Новые колёса

ГАНГСТЕРЫ В ГОРОДЕ-4.
Соучастника убийства бизнесмена Жигаря отпустили на свободу

Арестован по приказу Путина

- Я нашла соучастника убийства моего сына! - пожаловалась премьер-министру Путину Нина Васильевна Томилко. - Но милиция не предпринимает никаких мер по его задержанию!

Чёрный сентябрь 2007 года. Нина Томилко прощается с сыном. Ему было 33 года

Это произошло 4 декабря 2008 года, во время “прямой линии с премьером”. Ровно через 7 дней (12 декабря) подозреваемый был задержан. Казалось, длившееся более года расследование подошло к концу. Появился реальный шанс раскрыть одно из самых громких заказных убийств, совершённых в Калинин­граде за последнее время.

Началась эта история вечером 10 сентября 2007 года. Предприниматель Андрей Жигарь ехал на своём “Мерседесе” по направлению к дому. В новой “высотке” на улице Эпроновской, 1 его ждала жена.

- Еду на важную встречу, - сообщил супруге Андрей по телефону. - Около дома меня ждут серьёзные люди.

А через полчаса в подъезде многоэтажки прогремели выстрелы. Жигарь был убит в лифте. Множественные огнестрельные ранения головы и туловища не оставляли сомнений - действовали профессиональные киллеры. 11 сентября 2007 года старший следователь СУСК при прокуратуре РФ по Калининград­ской области М.М. Лобас возбудил уголовное дело. Началось предварительное следствие.

Сыщики имели все шансы на успех. Убийство произошло в единственном подъезде 20-этажного дома. Киллеров не могли не заметить. В принципе, так и произошло. Преступников во дворе видел водитель легковушки, в подъезде с убегающими преступниками столкнулась (практиче­ски нос к носу) семейная пара с ребёнком. (По словам водителя, они вошли в дом, а через секунду оттуда выскочили двое киллеров.) И это только те свидетели, о которых стало известно матери погибшего бизнесмена. Наверняка были и другие - место многолюдное. Однако с первых же дней следствие по непонятным причинам стало пробуксовывать. Вернее, уголовное дело попросту “спускали на тормозах”.

“Отстаньте, мамаша!”

Нине Васильевне сразу бросились в глаза странные вещи. Непосредственно после убийства Андрея на место преступления прибыла милиция. На удивление быстро. “Мерседес” Жигаря незамедлительно осмотрели. Сначала какой-то подполковник, потом следователь, потом ещё кто-то. Причём, без обязательных в таких случаях понятых. Соответственно, в этот момент никто не составлял протоколов досмотра или описи изъятых вещей.

А. Жигарь

- Как же так?! - обратилась к следователю Лобасу мать убитого.

- Расследование убийств - вообще не моя специальность, - отмахнулся Лобас.

В общем, отстаньте, мамаша. Не до вас.

- Когда вы будете опрашивать свидетелей? - продолжала тормошить следователя Нина Васильевна. - Вы установили, кому сын звонил перед смертью?

- Не можем никого найти, - развёл руками Лобас.

Вот тут-то и выяснилась любопытная деталь: записная книжка Андрея, изъятая милиционерами, бесследно исчезла. Получается, что из материалов уголовного дела пропало вещественное доказательство. (В записной книжке были адреса, телефоны, имена знакомых Андрея и его партнёров по бизнесу. Следователь ещё жаловался: “Здесь столько информации! Столько...”)

С большим трудом Нине Васильевне удалось получить мобильный телефон сына (также изъятый милицией). Только вот вся информация о контактах, которая была в мобильнике на момент убийства, потом была стёрта. Тут уж Нине Васильевне стало абсолютно понятно: за расследование нужно браться самой.

Иголка в стоге сена

Перво-наперво мать погибшего решила ознакомиться с материалами уголовного дела. Однако получила категорический отказ. Тогда Нина Васильевна пошла по инстанциям. Прокурор района Олег Игоревич Кожемякин женщину попросту “отфутболил”.

Иван Шатов утешил мать погибшего: “Искать убийцу - всё равно, что искать иголку в стоге сена...”

- Это теперь не наше дело, - сказал Кожемякин. - Создан следственный комитет. Вам надо обращаться туда.

В первых числах октября 2007 года Нина Васильевна явилась по указанному адресу на улицу Геологиче­скую, где добилась встречи с важным должностным лицом - Иваном Сергеевичем Шатовым (руководителем следственного отдела СУСК по Калининграду).

- Искать убийцу, - утешил женщину Иван Сергеевич, - всё равно, что искать иголку в стоге сена...

И отправил её к следователю Родоману. Догадываетесь, чем закончился разговор? Правильно. Ничем. Родоман даже разговаривать с Ниной Васильевной не пожелал.

Нина Васильевна написала письмо губернатору Боосу. 6 ноября 2007 года пришёл ответ за подписью начальника управления А.Д. Шагако:

“В целях раскрытия данного преступления создана оперативно-следственная группа, в которую вошли наиболее опытные сотрудники. Дело взято нами на контроль”.

А уже 11 декабря 2007 года следователь по особо важным делам П.Н. Родоман подписал постановление: предварительное следствие приостановить, так как “принятыми мерами установить лиц, совершивших преступление, не представилось возможным”.

Неуловимый таксист

Нина Васильевна не сдавалась. В январе 2008 года она написала заявление на имя прокурора Калининградской области Алексея Самсонова. Затем отправила письмо в УФСБ по Калининградской области. Обратилась в суд Московского района Калининграда. Безрезультатно.

Тогда женщина начала опрашивать свидетелей самостоятельно. Подняла все свои связи, подключила друзей и знакомых. Благодаря этому удалось выяснить - все исходящие и входящие звонки были удалены не только с телефона Андрея Жигаря. Основательно “подчистили” даже центральную базу данных МТС. Так что установить, с кем разговаривал и с кем собирался встретиться перед смертью её сын, Нине Васильевне не удалось.

Но она всё же нашла зацепку. Женщине удалось найти таксиста (такси “Балтика”). Она установила, что именно он привёз к дому сына наёмного убийцу, именно он показал ему на Жигаря (чтобы ошибки не случилось), он зашёл вместе с киллером в подъезд (следом за Жигарем), а потом увёз стрелка с места преступления. Этим таксистом оказался молодой человек 1981 года рождения, бывший боксёр, ранее работавший охранником в ресторане. Нина Васильевна установила фамилию соучастника преступления и сообщила об этом в милицию. (Хотя в самой “Балтике” сразу после убийства также уничтожили важные доказательства - информацию в компьютере о передвижениях этой машины-такси.) Дело оставалось за малым - задержать подозреваемого.

Прошёл месяц, другой... Никаких изменений - таксист оставался на свободе. Нина Васильевна отправила новое письмо в прокуратуру: “В чём дело, почему нет никакой реакции?”

21 апреля 2008 года уже известный нам следователь Родоман ответил:

“Направлено отдельное поручение в органы внутренних дел для доставки таксиста в следственное управление для допроса. В настоящее время найти и допросить вышеуказанное лицо не представляется возможным”.

Прямо какой-то заколдованный круг!

Казнить нельзя помиловать

Только в декабре 2008 года следователи неожиданно для себя нашли злополучного таксиста. После обращения Нины Васильевны Томилко к премьер-министру Путину. И вот подозреваемый задержан. Казалось, теперь-то уж преступление будет раскрыто. Чего-чего, а уж “колоть” наши органы умеют.

Однако время шло, а следствие продолжало топтаться на месте. 12 июня 2009 года таксиста и вовсе выпустили. До суда дело так и не довели. Нине Васильевне невнятно объяснили: мол, подозреваемый признал, что привёз киллера к дому Жигаря. Подтвердил, что, оставив машину на улице Багратиона, он с подельником поджидал жертву во дворе дома. (И этому есть свидетели - фигура у таксиста оказалась приметной, рост больше двух метров.) А когда Жигарь направился к подъезду, знавший Андрея в лицо таксист указал на него своему напарнику и зашёл вместе с жертвой и стрелком в подъезд. После расстрела бизнесмена таксист увёз преступника - помог скрыться.

Но больше таксист не сказал ни слова. Якобы сказал, что, если всё расскажет, его самого убьют.

Тут важен ещё один момент: таксист лично знал Жигаря. По боксу. Он мог вызвать Андрея по телефону на встречу у дома на Эпроновской. Только доказать это уже невозможно - из мобильника жертвы кто-то удалил всю информацию о входящих и исходящих звонках.

Короче, таксист отдыхает дома, а Нина Васильевна продолжает борьбу. И с каждым днём вопросов к следствию становится больше и больше. И среди них есть крайне неудобные. История с уничтоженной в мобильнике Андрея информацией и его “пропавшей” записной книжкой - ещё цветочки. В день убийства в машине Жигаря лежала крупная сумма денег - около 500 тысяч евро. (Андрей занимался растаможкой дорогих иномарок - и оплачивал пошлины.) Из его ячейки в Сбербанке испарилось около миллиона евро. Но милиция и следователи на сей счёт ничего внятного сказать не могут. Вообще избегают разговоров на эту неприятную тему.

Стоит ли удивляться, что в Калининграде не прекращаются заказные убийства. Утром 2 июля 2009 года владельца одного из местных автосалонов пытались застрелить. Хорошо, бизнесмен оказался неробкого десятка - хоть и получил два пулевых ранения, сбил киллера с ног и дождался подмоги. К счастью, мимо проезжал знакомый бизнесмен на 221-м “Мерсе” с охраной. Крепкие ребята скрутили преступника, заковали в собственные наручники и сдали в милицию.

Но при существующем раскладе очень может быть, киллер скоро выйдет на свободу. Или вообще окажется потерпевшим.


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля