Новые колёса

ФАБРИКАНТЫ ИЗ УБОПА.
Как милиционеры ловили бомжей-“террористов”, и сами попали за решётку

В комедии Эльдара Рязанова “Старики-разбойники” следователь прокуратуры Николай Мячиков (его играет Юрий Никулин), не желая уходить на пенсию, решил вместе с другом (актёр Евгений Евстигнеев) организовать преступление, а потом его раскрыть. Друзья разрабатывают план похищения картины Рембрандта из музея, чтобы молниеносным розыском пропажи доказать незаменимость старого следователя. Но план с картиной провалился (никто в музее не заметил пропажи). Тогда они грабят инкассатора - свою знакомую (Аросеву).

Теперь о таких “оборотнях” можно только мечтать. Киношные герои сами шли на риск, они сомневались в правильности задуманного, их мучила совесть.

В реальной жизни настоящие оборотни (те, которые в прогонах) ради карьеры прокручивают дела куда пострашнее. Режиссёры новых преступлений сами не рискуют, а на роль козлов отпущения назначают невиновных граждан. Впрочем, не секрет, что зачастую человек, по роду службы вынужденный постоянно общаться с ворами и грабителями, так или иначе становится на них похожим.

“Завхоз” с тротилом

...Их взяли 6 сентября 2005 года. Три сотрудника УБОП (управления по борьбе с организованной преступностью) УВД Калининградской области оказались за решёткой аккурат через неделю после успешно проведённой операции. 22-летний оперуполномоченный Владимир Гутник (высшее юридическое образование), 25-летний старший лейтенант милиции опер­уполномоченный Олег Добосевич (среднеспециальное юридическое образование) и 46-летний капитан милиции, старший уполномоченный по особо важным делам Александр Лебедев (высшее юридическое образование) входили тогда в состав оперативной группы по выявлению лиц, причастных к незаконному обороту боеприпасов и взрывчатых веществ. Работала троица успешно. Убоповцы сами организовывали преступления, сами их и раскрывали. То есть создавали видимость, что ловят преступников. На самом деле фабриковали доказательства хранения и сбыта боеприпасов и взрывчатых веществ, после чего посторонних людей привлекали к уголовной ответственности.

Но всё это выяснилось позже. А 31 августа 2005 года за успешную операцию милиционеров хвалили. В газетах тогда написали: “Ночью, накануне Дня знаний, в Калинин­граде, в рамках операции по усилению антитеррористической безопасности, оперативники отдела по борьбе с терроризмом и экстремизмом задержали возможного террориста - завхоза детского приюта. Его взяли с 800 граммами тротила. Возбуждено уголовное дело по ст. 222 УК РФ (незаконные сбыт и хранение взрывчатых веществ). Оперативники выясняют источник происхождения взрывчатки”.

На самом деле задержанный 49-летний Анатолий Адольфович Лоренц никаким террористом не был. И работал он в Центре реабилитации не завхозом, а простым работягой. Выходец из Кокчетавской области (Казахстан) любил при случае заложить за воротник. В итоге паспорт потерял, жил без регистрации, перебиваясь случайными заработками. В общем, имел известный статус - “бомж”.

А взрывчатку ему через своего человека подбросили те самые оперативники, которые впоследствии его и задержали.

“Бедный мужик!”

Утром 30 августа добродушный Лоренц ещё ничего не знал о том, какую роль ему предстоит сыграть в этой истории. В тот день Анатолий, как обычно, пришёл на работу в Центр реабилитации. Но никакого дела для него не нашлось. “Пойти в загул, что ли?” - подумал мужик. Однако на последние 50 рублей, что остались в кармане от прошлого заработка, не очень-то разбежишься. Первым делом - надо запастись куревом. А там, глядишь, что-нибудь и подвернётся.

Так рассуждая, он поплёлся в палатку на улицу Багратиона за сигаретами.

Потом заглянул в беседку, где обычно собирается компания местных пьянчужек. Один из приятелей, молодой парень, предложил выпить. Слово - за слово, разговорились “за жизнь”.

- А где ты работаешь? - спросил парень.

- Да какая работа... - пожаловался, захмелев, Анатолий. - Сегодня есть, завтра - нет. Так... Перебиваюсь с хлеба на воду.

- Ладно, не переживай... Держи 60 рублей, купи себе что-нибудь поесть. А если завтра мне поможешь, заработаешь ещё 400. Надо будет продать одному человеку старый тротил за 1.000 рублей, выплавленный из немецких снарядов - для рыбалки. Не сомневайся! Ничего криминального. Подъедет машина, из неё выйдет такой “полненький” парень лет 25-30. Отдашь ему пакет, возьмёшь деньги - и всё.

Незадачливому Лоренцу “благодетель” понравился. Деньги и выпивка были как нельзя кстати. В голове уже звенели радужные колокольчики и зрели планы. О том, что бесплатный сыр бывает лишь в мышеловке, он забыл напрочь и... согласился на сделку.

“Только подходи, пожалуйста, один”, - напоследок предупредил “работодатель”.

Утром Лоренц появился на том же месте. Знакомый уже ждал его - с пакетом. “А там, случайно, не наркотики?” - вдруг засомневался мужик.

“Нет! Я же говорил - ничего криминального!” - успокоил его парень и ушёл.

К Лоренцу подошли двое мужчин. “Ну что, принёс?” - спросил один. “Да!” - наивно ответил Лоренц и показал пакет. Получив две купюры по 500 рублей, он хотел ретироваться, но не тут-то было. Бедолагу схватили под белы рученьки и потащили в машину (“Ауди-100”), стоящую неподалёку. Деньги тут же отобрали. Сначала повезли в УБОП на Невского, 42, а затем в Балтийский РОВД. Там, как водится: опись - пропись, отпечатки пальцев... Ловушка захлопнулась.

Как выяснилось впоследствии, в пакете находилась тротиловая шашка и три куска сплава тротила и гексогена массой 159, 136 и 117 граммов каждый. То есть взрывчатых вещества.

Около 9 часов вечера того же дня оперативники по телефону делились впечатлениями о проделанной работе:

- ...Прокурор дал добро на возбуждение уголовного дела, балтийцы сейчас возбуждают. Мера пресечения - его уже закрыли в ИВС, на ху...

- В ИВС закрыли? Твою ...ть!.. Ни фига себе, бл... Бедный мужик!

- Сегодня сводка, чувствуется, будет.

- Так ты проконтролируй, чтобы в сводке мы были указаны.

Наркоман на крючке

Конечно, сами милиционеры с Лоренцом не договаривались. Для этого имелся другой человек, 25-летний Александр Вильмесов (по кличке Вильнюс), наркоман. Он уже имел судимость по ст. 161 УК РФ. Этот самый Вильнюс крепко сидел у ментов на крючке. 16 июля 2005 года около 20 часов возле дома №150 на улице Багратиона Александр Гутник прихватил Вильнюса, когда тот находился в полной прострации, то есть под кайфом. Что было написано в протоколе, на котором он поставил свою подпись, Вильнюс не помнит.

Между тем, из протокола следовало, что в его карманах нашли три патрона калибра 7,62 мм к пистолету “ТТ”.

(Позже выяснилось, что подпись понятого Бондарчука - поддельная, так как Бондарчук вообще не присутствовал при задержании. Другой понятой, Хайдаров, признался, что никаких патронов не видел.)

Но тогда в отношении Вильмесова (Вильнюса) возбудили уголовное дело по ч. 1 ст. 222 УК РФ (незаконные сбыт и хранение взрывчатых веществ). Гутник ему приказал: на допросе говорить, что 15 августа 2005 года он нашёл патроны на улице, а на следующий день отправился сдавать их в милицию, но был по дороге задержан.

После дачи показаний Вильмесова отпустили - под обязательную явку. Напоследок Добосевич и Гутник пригрозили, что, если он не будет с ними сотрудничать, то его просто “запрут”.

Заядлый наркоман очень боялся тюрьмы и был согласен на всё. Вскоре милиционеры потребовали подыскать лиц среди наркоманов или алкоголиков, которым можно передать патроны и склонить к сбыту. Кандидатам надо говорить, что покупатели - бандиты. На самом деле покупать будут милиционеры - Гутник, Добосевич и Лебедев. Как в таких случаях пишут в милицейских отчётах - операция по “контрольной закупке”.

“Чёрт запалился!”

Вскоре нашёлся кандидат на подставу - 25-летний Олег Воробьёв. Парень познакомился с Вильнюсом в спецприёмнике во время административного ареста. В качестве вознаграждения Вильнюс пообещал Олега “раскумарить”, то есть угостить наркотой.

Свёрток с 22 патронами калибра 5,6 мм принесли в квартиру по улице Батальной, где жил Воробьёв. Но сделка сорвалась. Сожительница Воробьёва заявила, чтобы он тут же отказался от “товара”, так как это чистая подстава. Женщина как в воду глядела!

Воробьёв послушался и вернул патроны обратно. Он вынес из квартиры свёрток и спрятал его под подоконником снаружи своей квартиры.

(Потом суд укажет, что “преступный замысел Гутника, Добосевича и Лебедева в отношении Воробьёва, направленный на создание ложных доказательств совершения им преступления - хранения и сбыта бое­припасов, и последующее привлечение его к уголовной ответственности - не был реализован по независящим от них обстоятельствам.)

После этого Гутник сообщил по телефону Лебедеву:

- Саня! Вильнюс позвонил и говорит: “Тот чёрт запалился, не будет продавать”. Вильнюс идёт сейчас, забирает товар у него и нашёл другого чёрта, который прямо сейчас продать готов.

Ещё один звонок:

- Слышишь, короче, этот хрен там чего-то отказался. Испугался или жена ему чего-то наговорила. В общем, в кочегарке напротив старого роддома с кочегаром договорился.

- А кто там кочегар, не Витька?

- Ну, старый какой-то, седой.

- Высокий?

- Нет.

- А сколько кочегару лет, примерно?

- Лет 55-60.

- Помоложе не могли найти?

- Нет. Ну, может, 45. Я не знаю. Просто там не понятно, сколько.

- Ну он не сильно высокий?

- Нет.

- С усами, нет?

- Без.

Кочегар из ОПГ

Итак, другим “чёртом” стал 51‑летний Сергей Ряшин, бомж, кочегар котельной родильного дома №2 по улице Павлика Морозова.

В отчёте, составленном Добосевичем на службе, значилось, что в августе 2005 года в УБОП УВД Калининградской области поступила информация о том, что Ряшин имеет обширный круг общения среди членов ОПГ, через которых, вероятнее всего, достаёт боеприпасы, взрывчатые вещества и устройства, а также осуществляет незаконный оборот с неустановленными лицами. ...Ряшин очень осторожен, доверительное отношение поддерживает только с лицами, ранее ему знакомыми. Необходимо установить возможные связи и круг общения вышеуказанного гражданина с членами ОПГ, а также вероятные места хранения взрывчатых веществ, устройств и огнестрельного оружия. Установить возможные связи фигуранта с неустановленными лицами. Продолжить отработку полученной информации и установить полные данные неустановленных лиц.

16 августа около 15 часов к Ряшину обратился под видом покупателя капитан милиции Лебедев. За 100 долларов Ряшин передал ему свёрток с патронами. Сразу после этого кочегара задержали Гутник и Лебедев.

Последовал звонок-доклад по телефону:

- Ну чего, у нас всё как бы получилось. Единственное, что там и как, не знаю. Этот сказал: “Я тут даже не знал, что это такое”. И всё. Понимаешь?

- Да? Ну, надо колбасить...

Лебедев снова звонит по телефону:

- И ещё проблема: у него ни документов, ничего. Он - бомж.

- Это херня - полная.

- Ну я тебе о чём и говорю. Чего будем делать?

- Блин! У него вообще, что ли, ни хрена?

- Вообще ни хрена!

- Может, по месту жительства...

- Да он из какой-то России откуда-то приехал, из Казахстана или откуда-то. Он приехал в 99-м, а здесь у него, говорит, четыре дня назад документы все спёрли.

- Надо пробить. Документы-то были, профукал и всё! Ничего страшного.

В тот же день, на основании составленных Гутником и Лебедевым документов дознаватель Балтийского РОВД возбудил уголовное дело по отработанной ч. 1 ст. 222 УК РФ.

В милицейском отчёте написали, что Сергей Владимирович Ряшин входит в одну из ОПГ (организованную преступную группу) Калининграда и является одним из лиц, занимающихся сбытом боеприпасов и взрывчатых веществ.

10 месяцев за решёткой

...После задержания Гутник, Добосевич и Лебедев себя виновными не признали, а от дачи показаний отказались. Дела в отношении бомжей прекратили, бедолагу Лоренца освободили из-под стражи.

11 июля 2006 суд Балтийского района Калининграда вынес обвинительный приговор. Сотрудников УБОП УВД Калининградской области Гутника, Добосевича и Лебедева признали виновными в превышении должностных полномочий и незаконной передаче бое­припасов и взрывчатых веществ (ч. 1 ст. 286 УК РФ и ч. 2 ст. 222 УК РФ). Их приговорили к четырём, трём и трём с половиной годам условно и освободили в зале суда. В итоге милиционеры провели 10 месяцев за решёткой.

Надо добавить, что один компакт-диск и аудиокассету с записями разговоров суд не принял в качестве бесспорных доказательств - несмотря на то, что они были получены стороной обвинения с соблюдением требований УПК РФ.

Причину судья объяснил так: “они бесспорно не свидетельствуют о том, что зафиксированные на них голоса записаны в инкриминируемый подсудимым период и принадлежат Лебедеву, Гутнику и Добосевичу”.

Сторона защиты сослалась на то обстоятельство, что прослушиваемые телефоны находились в пользовании и у иных лиц. Однако в ходе предварительного следствия в назначении по делу фонографической экспертизы почему-то было отказано.

В суде, после ходатайства государственного обвинителя о назначении фонографической экспертизы, уже сами подсудимые отказались предоставить специалистам образцы голосов для сравнительного исследования. Таким образом возможность назначения судом экспертизы была утрачена, но фактически означало признание подсудимыми того, что записаны именно их разговоры.

(Правовая практика в отношении водителей, отказывающихся от медицинского освидетельствования на предмет алкогольного или наркотического опьянения - однозначна: применяется такое же наказание, как и к лицам, признанным подшофе или под кайфом.)

Интересно, что когда следствие завершилось и дело было передано в суд, “главный террорист”, хозработник Центра реабилитации Лоренц куда-то исчез. Его разыскивала прокуратура - для того, чтобы по всей форме уведомить об окончании следствия. Но Лоренц как в воду канул.

Следует добавить, что самое главное в этом деле осталось тайной. Источники получения милиционерами боеприпасов (патронов и взрывчатки) ни на следствии, ни в суде не выявили.

Увы, суд не вынес и частного определения, которым просто обязан был заставить прокуратуру провести ревизию всех аналогичных уголовных дел, возбуждённых в отношении “торговцев” оружием, боеприпасами и взрывчаткой по “модной” 222-й статье УК РФ. Сколько невинных людей было осуждено таким образом и, возможно, до сих пор находится в колониях? Загадка.

К чему приводят такие “шалости” - мы уже знаем. Семьдесят лет назад наш народ и вся страна в одночасье были разделены на “террористов” и тех, кто их уничтожал. В материале “ПАЛАЧИ. Как и кто исполнял смертные приговоры” мы публикуем (см. стр. 22) выдержки из документальной книги Т. Сговио.

В. Смирнов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля