у С. Козлова, и у М. Морара работает общий помощник - Леонид Козлов, полковник милиции, бывший начальник Ленинградского РОВД Калинин­града, выступавший в роли “торпеды” во время рейдерского захвата основного бизнеса семьи Грядовкина (питерского завода по производству соков).

Неудивительно, что после заявления Морара полиция “вырубила” видеокамеры в офисе Грядовкина, а после расстрела 18 июня следователи не могут найти Леонида Козлова.


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля