Новые колёса

БАПТИСТЫ И МОШЕННИКИ.
Пенсионерку выгнали из квартиры, за которую она заплатила $28.
000

 

Вы не задумывались, почему некоторые люди так легко становятся жертвами аферистов. Ведь здравомыслящего человека обмануть совсем нелегко. И если его всё-таки облапошили, то причина зачастую кроется в нём самом.

Но история, которая произошла с 65-летней жительницей Калининграда, пенсионеркой Валентиной Степановной Ериной, не укладывается в обычные рамки человеческого понимания. Отчаявшись получить помощь в милиции и судах, она пришла в редакцию “НК”. “Помогите! - рыдала женщина. - Меня обманули. Я потеряла всё - квартиру, деньги... В свои 65 лет оказалась на улице!”

Опекуны из церкви Мира

Всё началось ещё в прошлом веке. После распада Союза, в надежде на лучшую жизнь, семья Ериных из Казахстана переехала в Калининград. Продав квартиру в солнечном городе Алма-Ата, супруги Ерины купили нехитрое жильё в посёлке Исаково. Домик без удобств, зато с небольшим участком земли.

В. Ерина

- Мы хотели, чтобы и дети здесь обосновались, - вспоминает Валентина Степановна, - Но они не смогли продать в Казахстане квартиру. А в 2000 году случилось несчастье - умер мой муж. И я оказалась здесь совсем одна. Очень переживала, долго болела. И стала искать какой-то поддержки, помощи. Обратилась к религии. Посещала храм на улице Гагарина, 20 - это церковь Мира.

А в 2004 году попала в областную больницу. И вот однажды ко мне в палату пришла женщина, тоже верующая из церкви Мира, Сукманова Людмила Макаровна. До этого я не была с ней знакома. Она объяснила, что пресвитер церкви Анатолий Иванович объявил, будто я одинокая, попала в реанимацию, и меня нужно посетить. Сукманова стала меня расспрашивать о том, как я живу, где, в каком доме. А потом сказала, что может облегчить мои страдания: “У меня муж и сын строят 2-этажный дом, и если ты деньги вложишь, можешь получить хорошую благоустроенную квартиру. А сама ты не справишься - не сможешь!”

“Гони деньги!”

- Через некоторое время я вернулась из больницы домой. И тут (надо же такому случиться!) я сломала ногу. Вышла на лестничную площадку, и будто кто-то меня сзади подтолкнул! Упала, потеряла сознание. А когда очнулась, почувствовала страшную боль. Почему оказалась на полу, до сих пор не понимаю. Потом приехала “скорая”, меня увезли в больницу, наложили гипс. Я могла передвигаться только на костылях. Скажите, нужна мне тогда была эта продажа квартиры - с переломанной ногой?

- Вы продали свою квартиру в Исаково?! Зачем?

- Сукмановы меня уговорили. И так быстро всё обтяпали! Сами нашли покупателей. Я за квартиру получила 30.000 долларов. 2 августа вечером покупатели пришли ко мне домой, отдали мне задаток - тысячу долларов. Я ещё хотела подумать, попросила их подождать. Но в тот же день поздно вечером пришли Сукмановы - Людмила и её сын Кирилл. Так как было уже темно, и калитка была закрыта, Кирилл перелез через забор и постучал в окно. И я их впустила! У них уже был готов договор купли-продажи. Они так торопились, что Кирилл прямо на коленях заполнял этот договор. И я отдала им полученные 1.000 долларов в качестве задатка и подписала договор. Вот он...

Валентина Степановна достала увесистую пачку документов, из которой извлекла договор от 2 августа 2004 года - о купле-продаже.

“Продавец, Кирилл Сукманов, 1972 года рождения, обязуется продать, а покупатель Ерина В.С. - приобрести в собственность принадлежащее продавцу жилое помещение, состоящее из двух жилых комнат, расположенных на втором этаже 3-этажного строящегося панельного дома общей площадью 58 кв. метров по адресу: Калининград, Горького, д. 176 - б...

Продавец обязуется завершить строительство жилого дома до 31.12.2004 года, ввести дом в эксплуатацию до 31.12.2005 года... Стороны обязуются подписать основной договор купли-продажи доли жилого дома до 31 декабря 2005 года”.

В конце договора - подпись Сукманова, Ериной и двух свидетелей.

К договору имеется приложение - расписка о том, что К.В. Сукманов получил задаток в 1.000 долларов и 27.000 долларов - расчёт за строительство 2-комнатной квартиры по адресу: Горького, 176-б.

“Приходите завтра!”

- 5 августа я получила остальные 29.000 долларов за дом. Вечером в тот же день ко мне опять приехали Сукмановы: мол, ты деньги получила - давай! Им позарез нужны были средства, так как они уже арендовали землю под строительство, а строить было не на что. На следующий день мы отправились в сберкассу на Московском проспекте. Сукмановы повезли меня на своей машине. Я в присутствии двух своих знакомых взяла деньги в банке и передала Сукмановым в руки. Потом мы должны были ехать к нотариусу - оформить сделку. Я на костылях спустилась к машине, а они вдруг говорят: “Вы знаете, нам сейчас некогда, мы съездим к нотариусу завтра”. Так я на костылях и осталась стоять на пороге банка.

На следующий день они ко мне не приехали. Я ждала их всю неделю, а потом пришла в церковь и говорю Сукмановой: “Я ночами не сплю... Вы деньги взяли, а документы не оформили”.

Она возмутилась: “Да как вы можете!.. Мы же верующие люди... В стенах церкви, в доме Божьем... мы не доверяем друг другу...” И я снова ей поверила!

На следующей неделе с ней разговаривала моя знакомая, Антонина Михайловна. Она так прямо и сказала: “Что ты Валентину дуришь?! Я сама инженер-строитель, знаю, что это долго продлится. Документов-то нет!”

В общем, Сукманова опять пообещала всё оформить. А время шло. Я сама-то не могу никуда ходить - на костылях! Потом я снова подкараулила её в церкви и напомнила о себе. Так она сказала: “Отойди от меня! Когда закончится строительство, тогда придёшь”.

Мне пришлось выехать из своей квартиры в Исаково, в то время как на Горького ещё ничего не было готово.

В возбуждении дела - отказать!

- Как же вы обходитесь без жилья? - спросила я бедную женщину.

- Жила у знакомых, а вещи перевезла на стройку, в подсобное помещение. И стала ждать. Конечно, к концу года, как написано в договоре, они стройку не закончили. Однажды весной 2005 года приехала туда посмотреть, как идут дела. И вдруг меня подзывает строитель и по секрету говорит: “Вы знаете... Вашу квартиру-то - перепродают! Сейчас пришёл покупатель и смотрит её”.

Я бросилась к Сукмановым: “Как вы можете продавать мою квартиру?!” А они мне отвечают: “Мы вам деньги вернём...”

Тот самый дом на улице Горького, 176-б

Дело в том, что в то время цены на жильё стали быстро расти. И они уже могли мою квартиру толкнуть гораздо дороже. Я поняла, что меня кинули, и пошла в прокуратуру. Попала на приём к прокурору Ленинградского района Виктору Владимировичу Графу. Он вызвал Кирилла Сукманова и при мне с ним разговаривал: “Ты деньги взял? Взял. Какое имеешь право продавать квартиру?!”

Потом мне прокурор посоветовал прервать с ним договор, и продать её. Но Сукманов стал требовать с меня ещё 2.000 долларов. Дескать, за то, что он мне разрешит продать квартиру! Я снова побежала в прокуратуру. Граф снова его вызвал. Но Сукманов опять вышел сухим из воды. В возбуждении уголовного дела мне отказали. Вот, посмотрите...

Валентина Степановна достала постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 5 марта 2005 года. Проверку проводил старший оперуполномоченный ОБЭП Ленинградского РОВД Калинин­града, старший лейтенант милиции Д.А. Петросян.

“Со слов Сукманова, он Ерину из дома не выгонял, продавать её долю дома не собирается, а акт приёма-передачи части дома передаст ей в ближайшее время. ...В действиях Сукманова отсутствуют признаки состава преступления, предусмотренного ст. 330, 159 УК РФ... В возбуждении уголовного дела - отказать”.

И я опять поверила обещаниям Сукманова! Не стала продавать квартиру, сделала ремонт. После моего обращения в прокуратуру Сукмановы стали как шёлковые, даже мне помогали: грузчиков давали, чтобы плитку разгружать...

-Акт-приёма-передачи вы подписали?

- Да, подписали! И я даже вселилась в квартиру! Но потом они опять стали меня выгонять!

- Как же так?

- Кирилл перевёл весь дом на отца. Понятно, что это было сделано, чтобы квартиру мне не давать. А с отцом, В.Г. Сукмановым, у меня никаких договоров не было.

“Я не помню, что брал деньги!”

После переоформления Валентина Ерина узнала, что дом - всего-то двухквартирный. Зато общая площадь первой квартиры 224,4 кв. метра (пять комнат, кухня, ванная, туалет, коридоры плюс три этажа мансарды), второй - 224,7 кв. метра (семь комнат, кухня, ванная, туалеты, коридоры и три этажа мансарды). А вот 2-комнатной квартиры Ериной, оказывается, нет и в помине.

- И что дальше?

- Отец-Сукманов предложил подписать другой договор, но указать в нём, что квартира стоит не 28.000 долларов, а всего 100.000 рублей. Я не согласилась. А летом 2007 года обратилась в суд - о признании права собственности на квартиру в доме №176 по улице Горького. Но судья С.И. Токарский мне отказал! Акт передачи имущества, подписанный мной и Сукмановым, он также не признал! Он вообще слышал только Сукмановых, принимал во внимание только их доводы. А представитель Сукманова вообще сказал в суде, что денег у меня не брал.

- Но у вас же были свидетели, которые присутствовали при передаче денег?

- Мои свидетели стояли за дверью зала заседания и ждали, когда их вызовут, но их почему-то не пригласили. А потом в деле появилась запись, что свидетели на заседание не явились...

Я снова обратилась в прокуратуру. И снова Сукманов там давал объяснения - прокурору Ленин­градского района Калининграда младшему советнику юстиции Д.В. Бурко. Кирилл согласился, что подпись везде - его.

“В настоящее время в данном доме заняты 6 квартир, в двух из которых проживаем я и мой отец. Остальные 3 квартиры проданы, а одна самовольно занята Ериной В.С. В связи с тем, что дом был сдан в эксплуатацию на отца, впоследствии договоры купли-продажи заключались между моим отцом и покупателями. С Ериной мы пытались заключить предварительный договор купли-продажи, однако он заключён не был, мною не подписывался...

Пункт договора, указывающий на получение мной у Ериной 27.000 долларов написан моей рукой, подпись, удостоверяющая данную запись, тоже моя. Запись в договоре о том, что я получил от Ериной В.С. 1.000 долларов, написана моей рукой, подпись, удостоверяющая данную запись, тоже моя... Я не помню, брал ли у Ериной 27.000 долларов, не помню, брал ли у неё 1.000 долларов”.

Представляете?! Подпись - его, а о том, брал ли деньги, не помнит! А ниже, в протоколе, после печатного текста и подписи, от руки написано:

“Деньги я действительно брал (27.000 долларов и 1.000 долларов) у Ериной в августе 2004 года”.

И подпись: Сукманов.

“Будешь жить на кладбище!”

- Потом на суде он опять заявил, что 28.000 долларов не брал. А в прокуратуре дал такие показания потому, что его якобы избили! Я направила кассационную жалобу, но тоже её проиграла.

- Но у вас же были объяснения Сукманова, где он признавался, что брал у вас деньги!

- Адвокат Мирошниченко, которая меня защищала, этот документ в судебную коллегию не представила. Дело было так. Пришли мы на улицу Леонова, 24, в областной суд. Она меня так тепло обняла за плечи и говорит: “Я адвокат с 30-летним стажем. Я вас защищу! Но только эту бумажку показывать не будем”.

Во время заседания судья спросила: “У вас есть чем дополнить иск?” А я молчу! А их представитель как давай чесать языком! А ведь я заплатила адвокату за работу 15.000 рублей!

Сейчас Сукмановы требуют через суд меня выселить, да ещё взыскать 40.000 рублей - утерянную выгоду... Дескать, они хотели пустить туда квартирантов, а я незаконно занимаю жильё. Вроде бы я бабочка - залетела, и живу себе. Хотя на самом деле они мне должны кучу денег! Я давала ещё Кириллу Сукманову 12.000 рублей для установки межкомнатных дверей и сантехники. Но он ничего не сделал, и деньги не вернул. Я сделала отделку за свой счёт!

А после решения суда меня просто выкинули из дома. Приехал Кирилл Сукманов, выкрутил мой замок, вставил свой и вызвал милицию.

На милицейской машине прибыли пятеро служивых. Кирилл им заявил: “Это моя квартира, а вот пришла женщина - и тут живёт”. Они посмотрели обстановку и говорят: “Здесь только женские вещи. Мужских-то вещей никаких нет!” Мне в это время стало плохо. Милиционеры меня стали успокаивать, приводить в чувство: “Женщина, мы понимаем, что вас просто кинули”. Так этот Сукманов тут же нашёлся: “У меня здесь вещей нет, зато стоял чемодан с 30.000 долларами, а она его украла!”

- “Тогда поехали в милицию!” - сказали парни и повезли меня в РОВД на Клиническую - разбираться. А моя знакомая поехала за документами, чтобы показать их. Меня привезли, но почему-то даже на порог не пустили. А сразу загрузили в машину и повезли обратно, на Горького!

Я говорю: “Как же так?! Давайте разбираться, сейчас документы будут!” Но никто ничего не слушал. Видимо, была дана команда. Когда приехали на Горького, я села на порог, мне стало плохо... И тут приезжает машина. Выходит начальник РОВД Карпов. Я его узнала, хоть он был не в форме.

И в это время как раз моя знакомая привезла документы, но он их смотреть не стал: мол, я их видел. И тогда я всё поняла! Потому что некоторое время назад Сукмановы почему-то стали говорить: “Здесь квартира для милиции, а не для тебя!” Я тогда попросила: “Кирилл, если тебе нужна квартира, купи мне хоть какое-нибудь жильё”.

“А ты мне кто - мать родная?” - услышала в ответ.

- Что же потом было?

- Я упала в обморок. Потому что кто-то из милиционеров сказал: “Будешь жить там, где сейчас твой муж!” Вызвали “скорую”...

- Где же вы сейчас живёте?

- Где придётся. У знакомых, бывших земляков... Я, как верующий человек, доверилась им. Так меня теперь даже в церкви обвиняют: “Зачем пошла в суд? По божьим законам - нельзя!” Анатолий Иванович, пресвитер церкви, говорит: “Валентина Степановна, родная, дорогая... В суд нельзя идти!.. При чём тут церковь, если вы деньги отдали?” Вот так и получилось, что я пропустила сроки. А в библии написано, что одна вдова обращалась в суд столько раз, пока судье не надоела.

Сектанты в церкви Мира

После разговора с пенсионеркой я решила выяснить, что это за церковь такая, и почему там говорят, что в суд идти нельзя. Оказалось, что церковь Мира на Гагарина принадлежит общине Евангельских христиан-баптистов. То есть наша верующая Валентина Степановна попала в общество баптистов! В Калининграде у них две общины: церковь Мира на улице Гагарина, 18 (её возглавляет старший пресвитер А.И. Крикун), и церковь Преображения на улице Ломоносова, 54 (возглавляет пастор В.М. Полянский). О том, что там проповедуют, я судить не берусь. Но вот Александр Леонидович Дворкин, доктор философии, кандидат богословия, заведующий кафедрой сектоведения Православного Свято-Тихвинского Богословского института, относит баптистов к тоталитарной секте.

Что такое тоталитарная секта? Дворкин пишет:

“Это особые авторитарные организации, лидеры которых, стремясь к власти над своими последователями и к их эксплуатации, скрывают свои намерения под религиозными, политико-религиозными, психотерапевтиче­скими, оздоровительными, образовательными, научно-познавательными, культурологическими и другими масками... Однако цель другая - забрать у них все деньги, заставить работать на себя, полностью подчинить их своей воле. Тоталитарные секты прибегают к обману при вербовке, скрывают истинное положение дел в секте, начинают контролировать сознание новообращенных адептов, жестоко эксплуатируют их, подавляя психологически. То есть явно нарушают право человека на свободный информационный выбор мировоззрения и образа жизни”.

...Уходя из редакции, Валентина Семёновна клялась, что в церковь Мира больше - ни ногой. “Ну где справедливость? Сукманова - такая же верующая... В церковь ходит! Как же можно на этом свете жить?! Я бы наказала и внукам, и детям - никому не верить!”

Однако через несколько дней Ерина мне снова позвонила: “Вы про церковь ничего не пишите. Там люди - хорошие!”

О. Рамирес


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля