Новые колёса

ГИНЗБУРГ СТАЛ ЖЕРТВОЙ РЭКЕТА.
В клубе “Волна” у него вымогают большие деньги

Глядя на немецкие открытки с видами Кёнигсберга, поражаешься обилием небольших судов и лодок на реке Прегель. До войны речное судоходство по городским каналам было весьма развито. По обе стороны острова Кнайпхоф (ныне остров Канта) располагался внутренний порт, куда приходили баржи и небольшие суда.

На одной части острова швартовались судёнышки крестьян, привозивших в город капусту, картофель и лук (капустный рынок). На другой стояли лодки рыбаков, торговавших свежей рыбой прямо из трюмов (рыбный рынок).

По реке постоянно сновали прогулочные пароходы, катера, баржи, гружённые брёвнами... В общем, 100‑150 лет назад речная жизнь в центре Кёнигсберга била ключом.

Дворец у реки

Сейчас речные набережные Калининграда - пусты. Здесь не причаливают лодки с полными трюмами сельди и трески. Да и прогулочных катеров почти не видно.

Горожане не особо стремятся обзаводиться водным транспортом. Катер - дорогое удовольствие. Его надо где-то хранить - значит, платить за стоянку или купить эллинг.

В советское время подобное удовольствие мог себе позволить далеко не каждый. Хотя тогда эллинги были скромными - что-то вроде гаража для машины, только со спуском к воде.

Сейчас эллинг - без сомнения, предмет роскоши. Катера сами по себе стоят недёшево. А гаражи к ним превратились в настоящие “дворцы” со всеми удобствами. Народ хочет отдыхать с комфортом!

Двухэтажный эллинг в янтарном рае стоит как квартира - около 2,5 млн. рублей.

Однако, чтобы кататься по реке, ещё недостаточно иметь эллинг и катер. Нужно вступить в клуб судоводителей-любителей.

Бизнесмен-строитель

30-летний житель Калининграда Роман Эдуардович Гинзбург - бизнесмен. Руководит строительной фирмой и ещё несколькими коммерческими предприятиями.

Молодой человек давно мечтал рассекать водную гладь на чём-нибудь этаком - модном и красивом. В 2013 году он приобрёл импортный катер Regal и получил права на управление маломерными судами. Тогда же вступил в общественную организацию “Водно-моторный клуб судоводителей-любителей “Волна” (Литовский вал, 105 “а”) и купил 2-этажный эллинг (№160), который находился на территории клуба.

Общая площадь помещений - 53,5 кв. метров. Недвижимость новый хозяин оформил в собственность, а земельный участок - в субаренду. Землю общественная организация арендует у города.

Первым делом Роман занялся ремонтом, так как приобретённое строение находилось не в лучшем состоянии.

Спальня с балконом

Ванную и туалет отделал кафелем, обустроил современную кухню, на втором этаже - спальню. Весь евроремонт осветил модными светильниками - по дизайнерскому проекту. К балкону пристроил цветочницу, в комнатах повесил “плазму”. Получилась благоустроенное жильё - с электроотоплением, водопроводом из скважины, канализационным септиком. На всё ушло 2,5 млн. рублей.

Казалось бы - цель достигнута. Живи и радуйся! Хоть катайся с друзьями по Преголе, хоть лови рыбу в заливе.

Однако насладиться всеми прелестями водно-моторных приключений Роман Гинзбург не успел. В 2014 году его исключили из клуба.

Трёхэтажная резиденция

Роман Гинзбург

В редакцию “Новых колёс” Гинзбург пришёл за помощью.

- Сначала всё было хорошо, - вспоминает Роман Эдуардович. - С председателем клуба судоводителей-любителей “Волна” Леонидом Викторовичем Долгополовым мы были в дружеских отношениях. Он знал, что я занимаюсь строительством. Часто просил помочь деньгами на благоустройство территории - мостик построить, дорожки заасфальтировать...

- Вы соглашались?

- Не отказывал. В течение полутора лет помогал по мелочам - по 5, 10, 15 тысяч рублей. Вообще-то территория клуба находится в убитом состоянии. Хотя место - хорошее.

Центр города - рядом. Пересекаешь Московский проспект по Литовскому валу, оттуда - рукой подать!

У самого председателя на территории клуба - трёхэтажный особняк. Он присоединил к своему эллингу соседние, получилась настоящая резиденция - и постоянно в ней проживает.

Имеются трёхэтажные строения и у других членов совета клуба. Многие эллинги переделаны под особняки.

100 тысяч в подарок

- Летом прошлого года председатель Долгополов попросил меня привезти тротуарную плитку для обустройства дороги. Мы обговорили стоимость - 100 тысяч рублей. Леонид Викторович обещал отдать деньги по частям.

- Договор подписали?

- Нет. Так как мы были в хороших отношениях, никаких бумаг не оформляли.

Не подозревая подвоха, я привёз плитку. Прошло время - председатель долг не возвращает. В октябре 2014 года я спросил про деньги за плитку. Чтобы не поставить его в затруднительное положение, предложил платить по частям. И тут Леонид Викторович вдруг заявляет:

“Ты знаешь, Рома... Забудь про эти деньги. Это будет твой безвозмездный подарок клубу”.

“Как это так? - удивился я. - Я не олигарх, чтобы делать подарки по 100 тысяч. У меня есть бабушка, есть родители, которым я мог бы помочь”.

“Да нет. Ты забудь. Это будет твой безвозмездный вклад”, - настаивал председатель.

“Нас тут просто дурят”

- Незадолго до этого разговора 11 членов клуба договорились скинуться по 30 тысяч рублей и построить бетонную причальную стенку, чтобы ставить свои катера. Председатель в этом никакого участия не принимал. Я тоже сдал 30 тысяч рублей.

И вот на следующий день после разговора о возврате 100 тысяч за плитку Долгополов мне звонит: “Ты сдал на причал 30 тысяч? С тебя ещё 70 тысяч рублей. Получилось удорожание - мы неправильно посчитали. Если не сдашь, твои деньги просто сгорят и места у причала у тебя не будет”.

“Как это они сгорят? Это что - лотерея?” - возмутился я.

Он ничего не ответил.

Вечером я приехал в клуб и предложил посчитать стоимость причала. “Вам не кажется, что нас тут просто дурят? - спросил я у соседей. - С 330 тысяч цена увеличилась до миллиона”.

Разговор происходил в присутствии других членов клуба и председателя.

Долгополов на вопросы отвечать не стал, распсиховался и ушёл. Его очень задели мои слова. После этого у нас разгорелся настоящий конфликт.

“Шнурки погладь!”

- Через три дня у меня в эллинге отключили свет. Я пришёл к председателю: “Объясните, в чём дело”.

“Я не собираюсь отвечать на вопросы, - ответил Долгополов. - Иди шнурки погладь и делай, что хочешь!”

“Что значит - шнурки погладь? Вы мне объясните, почему отключили электричество...”

“По тебе было принято решение советом клуба”.

“По какой причине?”

Он ничего не ответил. На совет, где принималось решение, меня не приглашали.

Я дождался следующего совета, пришёл и говорю: “Какие основания для моего исключения? Покажите решение!”

“Сейчас ничего нет - потом!” - ответил Долгополов.

В приватном разговоре мужики из совета мне сказали: “Да ладно! Это он просто на тебя обиделся. Две недели пройдёт - он отойдёт и всё будет нормально”.

- Я подумал, если нет бумаги, то это всё несерьёзно. Дачный сезон закончился - была уже осень. Я не стал тогда обострять отношения.

А теперь меня не пускают на территорию клуба - на въезде шлагбаум. И вообще - требуют оставить свою собственность и уйти.

- А за причал вы доплатили 70 тысяч?

- Да. Все сдали по 100 тысяч - и я тоже.

Исключили из клуба

- Я обратился к адвокату, он направил запрос руководству клуба. 12 мая 2015 года председатель ответил, что меня исключили из клуба ещё 27 ноября 2014 года.

Якобы у меня была задолженность за свет, я не платил членские взносы, установил трёхфазный автомат силой тока в 16 ампер, сделал незаконную реконструкцию помещения и отапливал эллинг электроприборами.

- Серьёзные нарушения!

- На самом деле задолженности у меня не имеется, электроснабжение эллинга соответствует нормативной проектной документации, электроприборы - требованиям безопасности.

- А что за реконструкция?

- Устройство декоративного элемента (цветочницы на балкон) не является реконструкцией.

Все эти причины надуманы. Просто придирки!

С помощью полиции

- Я отправил председателю претензию с требованием восстановить меня в ОО ВМК “Волна” и подключить эллинг к электроснабжению.

Но Долгополов всё проигнорировал.

Тогда я обратился с исковым заявлением в Ленинградский районный суд Калининграда. Потребовал признать незаконным решение совета ОО ВМК “Волна” о моём исключении, восстановить в составе членов клуба, обязать подключить эллинг к электроэнергии.

- Вы сейчас не можете пользоваться своей собственностью?

- Попасть на территорию клуба я могу - с помощью полиции. Но каждый раз не хочется поднимать скандал. Надеюсь, суд разберётся.

...Вот такая речная история. Видимо, там, где замешаны деньги, даже фамилия “Гинзбург” не спасает.

О. Рамирес

P.S. Как оказалось, не один Гинз­бург не согласен с политикой руководства “Волны”. На следующий день после разговора с Романом в редакцию “НК” пришли 29-летний Иван Григорьев и его супруга, 29-летняя Мария Черепанова. Молодые люди - соседи Романа Гинзбурга. В 2013 году они тоже приобрели эллинг (№162) и стали членами клуба “Волна”. Молодая пара не собиралась кататься по реке. Ребята просто хотели решить квартирный вопрос.

“Гони монету!”

Мария Черепанова и Иван Григорьев

- Мы тоже сдавали деньги на причал, - говорит Мария. - У нас не было такой суммы, пришлось взять кредит и заплатить 100 тысяч. Иначе бы не смогли даже подъезжать к своему эллингу на машине.

А недавно руководство клуба решило установить видеокамеры. С нас потребовали 1,5 тысячи рублей. Как-то приезжаем на машине домой, а охранник нас не пускает - не поднимает шлагбаум. Говорит: “Сдавайте деньги, иначе не проедете на территорию клуба!” Пришлось отдать 1.500.

Сколько будет стоить установка видеокамер, мы не знаем. Долгополов об этом не говорит, а просто выжимает деньги.

- Сколько всего членов клуба?

- Около 200 человек. Наш эллинг - в первой очереди, прямо у воды. А есть ещё и вторая очередь, и третья... Место здесь замечательное. Южная сторона, где всегда солнце. На другом берегу Преголи идёт строительство стадиона ЧМ-2018. Вечером - тишина, как будто находишься далеко за городом.

Мы не против того, чтобы вкладывать средства в благоустройство территории. Но хотим знать, на что руководство их тратит.

Мы потребовали подробного документального отчёта о расходах клуба. Ведь при строительстве причала нанимали людей, платили им зарплату, покупали стройматериалы...

Но никаких бумаг так и не получили. Долгополов говорит: мол, все документы имеются. Но нам их не показывает.

Проблема в том, что у многих членов клуба эллинги не оформлены в собственность, как у нас. Этот вопрос решает исключительно председатель. Поэтому люди боятся ссориться с Долгополовым. Будешь возражать, откажешься платить деньги - вообще всего лишишься.


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля