Новые колёса

ИЛИ БЕЙ ЗЭКОВ, ИЛИ УВОЛЬНЯЙСЯ! Охраннику ИК №8 Мурзакову не дали дослужить до пенсии

Первоначально древнерусский глагол “блядити” значил “ошибаться”, “пустословить”, “лгать”. Человека, который нагло врал, вполне могли назвать “блядью”, невзирая на пол.

“Из истории

табуированной лексики”

А.Ю. Юрганов

Не вписался в коллектив

- Слушай сюда, - обратился к охраннику заместитель начальника колонии ИК №8 Вячеслав Типпель. - Двое осуждённых отказываются вступать в актив. Ясно, что делать?

Виталий Мурзаков понял, что от него требуют - зэков необходимо “прессануть”. Проще говоря, избить. Нечего сказать - хорошо первый день на новом месте работы начинается!

- А какие основания для наказания? - задал “глупый” вопрос Виталий. - Осуждённые ничего не нарушали (вступление в актив колонии - дело сугубо добровольное).

Подполковник Типпель удивлённо приподнял бровь. Что за поборник законности в его учреждении объявился?!

- Отказываешься, значит? - угрожающе переспросил заместитель начальника колонии.

- Отказываюсь! - подтвердил Мурзаков.

- Не впишешься ты в наш коллектив, - мрачно подытожил Типпель. - Нам такие сотрудники не нужны!

Так первый день работы в новой должности определил дальнейшую службу младшего инспектора безопасности Виталия Мурзакова. С того памятного дня прошло больше трёх лет. Уже и руководство колонии ИК №8 сменилось, а Мурзаков так и остаётся вне коллектива. Удивительно, как вообще на службе так долго продержался. Хотя выжить его из колонии пытались настойчиво.

Убрать к чёртовой матери!

После того случая Мурзакова поставили охранять периметр колонии. Начальство запретило Виталию входить внутрь. Оно и понятно - вся работа в колонии, по словам Мурзакова, построена на насилии. Проще говоря, бьют осуждённых. При таком раскладе лишние свидетели, “не вписавшиеся в коллектив”, на зоне ни к чему.

“Проштрафившийся” инспектор не роптал и нёс службу. Проще говоря, продолжал всем своим законопослушным видом нервировать руководство. И хотя Евгения Бычкова на должности начальника колонии сменил Юрий Чернов (Бычков ушёл в Питер на повышение и своего заместителя Типпеля прихватил), порядки в заведении остались прежние.

Виталий Мурзаков

30 апреля 2007 года Мурзакова вызвали в оперативную часть и объявили, что он отстранён от выполнения служебных обязанностей. Причину нашли простую: якобы Виталий незаконно передал осуждённому Дмитрию Кириленко мобильный телефон. Инспектора уволили, и он оказался на улице.

Виталий с решением начальства не согласился и подал заявление в суд. Вины за собой он не чувствовал - ничего заключённому не передавал.

Уволенный инспектор обратился к самому Дмитрию Кириленко (сразу после инцидента с мобильником нарушителя-зэка освободили условно-досрочно). Надо бы благодарить начальство колонии, но воздух свободы ударил Кириленко в голову, и бывший зэк покаялся. Чистосердечно признался, что оболгать Мурзакова его вынудил сотрудник колонии старший лейтенант Рябченко. Дмитрий тогда испугался угроз старлея и согласился выполнить грязную работу.

На свободе своё признание (про то, что оговорил Мурзакова) Кириленко оформил письменно и заверил у нотариуса.

Однако уже на суде Дмитрий от признательных показаний отказался. Оно и понятно: условно-освобождённый - совсем не значит, что вольный. Срок наказания к тому времени ещё не истёк. И в любой момент Кириленко могли снова отправить на зону. Под любым предлогом.

Тем не менее, в дежурном журнале колонии сохранились любопытные записи. В них значилось, что Кириленко с 11.40 до 12.00 исполнял обязанности понятого при плановом обыске в одном из помещений колонии. И рядом следующая запись - в 11.40 того же дня Дмитрия Кириленко задержали совершенно в другом месте - с мобильником Мурзакова. Объяснить этот временной и пространственный парадокс (как можно одновременно присутствовать в двух разных местах) руководство колонии внятно не смогло. В результате 6 февраля 2008 года суд обязал начальника ИК №8 восстановить Виталия Мурзакова на работе и выплатить пострадавшему деньги за вынужденные прогулы.

Кто тут у нас блядь?

Начальство выслушало и... забыло. Мурзакову пришлось подавать жалобу начальнику управления службы исполнения наказаний (УФСИН) по Калининградской области полковнику Ряжеву и обращаться в прокуратуру. Только 8 мая 2008 года решение суда, наконец, было исполнено, и Виталий вернулся на прежнее место.

Начальник колонии Юрий Чернов удостоил смутьяна личной беседы. Правда, разговор был короткий:

- Я тебе всё равно работать у нас не дам! - заявил Чернов.

На том и расстались.

Мурзакова отправили в отпуск, а затем поставили на “расконвойку” - следить за осуждёнными, которых отправляют на работу за ворота колонии.

- Руководство решило тебя в зону не допускать, - объяснил начальник отдела безопасности майор Бердар.

- Ладно, - махнул рукой Мурзаков, - дотяну как-нибудь до пенсии. Недолго осталось... (Виталий до колонии служил в милиции.)

И стал тянуть лямку дальше. Но начальники его в покое всё равно не оставили. Виданное ли дело, с командованием судиться?! Эдак скоро каждый сотрудник начнёт права качать. Нет, такое безобразие никак нельзя допустить.

В общем, Мурзакову устроили весёлую жизнь. Сослуживцам даже общаться с Виталием строго-настрого запретили. Но парень не сдавался. Тогда начальство пошло ва-банк: на Мурзакова подали в суд. За оскорбление уже известного нам майора Бердара. Виталию грозила уголовная статья - унижение чести и достоинства должностного лица, выраженное в неприличной форме.

- Он меня блядью обозвал... - пожаловался суду начальник отдела безопасности.

Судья Чепрасова начала разбирательство. Вскоре выяснилось: потенциальных оскорблённых было двое. Мурзаков стоял перед начальником хозяйственного отдела колонии Добрыниным и собственно Бердаром. Первый приказывал Виталию сделать одно, а второй - другое.

Так как начальники никак не могли “поделить” подчинённого, Мурзаков в конце концов потерял терпение и в сердцах ляпнул: “Вы, блядь, между собой сначала разберитесь!”

Короче, судья оправдал обвиняемого в связи с отсутствием состава преступления.

В итоге “блядский вопрос” остался открытым - кто именно из начальников ИК №8 более достоин этого эпитета, суд так и не установил. Хотя, скорее всего, Чепрасова посчитала спорное слово междометием. Присказкой, никому конкретно не адресованной. Этакое русское эмоциональное явление.

Со шваброй по жизни

Виталий остался на службе. В августе 2009 года ему до пенсии оставалось всего 14 месяцев. Но тут начальство придумало, как по-другому наказать строптивого инспектора - у Мурзакова истекал срок контракта. Тут же был подготовлен приказ, и Виталия уволили со службы. Не забыли и аттестацию составить:

“За время прохождения службы зарекомендовал себя с отрицательной стороны. Нормативные документы знает слабо и не всегда ими руководствуется при несении службы. При сдаче зачётов показал слабые результаты, в работе не проявляет инициативы, лично недисциплинирован. В общественной жизни участия не принимает, занимает обособленную позицию”.

Короче, с такой характеристикой в колонию можно попасть только в качестве осуждённого. Самое забавное - незадолго до этого (буквально за месяц) майор Бердар подписал Виталию Мурзакову другую характеристику. Там чёрным по белому значилось:

“Дисциплинирован, проявляет инициативу в службе, служебные документы знает и применяет на практике. По характеру прямолинеен, общителен, в отношении с сослуживцами корректен. Боевая и служебная подготовка - оценка “хорошо”.

Адвокат Мурзакова юрист Юрий Леонидович Михальченко считает, что решение руководства ИК №8 уволить его подзащитного - не выдерживает никакой критики. Юрий Леонидович в подобных вещах толк знает - сам не один год служил в системе исполнения наказаний.

В общем, Мурзаков опять подал иск в суд - потребовал восстановления в должности. Удивительный человек. Искренне считает, что честная служба - по закону! - может изменить Систему. Но пока там в почёте люди иного склада. К примеру, такие, как Вячеслав Типпель и Евгений Бычков. Уж кто-кто, а они точно отличные характеристики имели. Недаром их из ИК №8 на повышение в Санкт-Петербург отправили. Правда, они там по уголовной статье прямиком в следственный изолятор загремели. Немножко переусердствовали с “воспитанием” одного зэка, довели бедолагу до смерти (“Изнасилован шваброй. За что арестован экс-начальник колонии ИК №8”, “НК” №146).

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля