Новые колёса

ИЗНАСИЛОВАН ШВАБРОЙ.
За что арестован экс-начальник колонии ИК №8

Ста граммов не хватило

Начальник исправительной колонии №8 Константин Юрьевич Чернов подал на “Новые колёса” в суд. Обиделся на публикацию “Бросила жена, сел в тюрьму” (“НК” №132). Посчитал, что журналисты опорочили “честь и достоинство офицера”, который, не щадя сил и времени, перевоспитывает уголовников. Возвращает, так сказать, оступившихся граждан в лоно общества. Причём, как утверждает Чернов, делает он это исключительно с помощью убеждения, отеческой заботы и личного примера.

Но это его - Чернова - личное мнение. Те, кто отбывал наказание в ИК №8 (колония расположена на проспекте Победы в Калининграде), рассказывают совсем другие истории. Они на собственной шкуре испытали эти самые методы “перевоспитания”. Вот и герой публикации - Александр Зимин - поделился своими впечатлениями о пребывании в этом учреждении. И что интересно, ничего сенсационного он не рассказал. Ну, позволяет охрана некоторым зекам пользоваться мобильниками (не за “спасибо”, естественно). Или заключённые свидания с близкими покупают. Эка невидаль. Да такое сплошь и рядом в российских колониях происходит.

А Константин Юрьевич разгневался. С чего это вдруг такой накал страстей? Апелляция к правосудию и требование защитить честь мундира и высокие моральные принципы его владельца!

Дело, скорее всего, не в банальных откровениях Зимина. “Новые колёса” Чернов давно невзлюбил. Ещё в марте 2005 года, когда в нашей газете появился материал под названием “Вертухаям дали в морду. Омоновцы отметелили двух в стельку пьяных начальников колоний” (“НК” №251). История тогда приключилась занимательная. Занимавший в то время пост начальника управления наказаний Калининградской области полковник Владимир Маленчук отмечал день рождения. Понятно, что подчинённые с самого утра потянулись к своему шефу с подарками. Не остался в стороне и Константин Юрьевич Чернов (в то время подполковник, начальник Гвардейской колонии ИК№7, в просторечии - “семёрки”). Вместе со своим коллегой, Игорем Викторовичем Бородавкиным (начальником колонии №5 в Озерках - “пятёрки”) Чернов прибыл в кабинет Маленчука.

Визитёры сердечно поздравили дорогого начальника, передали подношения и пропустили с именинником по рюмочке.

На том всё и закончилось - Маленчук на продолжение банкета подполковников не пригласил. У него другие гости были - калибром покрупнее. Среди “випов” двум подполковникам делать было нечего. Короче, Чернов и Бородавкин оказались лишними на празднике жизни.

Обидно, конечно, но не беда. Можно и без виновника торжества за его здоровье выпить - не возвращаться же трезвыми, как дураки, домой.

Мордобой в больнице

Погуляли подполковники неплохо, но на ногах ещё держались. И тут им отличная мысль спьяну в голову пришла: “А не навестить ли дружка закадычного - начальника Гвардей­ского РОВД Хачатуряна”. Тот как раз в стационаре поликлиники УВД на Дмитрия Донского лежал. Скучно ему, поди, хворать. Взяли подполковники водочки (не много, одну бутылку - только для поднятия тонуса) и ввалились в больничную палату. Как только пузырь приговорили, пошли разговоры “за жизнь”. В общем, мат перемат и дым коромыслом (господа офицеры ещё и курили).

Услышав пьяные крики, в палату примчался дежурный врач. Попытался он было хмельную компанию утихомирить и Чернова с Бородавкиным выпроводить. Да куда там! Подполковники послали врача куда подальше и продолжили веселье. Однако айболит не унимался - всё канючил да канючил: “Прекратите курить, покиньте палату...” Достал, короче. Послали Чернов и Бородавкин дежурного куда подальше. Следом за ним медсестру. Потом стали требовать главврача и начальника медсанчасти.

- Мы их порвём! - бушевала обнаглевшая парочка.

Дежурного врача такая перспектива не устраивала, и он позвонил дежурному УВД. Вскоре в палату вошли два омоновца. Ссориться с начальниками режимных учреждений они не хотели, и вели себя культурно. Но поликлинику покинуть попросили твёрдо. В ответ - трёхэтажный мат.

Тогда омоновцы попытались осторожно выпроводить подполковников, взяв их под локотки. Но Чернов и Бородавкин - мужики крепкие. Начали упираться, и даже хватать омоновцев за самые чувствительные места - за оружие. Чем дело кончилось - ясно. Накостыляли омоновцы подполковникам от души и отволокли в дежурную часть УВД на Советском проспекте, 7.

Маленчуку потом немало сил пришлось приложить, чтобы скандал замять. Вот такая история.

Как вы думаете, если начальники такое вытворяют за стенами вверенных им учреждений, то, что же они позволяют себе в своих “вотчинах”?

Тюремщик на нарах

Для подполковников всё закончилось благополучно. В сентябре 2007 года Чернов даже пошёл на повышение. Возглавил более крупное “хозяйство” - ИК №8. Там он заменил Евгения Бычкова, который также ушёл на повышение - в Санкт-Петербург. Бычкова назначили начальником главка управления исполнения наказаний по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. С собой бывший начальник колонии взял любимого сослуживца - заместителя по безопасности и оперативной работе Вячеслава Тепеля. А возглавил питер­ское управление другой “калининградец” - известный нам “именинник” Владимир Маленчук.

О том, какие традиции Бычков оставил в наследство своему преемнику, можно судить по питерским делам бывшего начальника ИК №8. В апреле этого года господин Бычков был задержан и помещён в межрайонный изолятор временного содержания Петербурга. Как сообщило Интернет-издание “Фонтанка.ру” (со ссылкой на агентство журналист­ских расследований “АЖУР”), задержание провели в рамках ранее возбуждённого уголовного дела - в связи с “превышением служебных полномочий”.

“Превысил полномочия” Бычков в начале февраля 2009 года. Тогда из колонии-поселения в посёлке Горелово Ленинградской области пропал арестант - уроженец Белоруссии Илья Биязов. Скорее всего, тихий мужчина, осуждённый за мелкую кражу, просто запил и не явился вовремя на поверку. Ну а потом испугался и ударился в бега.

Стражи порядка отыскали беглеца мгновенно. Судя по всему, Биязову во время задержания изрядно “намяли бока”. По крайней мере, он сразу был помещён в тюремную больницу имени Газа. Туда прибыли сотрудники оперативного управления ГУ ФСИН. Как утверждают питерские журналисты, ссылаясь на источники в ФСБ, тюремные оперативники “проводили с ним беседу в форме изнасилования шваброй”, которая повредила Биязову кишечник. То есть “превысили служебные полномочия”.

Видя подобное, сотрудники больницы обратились к руководителю оперативников - полковнику Вячеславу Тепелю. (Уже знакомый нам кадр, ранее служивший в ИК №8.) Он приехал в больницу, но процесс “аргументированного разговора” не остановил. После чего персонал лечебного учреждения вызвал надзирающие инстанции, в том числе офицеров УФСБ по Петербургу и Ленобласти, сотрудники которого и задержали Тепеля.

Праздник у зеков

Пострадавшего перевели в изолятор Минюста на Шпалерной улице, где за ним присматривали сотрудники управления Федеральной службы безопасности (УФСБ). Затем появилась информация, что мужчина, несмотря на усилия медиков, скончался. Однако в УФСБ эту информацию опровергают, но представить доказательства того, что осуждённый выжил, категорически отказываются.

Вслед за арестом начальника оперативного управления ГУ ФСИН по Петербургу и области полковника Вячеслава Тепеля “полетели головы” ещё двоих высокопоставленных сотрудников - в конце февраля были изолированы от общества и от осужденных начальник следственного изолятора №6 в Горелово Андрей Гаврилов и его заместитель по воспитательной работе Хачекян.

Последним по этому делу был арестован первый заместитель ГУ ФСИН по Петербургу и области Евгений Бычков.

Добавим, что 30 марта в Москве на коллегии федеральной службы исполнения наказаний РФ работа петербургского ведомства была признана удовлетворительной. Однако по инициативе одного из руководителей федеральной службы было предложено вынести предупреждение главе управления Владимиру Маленчуку - за недостаточную организационную деятельность, как сообщается в пресс-релизе ГУ ФСИН.

Можно представить, какие эмоции вызвало это известие у “старожилов” колонии №8 - тех, кто Бычкова и Тепеля помнит. Ещё когда оба офицера активно “перевоспитывали” калининградских зеков, неизвестные “доброжелатели” подкараулили Тепеля около его дома и отрихтовали колониального опера. В тот же день у стен ИК №8 кто-то устроил праздничный фейерверк. Заключённым он был прекрасно виден, и в колонии царило праздничное настроение. Повод веселья ни у кого сомнения не вызывал - “беспредельщика” примерно наказали его же бывшие “подопечные”, вышедшие с зоны.

Кто вы, леди Винтер?

Но вернёмся к господину Чернову. Вернее, к его иску. В начале июня 2009 года состоялось предварительное заседание суда. Представителем Чернова выступила Надея Шакиржановна Винтер - юрисконсульт исправительной колонии №8. Причём, она защищала своего шефа (выступающего, как частное лицо) в служебное время.

- Вы понимаете, что в данный момент находитесь на службе? - поинтересовался у Винтер представитель “Новых колёс”.

- Конечно, - гордо заявила юрист­консульт. - Сегодня я на службе!

В общем, есть такая профессия - начальника защищать.

Интересная получается ситуация. Нет бы Чернову, как того требует закон, пойти в свободное от службы время к адвокату, отстегнуть ему из своих личных сбережений за работу, написать с его помощью заявление и подать бумагу в суд. То есть поступить, как нормальный россий­ский гражданин (коим господин Чернов, конечно же, себя считает).

Да разве начальнику колонии пристало вести себя, словно менеджер среднего звена или простой работяга. Нет. На то он и начальник - ему российские законы не указ.

Короче, господин Чернов попросту использовал своё служебное положение. В рабочее время, на казённом компьютере, вместе со своей подчинённой Винтер (отвлекая её от выполнения прямых служебных обязанностей) написал заявление в суд. Распечатал его тоже не на личном принтере. Мало того, ещё и в суд Винтер отправил. А кто, интересно, в колонии обязанности юрисконсульта выполняет, пока Надея личными делами Чернова занимается?

Такая вот картинка вырисовывается. Дополнительные штрихи к портрету отстаивающего “честь и достоинство” Константина Юрьевича.

Кстати, судебное решение по данному делу ещё не вынесено. Очередное заседание состоится 15 июля, в 10.00 в суде Ленинградского района Калининграда (ул. Невского, 29). Судья - Татьяна Мухина. Желающие высказать всё, что они думают (и знают) о начальнике колонии, могут прибыть в качестве свидетелей. Только паспорта взять не забудьте. И редакцию уведомите заблаговременно. Тел. 8-9052-40-22-98.

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля