Новые колёса

«Гони бабки или сгноим в тюрьме.
» По воле милиции и суда невинный человек больше года отсидел в СИЗО

Вы бы согласились за 10 тысяч рублей посидеть годик в СИЗО? Не-ет? Странно...
А вот судья Ленинградского районного суда Калининграда С.А. Хазанова уверена, что 10 тысяч целковых - вполне достаточная компенсация со стороны государства за годичное (а если быть точным - в течение 13 месяцев) пребывание невиновного человека в тюремной камере.
Житель Калининграда Петр Гайворонский на собственной шкуре узнал, что такое правосудие по-калининградски. А началось все с того, что поздним вечером 27 октября уже далекого 1995 года он пошел выгуливать щенка...
- Я как раз выходил из квартиры к калитке, когда прямо под окнами моей квартиры (тогда я жил на ул. Князева) остановились трое подвыпивших парней, - вспоминает 58-летний Петр Дмитриевич. - Включили на полную катушку магнитофон... даром что на часах полночь, и начали что-то громко обсуждать. Как водится - вперемешку с матом. А у меня семья уже спать легла... Вот я на свою голову и сделал им замечание - попросил вести себя потише...
- Они вас послушали?
- Один из них (позднее я узнал, что его фамилия Балакин) в ответ... ударил меня ногой в пах! Я упал... и тогда они все накинулись на меня. Били ногами... старались попасть в голову. Кричали: "Мочи его, вырубай..." Несколько раз я вскакивал, но они снова валили меня на землю. Вскоре я почувствовал, что еще немного - и потеряю сознание. И тут я прямо перед собой увидел молоток. Он лежал у калитки - днем я чинил забор и забыл занести домой инструмент...
Я схватил молоток - как раз в тот момент, когда Балакин попытался еще раз ударить меня ногой - в лицо. В общем, я успел ударить раньше - и попал ему по голове.
- Они прекратили вас избивать?
- Произошла заминка... я схватил Рокки (щенка) на руки и бросился в квартиру. Хулиганы - за мной. Увидев, что дверь захлопнулась, они вернулись на улицу... и начали бросать камни в окна. Тогда я взял пневматическую винтовку (помните, в тире раньше такие были?). Несколько раз выстрелил в воздух - и хулиганы разбежались (как потом выяснилось, один из молодцев от вида "воздушки" в штаны наложил - так и записано в материалах уголовного дела).
Но... на следующий день эта гоп-компания вернулась. Уже всемером, во главе с каким-то мужчиной (как я узнал позже, его фамилия Климов). Начали требовать деньги. Дескать, если я не заплачу сейчас Балакину за ушибленную голову 30 долларов США, они для начала выбьют окна в моей квартире, затем подожгут дверь... Если это меня "не вразумит" - сожгут машину . И милиция не поможет - там у них все "схвачено".
Чтобы прекратить этот кошмар, я дал им денег... а еще через пару дней они пришли опять. И снова потребовали заплатить. Угрожали расправой моей семье...
- Вы опять дали деньги?..
- Нет, я обратился в милицию - написал заявление в Ленинградский РОВД Калининграда. Но ответа не получил.
- А что же Балакин, которому вы попали по голове?
- Как я позже узнал, первоначально он сказал врачам, что его сбила машина. Медики установили алкогольное опьянение, смазали ему йодом голову и отпустили домой. Само собой, раз дело касается ДТП, врачи сообщили о травме в милицию. А через несколько дней Балакин... спешно лег в больницу. Мол, тошнота, головокружение...
- Может, правда - сказалась травма?
- Может быть. Хотя врач, с которым я потом разговаривал, сказал мне другое: Саша Балакин проставил ему бутылку коньяка... и просил помочь "откосить" от армии... используя как основание травму головы. Для чего тут же придумал новую версию: неизвестный мужчина из кустов бросил ему в голову камень (!) и скрылся. Причем назвал другую улицу - Островского, хотя инцидент произошел совсем даже на улице Князева... В общем, только после моего заявления (с описанием нападения хулиганов, жалобой на последующее вымогательство денег и угрозу расправиться со мной и моими близкими) милиция установила связь между мной и этой травмой у Балакина.
- Балакин и его дружки понесли заслуженное наказание?
- Следователь Ленинградского РОВД Т.К. Агаркова обвинила... меня!
Дескать, ни за что ни про что я нанес травму 17-летнему подростку Балакину... А ребятки, как позже было написано в обвинительном заключении, всего-то... "стояли на перекрестке, слушали музыку и МОЛЧА разговаривали". После "хулиганских действий Гайворонского П.Д.", как следует далее из обвинительного заключения, "подросток А.А. Балакин 21 день провел в больнице" (при таком сроке лечения травму относят к тяжкому телесному повреждению).
Я начал проводить собственное расследование... и выяснил, что парень, "прикованный к больничной койке", де-факто преспокойно присутствовал на занятиях в колледже и сдавал зачеты! О чем и уведомил следователя. Но Агаркова гнула свое... и таки признала всех троих (А.А. Балакина, Д.Г. Шестакова, С.В. Каминского) потерпевшими. Мол, я на них напал - и точка.
- А как же свидетели происшест-вия, улики...
- Свидетелей Агаркова искала на ул. Островского (ведь "потерпевшие" указали, что именно там все произошло)! Не нашла...
У меня же были железобетонные доказательства, что ребята врут - поскольку на калитке у моего дома на улице Князева осталось несколько капель крови хулигана (в отчаянии, что следователь неумолимо пытается во всем обвинить меня, я сам превратился в эксперта-криминалиста). Однако Агаркова и тут проигнорировала мои доводы.
- Но зачем ей выгораживать хулиганов?
- Резон следствия понять несложно. На тот момент я был владельцем и директором ИЧП "Петр"... небольшой фирмы. В ходе допросов не раз и не два звучали намеки, что неплохо бы того... оказать милиции спонсорскую помощь. И тогда все проблемы развеются как утренний туман. Мои пояснения, что вся фирма состоит из меня одного... и прибыли хватает только на текущие нужды, очевидно, только разозлили Агаркову... и ее начальников. Только этим я могу объяснить последовавшие события.
- А что случилось дальше?
- Под предлогом, что я-де не проживаю дома и не прихожу по вызовам следователя (на самом деле - жил дома и приходил по первому требованию) 15 февраля 1996 года Агаркова... объявила меня в розыск! "За совершение тяжких преступлений" (цитата из ориентировки). Хотя на тот момент я все еще проходил по делу как свидетель - постановление о привлечении меня в качестве обвиняемого было изготовлено только на следующий день, 16 февраля, а постановление о задержании и вовсе было выписано 17-м числом! (Следователь даже не потрудилась бумаги подтасовать как надо... видать, была уверена, что и так сойдет.)
- Где же вас арестовали?
- Как где? Дома. Я же говорю, что жил дома и никуда не скрывался. Да и зачем? Ведь я знал, что прав на все сто процентов... Тем не менее, мне, законопослушному гражданину и добропорядочному человеку... надели наручники. После чего отправили в СИЗО. В постановлении о заключении под стражу было написано следующее:
"Учитывая, что Гайворонский совершил тяжкое преступление, по месту жительства не проживает, скрывается от следствия и от производства судебно-психиатрической экспертизы и, находясь на свободе, может вновь совершить преступление, являясь источником повышенной опасности в случае действительного психического заболевания".
Еще бы, я же, по словам "потерпевших", камнями из кустов кидаюсь... В общем, меня посадили. Я думал - после психиатрической экспертизы отпустят... Нет, не отпустили. Хотя эксперты признали меня нормальным.
- Как вы, добропорядочный гражданин, почувствовали себя, оказавшись в СИЗО?
- Я был в шоке. 18 февраля 1996 года в 22.00 меня из кабинета следователя привезли в СИЗО на ул. Ушакова. Первые сутки я провел в так называемом "карантине" - большой камере с выбитым окном (помню, из оконного проема нам на головы сыпался снег), шестью железными кроватями без матрацев... Находилось в камере около 20 человек. Спать, понятно, никто не спал - негде. Мне досталось место прямо под окном. Хорошо, куртка была с капюшоном. Я натянул его на глаза, а шапку положил под задницу... чтобы почки себе не застудить. Так и сидел всю ночь.
- Вас там кормили?
- Первый завтрак в СИЗО запомнил на всю оставшуюся жизнь: слипшийся комок овсяной каши и кружка горячей воды без сахара. Типа, чай. Вообще подследственные в СИЗО чай сами себе заваривают. У кого есть. А "казенный" используют для стирки. Все ж горячая вода, чего ей пропадать. Ложку, к слову, в "карантине" не дали... Пришлось самому мастерить... из подручных материалов. А так вообще в СИЗО кормят картошкой и капустой. На первое - вода с капустой, на второе - картошка. Мясо в баланде попалось за год отсидки только один раз. Граммов тридцать. Я потом долго его вкус вспоминал.
19 февраля, после медицинского освидетельствования и фотографирования, меня перевели в "нормальную" камеру. На шесть человек. То есть там стояло 6 кроватей... а подследственных было семь. В этой камере я долго сидел - два с половиной месяца. В СИЗО, как в тюрьме, есть закономерность: чем опасней человек - тем чаще его переводят из камеры в камеру. Чтобы не организовал сокамерников. Я как-то сидел с Золочевским... вы про него писали... Так его вообще каждые две недели из камеры в камеру перебрасывали. Потом меня перевели в "колхоз"... там было похуже. На 8 кроватей - 22 подследственных. Спали по очереди.
- Чем занимаются в СИЗО подследственные?
- Кто чем. Спят... но это днем. А ночью - бодрствуют. Перекрикиваются через двор с подследственными в других камерах. Курят, пьют чай. Строят "дороги" - прочные нити снаружи здания... по которым из камеры в камеру передают "посылки" и "малявы" (письма).
- Телевизоры в камерах есть?
- Не знаю как сейчас, а тогда запрещали. То есть по закону можно... но фактически не разрешали. Под предлогом, что телевизор надо технически обследовать (не вмонтирована ли в него какая радиостанция), а соответствующих специалистов в штате СИЗО нет. Помню, сидел я некоторое время с банкиром Клинчаяном... Его жена даже к начальнику СИЗО ходила на прием, чтобы разрешили держать маленький переносной телевизор в камере. Отказали.
- По закону вам положен бесплатный адвокат. Он хоть чем-то вам помог?
- 22 февраля 1996 года ко мне в СИЗО пришел адвокат юридической консультации Ленинградского района Калининграда Брысов (он меня защищал)... и сообщил: "Начальник следственного отдела просит 400 долларов. Не взятку, а на "благородные цели" - ремонт помещений Ленинградского РОВД". Тогда мне, мол, изменят меру пресечения и отпустят домой - под подписку о невыезде. Дать такую сумму "на ремонт" у меня не получилось... тогда 400 долларов были большими деньгами... И еще - я боялся, что меня привлекут за дачу взятки. Так-то у следствия против меня ничего не было, а тут - такой козырь! Мало ли... От этой милиции всего ждать можно.
29 февраля следствие было закончено и следователь вынес обвинительное заключение. А 15 марта 1996 года уголовное дело 022936/95 поступило в суд Ленинградского района Калининграда.
- Ну, уж судья-то разобрался, кто прав, а кто виноват...
- Нет. Я тринадцать месяцев... 9480 часов отсидел в душной камере, питался тюремной баландой, терял здоровье (ведь я пожилой человек!), каждый день тянулся как год... а суд волокитил дело. Вы не поверите, но первое заседание суда состоялось только... через полгода, 21 августа 1996 года! (По закону - должно быть рассмотрено не позднее, чем через 14 суток.)
- Вы куда-нибудь жаловались на волокиту?
- Жалоб и заявлений я написал очень много. Только вот, как я узнал много позже, мои жалобы, поступавшие в Ленинградский районный суд Калининграда, никто не рассматривал. Их просто... подшивали в уголовное дело.
- Так что в конце концов решил суд?
- 20 марта 1997 года судья Т.С. Гриценко вынесла приговор: за превышение пределов необходимой обороны (на суде все-таки всплыло, что я оборонялся от хулиганов!) -
1 год лишения свободы. К слову, максимальный срок, предусмотренный этой статьей. Поскольку к этому моменту я уже отсидел в СИЗО более года, меня освободили из под стражи тут же, в зале суда.
- А что же следователь Агаркова, которая вменяла вам "хулиганские действия и умышленное причинение тяжкого телесного повреждения потерпевшему Балакину"?
- Вместе с приговором судья вынесла частное определение в отношении следователя Т.К. Агарковой. Где было указано:
"При проведении следствия... следователем ОВД Ленинградского района Т.К. Агарковой были допущены нарушения, которые привели к незаконной квалификации действий подсудимого, и, в связи с этим, незаконному длительному содержанию под стражей. Так, по делу не проводился осмотр места происшествия, схема составлена со слов заинтересованных лиц, не проверено, в связи с чем Балакин менял свои показания. Суд считает, что при проведении расследования по данному делу следователь Агаркова допустила некомпетентность, отнеслась к расследованию непрофессионально..."
Еще бы компетентно... Да стоило этой Агарковой поинтересоваться личностями ее "потерпевших", как тут же всплыло бы, что один из них обвинялся в краже мотоцикла, а другой - в хулиганских действиях, аналогичных моему случаю...
- Хорошо, что суд все-таки разобрался, что к чему...
- Да, если не помнить, что суд внес и свою лепту в мои мытарства - не спеша, в нарушение норм ГПК РФ, рассматривал дело год. А я мучался в камере!
И еще о "справедливости" нашей местной Фемиды. Текст определения в отношении Агарковой я получил на руки только через... два с половиной года после суда! Да и то после моих многочисленных требований! Поэтому твердо уверен - суд и милиция у нас действуют сообща и друг друга не сдают до последнего...
- Итак, суд все-таки признал вас невиновным?
- Полностью реабилитироваться я смог только в 1999 году. Президиум Калининградского областного суда был вынужден признать очевидное - я невиновен. И сам я являюсь жертвой пьяных отморозков... которые запросто могли меня убить.
- Наверно, Агаркову за столь грубую работу с треском выкинули из органов милиции...
- Что вы! Я слышал, что она пошла на повышение - в следственное управление УВД Калининградской области.
- Но государство как-то компенсировало вам нанесенный ущерб? СИЗО - не санаторий... А вы там больше года провели...
- Я на старости лет лишился бизнеса, семья распалась... да и здоровье сильно пошатнулось. Поэтому подал иски о компенсации морального и материального вреда. Только спустя год (опять волокита!), 11 октября 2000 года судья Хазанова вынесла решение: за все мучения мне хватит... 10 тысяч рублей.
- ?!
- Да-да, десять тысяч целковых. Аккурат по 769 рубликов за каждый месяц в камере. Ее бы туда, на нары... мигом бы прозрела.
Понятно, я подал кассацию... Судебная коллегия областного суда "расщедрилась" - увеличила сумму до 20 тысяч. Впоследствии президиум областного суда под управлением Фалеева еще выше поднял планку - 50 тысяч целковых... Поглядел я на откровенный цинизм наших калининградских судей... и решил, что тут правды не добиться. В настоящее время мною поданы жалобы в Европейский суд по правам человека (в том числе - на многократные злоупотребления со стороны суда). Надеюсь, в ближайшие месяцы мои заявления, уже принятые (!) Европейским судом, будут рассмотрены...
О. Березовский


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля