Новые колёса

ГЕНЕРАЛ ПОЛИЦИИ И БАНДА КИЛЛЕРОВ.
Кто же стоит за расстрелом футболиста Павла Когана

На прошлой неделе в нашей газете был опубликован материал Моего мужа убил майор полиции, - заявила на очной ставке жена расстрелянного футболиста Павла Когана” (“НК” №343). Его появлению предшествовало очередное обращение в редакцию матери погибшего - Галины Коган. Она рассказала, как идёт расследование (уже почти восемь лет!) громкого уголовного дела.

Оказывается, в следственном комитете состоялась очная ставка: через семь лет после покушения на Павла Когана его граждан­ская жена, Татьяна Ястребова, опознала одного из киллеров - по глазам и голосу (наёмные убийцы были в масках). Вдова утверждает, что в её мужа стрелял оперуполномоченный управления по борьбе с организованной преступностью (УБОП) УВД Калининградской области майор В. Колобов - ныне начальник Черняховской полиции.

Полковник Маликов

Среди прочих сотрудников правоохранительных органов (оперативников и следователей) Галина Ивановна Коган упомянула и полковника милиции Дмитрия Маликова (в прошлом заместителя начальника УБОП УВД Калинин­градской области). 5 февраля 2007 года в Калининграде был обстрелян служебный “Мерседес”, в котором со службы возвращался домой Маликов. Офицер получил несколько тяжёлых ранений. Однако он сумел выехать из-под огня киллера и самостоятельно добраться до здания регионального УВД на Советском проспекте.

Врачи сумели спасти милиционера. Хотя с тех пор его жизнь - в постоянной опасности. Маликов утверждает, что причиной покушения на него стало расследование убийства Павла Когана - полковник руководил группой оперов, искавших киллеров и заказчиков. То есть организаторы обоих преступлений - одни и те же люди.

Пока Маликов лежал в больнице, его охраняли вооружённые до зубов сотрудники СОБРа.

Потом он находился под защитой специальной программы, учился в Москве, а затем переведён в другой регион России - ныне он начальник одного из отделов МВД в Ростовской области.

В распоряжении редакции “НК” оказался любопытный документ - обращение Маликова на имя председателя следственного комитета России А.И. Бастрыкина. Итак, цитируем:

Два ранения из автомата

“В период с августа 2003 года по сентябрь 2009 года я проходил службу в ОВД УВД по Калининградской области. 5 февраля 2007 года в Калининграде на меня было совершено покушение, выразившееся в вооружённом нападении, в ходе которого я получил два тяжёлых огнестрельных ранения из автомата. По данному факту было возбуждено уголовное дело №02032307 по п. “б” ч. 3 ст. 105 УК РФ. В отношении меня были приняты меры государственной защиты, которые осуществляются и по настоящее время.

С момента покушения работа по раскрытию преступления проводилась формально, а в ряде случаев были приняты конкретные меры по недопущению раскрытия данного преступления. Уголовное дело в конце 2007 года было приостановлено и мне удалось добиться возобновления его лишь в 2010 году при посредстве председателя комитета Государственной Думы РФ по безопасности В.А. Васильева, к которому я обратился, проходя в указанный период времени обучение в Академии управления МВД России в Москве”.

Убийство и похищение

“Причиной совершённого в отношении меня преступления я считаю свою служебную деятельность. В указанный период я занимал должность заместителя начальника УБОП по Калининградской области и обеспечивал оперативное сопровождение уголовных дел, возбуждённых по фактам совершения на территории Калининградской области ряда заказных убийств. В частности, я лично контролировал процесс раскрытия убийств Когана П.Б. и Лебедева О.И. (владельца автоцентра “Вольво” в Калининграде, - прим. ред.), совершённых в 2005 году, а также похищения в 2006 году Панченко В.В. (человек из уголовной среды, получивший криминальный статус смотрящего по Калининградской области, находившийся на связи с милицией, - прим. ред.). К раскрытию этих преступлений, а также установления лиц, к ним причастных, был подключён ряд подчинённых мне сотрудников - в частности, Воронов А.Ю. и Колобов В.И.

Так, в ходе работы по расследованию убийства Когана офицерами Вороновым и Колобовым была получена достоверная оперативная информация следующего содержания: Коган при жизни получал основной доход от бизнеса, связанного с работой складов временного хранения (далее по тексту - СВХ) при таможенных терминалах, расположенных в Советске”.

Отказался от сделки

“По роду деятельности Коган был знаком и даже состоял в приятельских отношениях с неким Сайко А.Г., который, как и сам Коган, занимался бизнесом, связанным с работой СВХ, но в Багратионовском районе.

Сайко

Коган и Сайко состояли на учётах (в т.ч. и в УБОПе), как руководители организованных преступных формирований региона. Как было установлено нами, и Сайко, и Коган состояли в дружеских отношениях с тогдашним начальником УБОП УВД по Калининградской области и моим непосредственным начальником полковником Шогеновым Ю.З.

Кроме того, Шогенов финансово участвовал в деятельности коммерческих структур, подконтрольных Сайко и занимающихся вышеуказанными СВХ.

Далее, как было установлено нами, в какой-то момент (2004-2005 гг.) Сайко, Коган и Шогенов решили монополизировать деятельность всех СВХ Калининградской области, для чего решили создать общую коммерческую организацию.

Коган, который поначалу согласился войти в “долю”, отказался от этого, поскольку всем этим “конгломератом” должен был руководить Сайко. То есть Коган попал бы к нему в зависимость и в последующем, не исключено, был бы “оттёрт” от бизнеса”.

Секретная информация

“Через две недели после отказа Когана от участия в сделке, он был застрелен в Советске.

Таким образом, указанная информация явно свидетельствовала о возможной причастности Сайко и Шогенова к убийству Когана.

Воронов и Колобов передали эту информацию мне, и я отправил их с докладом непосредственно к первому заместителю начальника УВД по Калининградской области полковнику Декасову Ю.Д., поскольку информация свидетельствовала о причастности к особо тяжкому преступлению сотрудника правоохранительных органов - Шогенова Ю.З.

Декасов, вызвав к себе в кабинет Шогенова, просто-напросто передал ему секретную оперативную информацию - в т.ч. то, что касалось непосредственно него и его криминальных связей.

Вернувшись от Декасова, полковник Шогенов в тот же день вызвал меня к себе в кабинет, где в грубой форме приказал перестать заниматься проведением ОРМ (оперативно-розыскных мероприятий) в отношении Сайко и его самого. И вообще приказал далее рассматривать только иные версии убийства Когана.

На мои возражения Шогенов приказал мне “не лезть не в свои дела”, после чего высказал в мой адрес угрозу, что мне “недолго жить осталось”, если я не успокоюсь.

Через несколько дней после этого разговора я стал замечать за собой слежку. Через какое-то время слежка прекратилась, и через месяц, 5 февраля 2007 года, на меня было совершено покушение”.

“Вольво-центр” с процентами

“В ходе работы по расследованию убийства предпринимателя Лебедева была получена следующая информация: Лебедев совместно с Сайко занимался бизнесом, связанным со сделками по купле-продаже земельных участков. При этом непосредственным оформлением указанных земельных участков занималась супруга Шогенова Ю.З.

Сам Шогенов также имел определённый процент в указанном бизнесе.

Лебедев, помимо указанного бизнеса, владел “Вольво-центром” в Калининграде. Шогенов и Сайко также оказывали Лебедеву услуги т.н. “крыши”. Далее в какой-то момент Сайко потребовал у Лебедева вернуть около 50 тысяч долларов США, вложенных Сайко в бизнес Лебедева, а также проценты.

Лебедев вернул только основную сумму, отказавшись платить проценты, после чего Сайко стал его “напрягать”, требуя передать уже часть земельных участков и “Вольво-центр”. Лебедев отказывался.

По полученной нами информации, Лебедева приводили в кабинет к Шогенову, где тот лично требовал у Лебедева передачи земли и “Вольво-центра”. Лебедев стоял на своём, после чего, как следовало из полученной нами оперативной информации, Сайко и Шогенов приняли решение о физическом устранении Лебедева.

В начале 2005 года у дома Лебедева было подорвано взрывное устройство - Лебедев скончался на месте покушения”.

По кличке “Гитлер”

“В тот же период времени нам стало достоверно известно о существовании на территории Калининградской области “расстрельной команды” - из числа действующих сотрудников УВД по Калининградской области и представителей ОПГ региона, в состав которой входили ныне уже бывшие сотрудники УБОП УВД по Калининградской области Слюсарь М.Г. и Василевский В.К., а также представители ОПГ - сам Сайко, Дмитриев И.В. (кличка “Гитлер”) и Голанов Владимир (кличка “Володя Брянский”). Указанные лица совершали убийства по найму. Руководство указанной группой осуществляли Шогенов и Сайко.

О взаимоотношениях Шогенова и Сайко я уже сказал выше, Слюсарь и Василевский в период работы в УБОП были “людьми” Шогенова. Далее: Дмитриев - хороший знакомый, почти друг Слюсаря и Василевского. Голанов Владимир - давний приятель Слюсаря. Таким образом, все указанные лица были тесно связаны между собой.

Относительно заинтересованности в сокрытии вышеуказанной информации заместителем начальника УВД Декасовым Ю.Д. могу пояснить следующее: в августе 2007 года в Светлогорске было совершено убийство криминального авторитета Э.А. Баженова, “заказчиком” которого выступал предприниматель из Светлогорска В.А. Юхневич”.

Покушение на “Мультика”

“После убийства Баженова, его друг, также криминальный авторитет Дмитрий Константинов (кличка “Мультик”, хозяин ООО “ДикАвто”) в “своём кругу” заявил о том, что он знает, кто совершил убийство.

Как результат - на 40-й день после убийства Баженова на Константинова в подъезде дома на ул. 9 Апреля в Калининграде совершается покушение, а 6 марта 2009 года - ещё одно (в доме на Набережной генерала Карбышева), в результате которого Константинов был ранен, а задержанный на месте преступления киллер оказался Владимиром Голановым. Таким образом, в указанных ситуациях снова прослеживается деятельность группы лиц во главе с Сайко и Шогеновым.

Что касается Декасова, то в сентябре 2010 года в Калининграде у меня состоялась встреча с Константиновым. По его словам, Декасов поддерживает давние дружеские отношения с Юхневичем и имеет “долю” в его строительном бизнесе. Когда Баженов стал предъявлять претензии к Юхневичу, то Декасов вызывал Баженова к себе в кабинет, где в угрожающей форме пообещал Баженову, что разберётся с ним, если тот продолжит выдвигать свои требования к Юхневичу. Тот Декасова слушать отказался - и через месяц был застрелен в Светлогорске”.

Видеозапись под сукном

“Далее, как пояснил мне Константинов, на похоронах Баженова он действительно пообещал за того отомстить, а на 40-й день после убийства Баженова на него (Константинова) была совершена первая попытка покушения.

Дмитрий Константинов

Через год, в марте 2009 года на Константинова была совершено второе покушение - он был ранен, однако был задержан и исполнитель данного преступления - Голанов Владимир. В итоге, как пояснил Константинов, он полагает, что за всеми указанными преступлениями (убийство Баженова и два покушения на него самого) стоит именно Декасов.

Указанная информация была незамедлительно передана мной в отдел ДСБ МВД РФ, осуществляющий мою защиту, после чего должна быть направлена для проверки в УСБ УВД по Калининградской области.

Вечером 30 ноября 2010 года, после предыдущего моего допроса в качестве потерпевшего по настоящему уголовному делу, я по инициативе начальника УСБ УВД по Калинин­градской области А.С. Попова организовал встречу с Константиновым.

В ходе этой встречи Константинов полностью подтвердил информацию, ранее переданную мне. Весь указанный разговор был записан Поповым и в настоящее время указанная видеозапись находится в следственном управлении следственного комитета РФ по Калинин­градской области”.

Три трупа за один день

“Проверка достоверности информации была поручена сотрудникам УСБ УВД по Калининградской области. Однако проверка проводилась формально, поскольку уже планировалось назначение Декасова на вышестоящую должность - начальника УВД Липецкой области, и принимались все меры, чтобы не допустить его дискредитации.

Также оказывалось моральное давление на Д. Константинова и Татьяну Иванову - бывшую сожительницу Баженова, которая в указанный период времени обращалась в Генеральную прокуратуру и Следственный комитет России с заявлениями о причастности Декасова и Юхневича к убийству её мужа.

Спустя некоторое время Константинов инициировал публикацию в московской прессе нескольких публикаций о криминальной деятельности Слюсаря, Шогенова и прикрывавшего их Декасова. В результате 31 мая 2011 года в пос. Чкаловск у подъезда дома №7 по улице Докука был застрелен Константинов, а спустя четыре часа на улице Гайдара, около отделения “Сбербанка”, были расстреляны из автомата два предпринимателя - Иван Шевалье и Александр Моргарт.

Угрожал вдове и её сыну

“Этим расстрелам предшествовали следующие события: со 2‑го по 6 апреля 2011 года мне стало извест­но, что начальник ОРЧ УУР (оперативной части управления уголовного розыска) УВД Калининградской области подполковник А. Галюта встретился с моим бывшим источником и криминальным авторитетом Юрием Казлаускасом (он длительное время проживал на территории России по подложным документам, как Артур Адисон, и впоследствии более двух лет находился в розыске).

Казлаускас имел активные связи со Слюсарем и Сайко. При проверке Казлаускаса на полиграфе было получено 99% совпадений данных о его осведомлённости и косвенной причастности к убийству Когана. Однако Галюта легализировал Казлаускаса, снял с него розыск и решил вопрос об изменении меры пресечения.

Затем Казлаускас и члены его преступной группы были использованы для запугивания гражданской жены убитого Когана - Татьяны Ястребовой. Угрожая ей и её сыну, Галюта потребовал опознать в убийце её мужа Владимира Колобова (в тот момент - зам. начальника уголовного розыска ОВД Гурьевского района, ранее проходившего службу в должности оперуполномоченного УБОП и активно принимавшего участие в раскрытии данного убийства).

Так Татьяна Ястребова (в присутствии следователя СУ СК Д.В. Першина, - прим. ред.) “по глазам и голосу” опознала в хорошо ей знакомом Колобове убийцу своего мужа. При том, что преступника она видела 6 лет назад - с дистанции 100 метров, одетого в маску и защитную форму спецназа”.

Требовали опровержения

Эдуард Баженов

“Реально запугав Колобова, не предъявив ему ни обвинения, ни задержав его, руководители криминальной милиции стали требовать письменного опровержения фактов, изложенных в статье “Недостреленные” (опубликованной 4 и 5 апреля 2011 года в газете “Новые известия”), а также дачи клеветнических, выдуманных сведений обо мне, Воронове, Слезине, Молчанове - с целью нашей дискредитации.

8 апреля 2011 года, используя те же методы, по надуманным причинам был проведён обыск у подполковника милиции Молчанова - его также запугивали и требовали “опровержения”.

30 мая 2011 года я трижды в течение дня созванивался с Д. Константиновым - он сообщал мне о поступивших ему сведениях о планируемом его убийстве. Он пояснил, что находящийся в Липецке Декасов передал Юхневичу, чтобы с Константиновым и Маликовым быстрее разобрались, т.к. стало извест­но, что Константинов готов выехать в Москву и дать письменные показания в центральном аппарате СК РФ по убийству Баженова и покушениям на него.

Со слов Константинова, подготовлена серьёзная операция по его уничтожению, обстоятельства ему неизвестны и в целях безопасности он собирается покинуть регион. Обращаться в правоохранительные органы он отказался. Утром 31 мая 2011 года Константинов был убит в пос. Чкаловск”.

Из того же оружия

“Позже, 6 сентября 2011 года, на дополнительном допросе меня в качестве потерпевшего, мною к протоколу были предоставлены для приобщения:

- объяснение Константинова, на 3-х листах;

- рапорт на имя начальника ДСБ МВД РФ, на 4-х листах;

- объяснение Воронова А.Ю., на 8 листах;

- фотографии в количестве 8 штук;

- CD-RW диск с аудиозаписью показаний гр. Т. Ястребовой (04.04.2007 г. в медсанчасти УВД Калининградской области, где она назвала лиц, подозреваемых в убийстве её мужа);

- сведения о моём выезде с территории Калининградской области, согласно базе “Магистраль”; а также свидетели, которые подтверждают моё нахождение в Волгоградской области.

Убийства Морганта, Шевалье и Константинова совершены аналогичным способом. Убийства предпринимателей Морганта и Шевалье раскрыты. УМВД по Калининград­ской области и следственное управление СК отрапортовали о раскрытии преступления и задержании убийцы. Однако убийство Константинова считается не раскрытым, хотя совершено аналогичным способом (из того же оружия). Полагаю, что данный факт напрямую связан с административно-властными полномочиями Ю.Д. Декасова.

Считаю, что генерал-майор полиции Ю.Д. Декасов, проходящий в настоящее время службу в должности начальника УМВД России по Липецкой области, непосредственно причастен к организации ликвидации жителей Калининградской области Баженова и Константинова. В его действиях содержатся признаки уголовно наказуемого деяния, предусмотренного ст. 286, ст. 33 и ст.105 УК РФ”.

4 апреля 2007 года в больничной палате медсанчасти УВД (ул. Дм. Донского в Калининграде) состоялся разговор между подполковником Дмитрием Маликовым (заместителем начальника УБОП) и Татьяной Ястребовой (вдовой Павла Когана). Прошло два месяца со дня покушения на Маликова - он перенёс несколько операций и готовился к следующей. Ястребова, которую после гибели мужа охраняли подчинённые Маликова, приехала к нему из Советска, проведать. Привезла икону “Донской Божьей матери”.

В палате находилась также жена Маликова - Юлия.

Маликов: “Ну, я тебе говорю начистоту. Когда меня стреляли, я знал, что меня заказал Шогенов (Юрий Шогенов, полковник милиции, начальник УБОПа, - прим. ред.). А всё идёт, знаешь откуда? Это идёт с тех моментов, когда Паша (Коган), Шогенов и Сайко планируют создание этой фирмы, которая будет заниматься складами по всей границе. Когда они собирались по триста тысяч скидываться. Это было до гибели Паши. Ну, может, за месяц”.

Ястребова: “За месяца два...”

Маликов: “Вот, а теперь смотри просто тут сама уже всё. Я тебе сказал и смотри все движения, движения после гибели Пашки крепко начались к этим же складам (временного хранения, - прим. ред.)”.

Ястребова: “Да”.

Маликов: “Помнишь ситуацию, когда там ребята работали - Воронов и Колобов?”

Ястребова: “Да”.

Маликов: “Ну, Колобов Вовка”.

Ястребова: “Ну”.

Маликов: “На тебя, на квартиру... Совершена квартирная кража. Когда у тебя всё уже вытащили, совершается разбой. Цель, какая?”

Ястребова: “Замочить нас”.

Маликов: “Вопрос: кому это выгодно?”

Ястребова: “Я знаю, я знаю, кому выгодно”.

Маликов: “Твой склад (СВХ) никому не нужен”.

Ястребова: “Территория”.

Маликов: “Не нужна территория. Нужна лицензия, которую на сегодняшний день получить невозможно”.

Ястребова: “Большие деньги, огромные деньги”.

Маликов: “Вот, всё упирается в лицензию. Ты основная владелица и без тебя там ничего не сделаешь”.

Ястребова: “Я знаю”.

Маликов: “А теперь смотри, Колю (Воищева) никто не трогает, до поры до времени”.

Ястребова: “Ну, Паша с Сайко познакомился уже давно, я ещё беременная тогда была, они уже тогда общались. Тогда ещё Сайко ездил на белом “Черке” (джипе), Пашка смеялся над ним, он ходил в представительном белом костюме с видом дипломата. А вот тебе ещё завязка: знаешь, что буквально за два или три дня до смерти Сальника (Александра Сальникова, 33-летнего владельца подпольных табачных фабрик, застреленного 1 апреля 2005 года в Калининграде, на улице Соммера, 2 в подъезде собственного дома, - прим. ред.) Пашка встречался с Сальником. Сальник позвонил, они очень давно не были в контакте. Потому-то Юрий (Шогенов, начальник УБОПа, “крыша” и бизнес-партнёр контрабандиста Когана, - прим. ред.) разругал их тогда... И вот Паша тогда встречался с Сальником. Это мне Юра сказал. Они встречались и разговаривали. Потом получилось так, что Сальника убили первым... Тем более, я видела всё. Почему меня-то?..

Маликов: “Ты не видела лица. Маска”.

Ястребова: “Я глаза видела, я голос слышала... Знаешь, я как-то раз у Сайко увидела хачика. Я заехала - он сидел, разговаривал, а потом быстро, быстро уехал. У него ещё было большое кольцо с сапфиром”.

Маликов: “Я думаю, что это был кто-то из ближнего окружения”.

Ястребова: “Сам он не смог это сделать потому, что Паша позвонил мне в двенадцать часов, в последний день, спросил, что я делаю. Потом говорит: “Ну, сейчас у меня послед­няя встреча с Саней (Сайко) и я еду домой. Мне сказали, что Саня так здорово подпрыгнул - двух адвокатов нанял очень сильных”.

Маликов: “Да пускай, кого угодно нанимает, он испугался”.

Юлия Маликова: “Он не был уверен в том, что ты останешься жив”.

Ястребова: “Он свалить хочет”.

Маликов: “Куда?”

Ястребова: “За границу”.

Маликов: “Значит, боится. Понимает, что копают. Момент, видишь, какой: я выжил - и я буду работать”.

Ястребова: “У меня есть, скажем, так, шпионка, которая общается с ними, потом она рассказывает мне. И вот она говорит: что-то страшное у них там творится... Говорит: там кого-то подстрелили, а Сашу (Сайко) в этом обвиняют и, знаете, они его посадят и он, что думает, что я ему передачи буду носить”.

ЛИЦЕНЗИЯ НА УБИЙСТВО. У вдовы Когана отбирали бизнес покойного мужа

4 апреля 2007 года в больничной палате медсанчасти УВД (ул. Дм. Донского в Калининграде) состоялся разговор между подполковником Дмитрием Маликовым (заместителем начальника УБОП) и Татьяной Ястребовой (вдовой Павла Когана). Прошло два месяца со дня покушения на Маликова - он перенёс несколько операций и готовился к следующей. Ястребова, которую после гибели мужа охраняли подчинённые Маликова, приехала к нему из Советска, проведать. Привезла икону “Донской Божьей матери”.

В палате находилась также жена Маликова - Юлия.

Маликов: “Ну, я тебе говорю начистоту. Когда меня стреляли, я знал, что меня заказал Шогенов (Юрий Шогенов, полковник милиции, начальник УБОПа, - прим. ред.). А всё идёт, знаешь откуда? Это идёт с тех моментов, когда Паша (Коган), Шогенов и Сайко планируют создание этой фирмы, которая будет заниматься складами по всей границе. Когда они собирались по триста тысяч скидываться. Это было до гибели Паши. Ну, может, за месяц”.

Ястребова: “За месяца два...”

Маликов: “Вот, а теперь смотри просто тут сама уже всё. Я тебе сказал и смотри все движения, движения после гибели Пашки крепко начались к этим же складам (временного хранения, - прим. ред.)”.

Ястребова: “Да”.

Маликов: “Помнишь ситуацию, когда там ребята работали - Воронов и Колобов?”

Ястребова: “Да”.

Маликов: “Ну, Колобов Вовка”.

Ястребова: “Ну”.

Маликов: “На тебя, на квартиру... Совершена квартирная кража. Когда у тебя всё уже вытащили, совершается разбой. Цель, какая?”

Ястребова: “Замочить нас”.

Маликов: “Вопрос: кому это выгодно?”

Ястребова: “Я знаю, я знаю, кому выгодно”.

Маликов: “Твой склад (СВХ) никому не нужен”.

Ястребова: “Территория”.

Маликов: “Не нужна территория. Нужна лицензия, которую на сегодняшний день получить невозможно”.

Ястребова: “Большие деньги, огромные деньги”.

Маликов: “Вот, всё упирается в лицензию. Ты основная владелица и без тебя там ничего не сделаешь”.

Ястребова: “Я знаю”.

Маликов: “А теперь смотри, Колю (Воищева) никто не трогает, до поры до времени”.

Ястребова: “Ну, Паша с Сайко познакомился уже давно, я ещё беременная тогда была, они уже тогда общались. Тогда ещё Сайко ездил на белом “Черке” (джипе), Пашка смеялся над ним, он ходил в представительном белом костюме с видом дипломата. А вот тебе ещё завязка: знаешь, что буквально за два или три дня до смерти Сальника (Александра Сальникова, 33-летнего владельца подпольных табачных фабрик, застреленного 1 апреля 2005 года в Калининграде, на улице Соммера, 2 в подъезде собственного дома, - прим. ред.) Пашка встречался с Сальником. Сальник позвонил, они очень давно не были в контакте. Потому-то Юрий (Шогенов, начальник УБОПа, “крыша” и бизнес-партнёр контрабандиста Когана, - прим. ред.) разругал их тогда... И вот Паша тогда встречался с Сальником. Это мне Юра сказал. Они встречались и разговаривали. Потом получилось так, что Сальника убили первым... Тем более, я видела всё. Почему меня-то?..

Маликов: “Ты не видела лица. Маска”.

Ястребова: “Я глаза видела, я голос слышала... Знаешь, я как-то раз у Сайко увидела хачика. Я заехала - он сидел, разговаривал, а потом быстро, быстро уехал. У него ещё было большое кольцо с сапфиром”.

Маликов: “Я думаю, что это был кто-то из ближнего окружения”.

Ястребова: “Сам он не смог это сделать потому, что Паша позвонил мне в двенадцать часов, в последний день, спросил, что я делаю. Потом говорит: “Ну, сейчас у меня послед­няя встреча с Саней (Сайко) и я еду домой. Мне сказали, что Саня так здорово подпрыгнул - двух адвокатов нанял очень сильных”.

Маликов: “Да пускай, кого угодно нанимает, он испугался”.

Юлия Маликова: “Он не был уверен в том, что ты останешься жив”.

Ястребова: “Он свалить хочет”.

Маликов: “Куда?”

Ястребова: “За границу”.

Маликов: “Значит, боится. Понимает, что копают. Момент, видишь, какой: я выжил - и я буду работать”.

Ястребова: “У меня есть, скажем, так, шпионка, которая общается с ними, потом она рассказывает мне. И вот она говорит: что-то страшное у них там творится... Говорит: там кого-то подстрелили, а Сашу (Сайко) в этом обвиняют и, знаете, они его посадят и он, что думает, что я ему передачи буду носить”.


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля