Новые колёса

ЧЁРНЫЕ РИЭЛТЕРЫ, БОМЖИ И… ТРУПЫ.
За одинокими хозяевами квартир охотятся аферисты

Тем, что в России процветает преступный квартирный бизнес, уже никого не удивишь. Сводки криминальных новостей пестрят сообщениями о так называемых черных риэлтерах: “В Псковской области “черные риэлтеры” угодили за решетку... В Оренбурге будут судить квартирных аферистов, убивших 9 человек... В Воронеже группа “черных риэлтеров” приговорена к различным срокам заключения... Обезврежена банда в Ульяновске, идет следствие в Архангельске...” Подвигам несть числа. Мошенники похищают одиноких пожилых людей, везут за город, поят до бесчувствия, отбирают документы, избивают, а то и вовсе лишают жизни. Им помогают продажные врачи психбольниц, работники ЖЭКов и даже участковые милиционеры.

К примеру, в Новосибирске было раскрыто громкое дело с квартирными аферами. За определенную мзду врач-психиатр выдавал фальшивую экспертизу, а его коллега - прикрывал пребывание жертв в стационаре. Поймали преступников случайно. Пенсионеру, похищенному прямо из своей квартиры и упрятанному в психушку, удалось дозвониться родственникам по сотовому телефону.

...В Ярославле банда орудовала под видом агентства по недвижимости. “Слабое звено” вычисляли с помощью РЭУ и ДЭЗов. Жильцам с крупными долгами по квартплате предлагали меньшую жилплощадь с доплатой. Получив доверенность на право оформления квартиры, “клиентов” вывозили за город в так называемые отстойники, а квартиры быстренько продавали.

Самое крупное и кровавое дело было раскрыто весной 2005 года в Москве. В доме пропавшей без вести пенсионерки оперативники обнаружили базу данных с несколькими тысячами квартир москвичей-стариков. Некоторые из них уже исчезли, других ждала та же участь. Один из обвиняемых по этому делу - сотрудник милиции, участковый из Новогиреева Анатолий Сысоев. К нему обратилась женщина, обнаружив, что в квартире, доставшейся ей по наследству, врезан новый замок. После посещения РОВД потерпевшая пропала. Два месяца ее муж требовал возбудить уголовное дело по факту исчезновения, но ни прокуратура, ни милиция не давали ход заявлению. Когда обращение попало в прокуратуру Юго-Западного округа, участкового Сысоева сразу арестовали.

Как же обстоят дела с поимкой черных риэлтеров у нас, в Калининграде? Судя по милицейским сводкам, подобных преступлений здесь не совершается. Ни громких разоблачений, ни пропавших при странных обстоятельствах хозяев квартир... Зато в нашем “рае с фонтанами” не по дням, а по часам растет армия бомжей. Чаще всего на улицу попадают именно жертвы квартирных махинаций. Эти грязные, больные, дурно пахнущие люди роются в мусорных бачках, просят милостыню, сидя в людных местах, а то и просто валяются на асфальте, под ногами прохожих. В холода они прячутся в подвалах многоэтажек, на чердаках, там же разводят костры... Власть вспоминает о них лишь перед праздниками или приездами высоких гостей. Тогда градоначальников мучает вопрос: куда девать весь этот сброд? По самым скромным подсчетам, в Калинин­граде обитает около 3.000 бездомных.

Хозяйку квартиры увезли милиционеры

18 июля 2006 года Елену Шелестову, жительницу Калининграда, увезли из дома два милиционера. С тех пор о ней ничего неизвестно. По крайней мере, это утверждает Елена Конева, снимавшая квартиру на улице Гагарина у отца пропавшей, пенсионера Станислава Трофимовича Шелестова.

- Мы с мужем приехали в Калининград в 2003 году, - вспоминает Конева. - До этого жили в поселке Калиновка Черняховского района. Местный совхоз развалился 9 лет назад, и работы не стало. Сельхозтехнику прибрали к рукам ловкачи - те, кто был к ней поближе. Молодежи здесь делать нечего. Поэтому мы с мужем решили податься в областной центр. Сняли комнату у Станислава Шелестова на ул. Гагарина. Он тогда жил один. Муж устроился на стройку, а я в магазин “Вестер”. По выходным с семьей ездили в район, навещали родственников.

Однажды мы вернулись в воскресенье поздно вечером. К деду заходить не стали. Посмотрели - он вроде бы спит. А утром обнаружили его на полу без сознания. Вызвали “скорую”. Оказалось, у него инсульт. Полтора месяца мы ездили к нему в больницу. Его дочь, 36‑летняя Елена Шелестова, жила со своим гражданским мужем и отцу ничем не помогала. У её сожителя уже было 7 ходок на “зону”, да и у самой Елены три - за кражу. Она за всю жизнь ни дня не работала и периодически наведывалась к отцу - пенсию стрельнуть.

“Без вас я сдохну”

В общем, мы его выхаживали сами. После инсульта у старика парализовало ноги. Сначала даже есть не мог и приходилось его кормить с ложки. А что нам оставалось делать? Из больницы позвонили и сказали: “Забирайте!”

...И покупка лекарств, и вызовы врачей - все легло на нас, - продолжает Конева. - Приходилось разрываться между работой и домом. И мы решили съехать. Но Станислав Трофимович стал возражать: “Ребята, вы понимаете... Я такой никому не нужен. Если вы сейчас съедете, я вообще сдохну. Давайте-ка я вас пропишу, а потом оформим пожизненную ренту - с таким условием, чтобы и дочь не осталась без жилья”.

Мы подумали... и согласились. Но чтобы все это сделать, надо было сначала приватизировать квартиру. Шелестов оформил на меня доверенность, и я занялась приватизацией. Работников ЖЭКа вызывали на дом. Дед сам с ними разговаривал и все объяснял. В квартире прописали моего мужа и ребенка.

Постепенно старик немного поднялся, стал худо-бедно передвигаться по квартире. Но, как на грех, на нашу шею еще и дочь свалилась. Пришла домой к отцу и осталась ночевать. Слышим, ночью с ней что-то неладное творится. Кричит, стонет, охает... Мы сначала подумали, что с перепою. Но оказалось, что у нее нога сломана, “скорая” увезла её в больницу, где Лена отлеживалась месяц.

Потом старик заболел пневмонией, а затем с ним опять случился инсульт. В общем, деда мы схоронили. Опять же все расходы легли на нас. Соседи в нашу сторону плевались - якобы это мы всех убиваем. А сами хоть бы раз зашли, узнали, как этот дед живет.

А Елена выздоровела, начала ходить. Нам помогала, сидела с ребенком... Самое обидное, что Лена, как человек - вполне нормальная... когда не пьет. Но этот “зеленый змий” ей жить не дает!

Однажды мы приходим с работы, а её нет. Это случилось 30 марта. День нет, два... Стали спрашивать у знакомых. Кто-то говорил, что её в городе видели. Домой она не вернулась. Пропал человек - и все!

Братки на “Мерседесе”

...Надо сказать, рассказ постоялицы Коневой показался мне правдивым. Найдутся скептики, которые скажут: мол, угодить в сети коварных квартиросъемщиков так же опасно, как и в лапы черных риэлтеров. Однако подозревать Елену и её мужа в делах нечистых нет никаких оснований. Ухаживать за тяжело больным человеком - дело нелегкое. И бескорыстно заниматься этим станут лишь близкие родственники, и то далеко не все.

Да, косые взгляды соседей наводят на подозрения. Но ведь в правоохранительные органы никто из них не обращался.

Тем временем события развивались в стиле детективного жанра. 16 апреля в дверь к Коневым постучались. Мужские голоса за порогом властно требовали: “Открывайте!” Два молодых человека крепкого телосложения сходу объявили жильцам, что им пора свалить отсюда подобру-поздорову, потому что эта квартира продается. И якобы часть денег Шелестова уже получила.

- Те двое приехали на лиловом “Мерседесе”. Вели себя нагло, - рассказывает Конева. - Намекали, что у нас есть маленький ребенок, за которого мы должны бояться... Я у них спросила: “Где же Лена?” Но они ничего не ответили, развернулись и ушли.

Мы написали заявление в милицию по поводу всего происходящего. Но заявление о пропаже Шелестовой в Ленинградском РОВД у меня не приняли. Я им доказываю: “Человек пропадает, потом приходят люди и говорят, что они квартиру покупают... И вы не видите здесь никакой связи?”

“Нет, не видим!” - отвечают милиционеры. В возбуждении уголовного дела отказали “за отсутствием события преступления”. Чем они вообще в милиции занимаются? Посмотрите, что пишут: “Установить личности мужчин не представилось возможным... Установить местонахождение Шелестовой не удалось”. К тому же указали в документе, что умерший дед - муж Елены Шелестовой. Как они её искали-то?!

Конечно, бумага все стерпит. Ведь документ подписали четыре человека! Два дознавателя Ленинградского РОВД и два их начальника!

Менты в законе

- Я все морги обегала и уже отчаялась её найти, - продолжает Конева. - Как вдруг вечером 15 июля - стук в дверь. Я открыла и дар речи потеряла: стоит наша звезда. Я говорю: “Лена, ты где была?” А она смотрит на меня затравленным зверьком. Забегает домой, запирает дверь на все замки... и твердит, как заведенная: “Закрывайте быстрее!” Будто за ней кто-то гонится.

Мы стали ее расспрашивать, что случилось, где она была. А Лена давай причитать: “Дура я, дура... Подписала по пьяни какие-то документы, какие-то доверенности... Была в Жилино”. Где этот поселок находится, она не знает. Туда её отвезли пьяную. И каждый день поили безбожно. Этим занималась какая-то женщина, вроде бы соседка. Там еще жил какой-то мужичок, привезенный из Балтрайона. Он умер и, пока суть да дело, наша Лена сумела отрезветь и смыться.

Как она добиралась до Калининграда, я не знаю. Пришла она вечером в субботу. И мы решили в понедельник утром пойти в милицию. Вдруг в воскресенье около полуночи - колотят в дверь что есть мочи. Стучали так, что едва дверь не вышибли. От грохота все соседи повыскакивали на лестничную площадку. Пришлось отпереть.

Смотрим - перед нами два милиционера в форме, вроде бы из Ленинградского РОВД. Один из них назвался нашим новым участковым, а другой - его помощником. Никаких документов не представили, но потребовали наши с мужем паспорта, записали номера телефонов. Оказывается, мы им вовсе не нужны, а пришли они за “пропащей душой” - гражданкой Шелестовой. Говорят ей: “Собирайся!”

Я у них спрашиваю: “За что вы её забираете? Объясните! Человека не было столько времени...”

Они отвечают: “За административное правонарушение... За то, что вы мне дверь не открывали!.. Мы будем из-за таких, как вы, кататься по ночам”.

Я, конечно, засомневалась: “А почему вы приехали ночью? Мы завтра сами собирались с ней в милицию!” В общем, мы боролись-боролись, но Лену все равно забрали. Пообещали утром позвонить, чтобы мы за ней приехали. Но...никаких звонков на следующий день не последовало. И муж поехал в РОВД, но, как оказалось, там про неё никто ничего сказать не мог. В коридоре он встретил сотрудника, который был у нас накануне. Его фамилия Макаров. Стал спрашивать, на каком основании они приезжали, и где сейчас Шелестова. Тот начал сбивчиво объяснять, что он привез её в отдел, а дальше ничего не знает.

А через несколько дней нам уже другое говорили. Вроде как за ней выезжали по факту проверки какого-то дела. Потом сами сотрудники милиции нам по секрету сообщили, что эти два товарища-милиционера получили 200 долларов за то, что выдернули её из квартиры...

Нас просили эту информацию не афишировать. Но свои задницы они прикрыли. Я написала заявление в ОСБ - отдел собственной безопасности областного УВД. Меня вызвали для выяснения на Советский проспект, 7, и там предъявили заявление, подписанное Еленой Шелестовой. Якобы я все это время удерживала её дома силой, забирала у нее документы...

Причем заявление датировано 18 июля. То есть она его написала через два дня после того, как ее забрали милиционеры.

Кому нужна Елена Шелестова?

- Я уже не знаю, куда бежать, что делать? - сетует Конева. - Нигде не могу до правды докопаться! Мне обидно не то, что моя семья окажется на улице. Как говорится, руки есть ноги есть - выкрутимся. Возмущает то, что не мэрия нас на улицу выкидывает, не те, кто, в принципе, мог бы это сделать, а какие-то ребята на лупастом “Мерседесе”. Они себя возомнили уже пупами земли, что-ли?

В милиции заявление на розыск у Коневой не берут: “Вы кто такая, чтобы Шелестову разыскивать?.. И вообще... Аморальных людей мы не ищем. Да она где-то пьет под забором! Что вы переживаете? Вас же не побили, ребенка не украли, все живы здоровы...”

- Выходит, человек пропал и никому не нужен... Да черт с ней, с этой квартирой. Почему никто не хочет ее искать?! Какая бы они ни была! Либо эти черные риэлтеры всем проплачивают, либо никто в этом не заинтересован. Вот так мы и живем... Есть закон - и нет закона.

По-видимому, сейчас слушается дело о признании наследства. Потому что приходили повестки в суд на имя Шелестовой. Ведь оформление приватизации квартиры было не закончено. Бюро приватизации мы прошли, а юстицию - нет. Скорее всего, по этому поводу и идут суды. А участвует наследница в заседаниях, привозят ее туда или она вообще исчезла... Кто знает?

Интересно, что из УВД Калининградской области на имя Коневой пришел такой ответ:

“Информирую Вас, что гражданка Шелестова в настоящее время проживает у своих знакомых, о чем просила вам не сообщать”.

Подписал бумагу и.о. начальника ООД УУМ и ПДН УВД Калининградской области А.Г. Шабаев. Остается только предполагать, где находятся эти знакомые - в Калининграде или на выселках, в так называемом отстойнике. И не сами ли братки на “Мерседесе” к гражданке Шелестовой в друзья затесались? И если в один прекрасный момент женщина станет бомжем, или, не дай Бог, отправится в мир иной, вспомнит ли господин Шабаев, где и когда гражданка Шелестова его “просила не сообщать” о своем местонахождении?

Хотя, думаю, ни Шабаеву, ни другим официальным лицам, дающим отписки на подобные заявления горожан, нет дела до заблудших душ вроде Елены Шелестовой. В Багдаде все спокойно! Нет ни черных риэлтеров, ни прочих квартирных аферистов. Есть только несчастные бомжи, умирающие на улицах Калининграда.

О. Рамирес


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля