Новые колёса

“БАНДИТОМ Я НЕ БУДУ”.
Почему взорвали Сергея Кругликова

12 сентября 2002 года в Калининграде на улице Пугачёва в собственном автомобиле был взорван Сергей Кругликов.

Предприниматель, кандидат в депутаты городского Совета Калининграда, удивительный человек. 25 ноября ему исполнилось бы двадцать три года. Не исполнилось. Серёга навсегда остался двадцатидвухлетним.

Рад и счастлив душу вынуть...

Через четыре месяца после Серёгиной гибели родился его сын. В прошлом году мальчик пошёл в школу. Своего отца он не знает и носит фамилию человека, который женился на Серёгиной вдове.

Сергей Кругликов

У другого Сергея - Есенина - есть строчки:

Всё встречаю, всё приемлю,

Рад и счастлив душу вынуть.

Я пришёл на эту землю,

Чтоб скорее её покинуть.

Если бы Серёга Кругликов писал стихи, он наверняка сказал бы что-нибудь в этом духе. Он действительно был “рад и счастлив душу вынуть”. И так торопился жить, словно чувствовал: времени ему отпущено крайне мало.

Жизнь его не очень-то баловала. Родился он на рабочей окраине. И сам работать начал в четырнадцать лет: торговал на рынке зеленью, “Пепси-колой”, мороженым, пивом; создавал компьютерные программы, занимался сетевым маркетингом...

Он не хотел жить бедно. Как не хотел мириться с тем, что для большинства ребят из “спальных” рабочих районов существует всего одна перспектива - повторить путь отцов и старших братьев. А именно: тупо “пахать” где-нибудь в частной мастерской или на издыхающем заводе, получать копейки, а вечером, налившись пивом или водкой, тупо пялиться в телевизор. А по выходным - горбатиться на даче, чтобы на всю зиму обеспечить себя солёными огурцами (под ту же водку).

Ни водки, ни пива

Сергей не собирался мириться с мыслью о том, что карьера, деньги, положение в обществе, мощные автомобили, поездки в дальние страны, красивые женщины - короче, всё, о чём кричит реклама - для каких-то ДРУГИХ людей. Людей, как минимум, не родившихся в типовой блочной многоэтажке на “задворках цивилизации”. Людей, имеющих СТАРТОВЫЙ КАПИТАЛ.

С. Золотухин

Серёга был честолюбивым. Его сверстники, надравшись до белых зайцев, блевали в подъездах - он не пил ни водки, ни пива. Но мечтал попробовать на вкус самые дорогие и изысканные вина.

Он занимался спортом. Много работал. Съездил на V Всероссий­скую олимпиаду по физике, математике и информатике при МЭИ - и вернулся с дипломом. Один из всей группы калининградских школьников (кое у кого из этой группы были университетские репетиторы - Сергей всего добивался сам). Учился в Морском лицее. Поступил в БГА. Наверняка, закончил бы с блеском, но... совмещать учёбу с работой становилось всё труднее. А на стипендию, которую государство платило курсантам, прожить, конечно, можно - но очень недолго. А Серёге хотелось именно ЖИТЬ. И он очень многое вкладывал в это слово.

Одноглазый Джо

На курсы автовождения он записался буквально в тот же день, когда ему исполнилось восемнадцать. А уже через неделю после получения прав купил свою первую машину - “Фиесту”. За $300 в рассрочку.

Эту “Фиесту” мы прозвали “Одноглазым Джо”: её фары горели попеременно. Глушителя не было. Заводясь, “Фиеста” гремела на всю улицу так, что в соседних домах по Серёге можно было вставать без будильника. А ещё она боялась воды. Стоило Серёге въехать в лужу или попасть под проливной дождь - мотор, чихнув, переставал работать. Пока не высохнет.

Впрочем, чихал мотор не только от воды, а вообще по любому поводу. Чтобы вытаскивать “Фиесту”, наш общий приятель специально купил буксирный трос. Серёга звонил: “Привет! Что делаешь?” А тот отвечал: “Уже еду. Тебя вытаскивать...”

Но гонял Серёга на бешеной скорости. Маленькая наглая “Фиеста” обходила и “Мерседесы”, и “БМВ”. Когда Люк Бессон снял “Такси”, мы умирали со смеху, узнавая в главном герое Серёгу...

Его хватало на всё. Он был техническим редактором школьной многотиражки - и умудрялся почти бесплатно печатать её в лучшей типографии города.

Золотухин и табачники

Он умел принять на себя ответственность. За всё. И всех, кого любил. Рядом с ним, совсем юным, многие взрослые и вроде бы состоявшиеся мужики казались тинейджерами. В своём стремлении помочь он был абсолютно бескорыстен. Деньги вообще привлекали его не сами по себе, а как средство ДОСТОЙНО себя обеспечить. Богатство, комфорт, карьера (сама по себе) - всё это имело в его глазах ценность постольку-поскольку. Важнее был УСПЕХ. А деньги и всё прочее представлялись Серёге лишь зримым воплощением успеха.

Дети любили Сергея Кругликова

В 1999 году Сергей познакомился с Золотухиным. Тот был тогда генеральным директором ООО “Кроха” и размещал рекламу детского питания в газете, где Серёга работал верстальщиком. Золотухин пригласил его к себе.

Первое время Серёга был просто очарован Сергеем Евгеньевичем Золотухиным. Тот вёл себя демократично... и даже придумал Серёге прозвище “Мистер”. Серёге оно чем-то льстило. А потом г-н Золотухин свёл Сергея с табачниками.

“Собеседование” с будущим работодателем из ООО “Альфа-Центавра” проводилось, по словам Сергея, поздним вечером, за городом, в чужой машине. Его подробно расспросили: где работают друзья, кто они (Серёга почти никого не назвал - не в его правилах было “бросаться” чужими фамилиями)... будут ли сильно волноваться родители, если Сергей вдруг ненадолго исчезнет из города, и т.д., и т.п.

Но зарплату предложили хорошую. Сергей устроился в ООО “Альфа-Центавра” компьютерщиком. Постепенно его начали привлекать к другим делам. Каким - ТОГДА он не конкретизировал. А летом 1999 года его оформили генеральным директором фирмы “Балтон”, с правом подписи банковских документов. И когда эта фирма (вместо за­свеченной “Альфа-Центавры”) выи­грала аукцион по распределению квот на беспошлинный ввоз на территорию Калининградской области табачной продукции - Сергей был “заказан”, неделю прятался за городом, пока не подписал все документы.

Обещал долю в бизнесе

Тут мы, правда, взвыли. Уговаривали его бросить всё, уйти... Но куда? Он снимал квартиру, у него были планы.... КАКАЯ, скажите, работа в нашем милом государстве может обеспечить нормальный уровень жизни двадцатилетнему парню, за которым “никто не стоит”?

Опять же, чтобы работать в “Альфа-Центавре”, Сергей бросил вуз, а это значит, что его должны были забрать в армию. ЧТО ТАКОЕ армия для программиста, объяснять не надо. Да и с характером Серёги трудно было представить его в роли “духа”, “летающего” по приказу “дедов”...

Новые работодатели обещали “решить проблему” и прикрыть Сергея от армии. Впрочем, пообещали они ему и долю в бизнесе - не в табачном, а в готовящемся к открытию торгово-развлекательном центре “Вавилон”. Г-н Золотухин тогда всячески подчёркивал, что это ЕГО бизнес. И он властен распоряжаться “долями участия”, как ему заблагорассудится. Потом, правда, оказалось, что это не так (и никакой доли в бизнесе Серёга, естественно, не получил).

Конечно, мы обрисовывали ему различные перспективы. Даже книжку Гришэма “Фирма” (о том, как молоденький юрист попадает в “сети мафии”) подсовывали - почитать. Читать ему, правда, было некогда.

В сетях “Альфа-Центавры”

Но одно Серёга, которому надоели наши вопли и причитания, пообещал твёрдо. “Бандитом я не буду, - сказал он. - Ни при каких обстоятельствах”. И не стал.

Мы много писали о том, как складывались дальше его отношения с Золотухиным и Ко. В апреле 2000‑го у табачников начались крупные неприятности: “Альфа-Центавру” начали трясти сотрудники управления по борьбе с организованной преступностью (УБОП). Был арестован один из владельцев фирмы, партнёр Золотухина.

Серёгу вызывали на допросы: ведь он, кроме всего прочего, оставался компьютерщиком, а значит, вся документация фирмы проходила через его руки. “Убоповцы” буквально висели у него на хвосте. После одного “рандеву” с сотрудниками правоохранительных органов с его, Серёгиных, запястий НЕДЕЛЮ не сходили следы от наручников. Но у него имелись твёрдые представления о чести. “Сдавать” он никого не собирался.

А чуть позже отношения с Золотухиным испортились окончательно. Серёга в нём разочаровался. А главное, в табачных кругах с ним, Серёгой, начинали считаться едва ли не больше, чем с самим Золотухиным. А Серёга, напротив, уверенно “дрейфовал” в сторону от табачников. Ему хотелось заниматься ресторанным бизнесом...

Он дважды баллотировался в депутаты городского совета - по избирательным округам в Балтрайоне. И у него была честная программа: что именно нужно жителям рабочих окраин, он ведь знал не понаслышке.

Допросы и обыски

В январе 2001 года он женился. Отчаянно крутился, пытаясь обеспечить свою молодую семью. В том числе гонял подержанные машины из Германии через Польшу (потом правоохранительные органы попытаются представить этот его бизнес как главную причину заказного убийства).

Сергей учредил фирму “Новострой плюс” - и завязал контакты с литовскими партнёрами своих прежних работодателей. Всё, наверное, у него получилось бы... но “Альфой-Центаврой” сильно заинтересовалась криминальная полиция города Кёльна. Целая группа тамошних сыщиков приехала в Калининград. Сотрудников “Альфа-Центавры” допрашивали, в их квартирах проводились обыски... в отношении фирмы было возбуждено уголовное дело по факту контрабанды в особо крупных размерах...

Наверное, кому-то показалось, что живой Сергей слишком опасен. (Свои предположения - КОМУ - мы неоднократно высказывали и на страницах газет, и во время допросов у следователей. Несколько раз нам удавалось добиться возобновления приостановленного уголовного дела по факту гибели Кругликова.) В то, что Сергей скорее умер бы, чем кого-нибудь “сдал”, табачным королям и их приспешникам не верилось. И он действительно умер.

Жена чудом не погибла

12 сентября 2002 года, в 8.40 утра, он сел в машину. Собирался завезти на работу беременную жену и подъехать в избирком, на площади Победы, 1 (шла его вторая избирательная кампания). Завёл двигатель. Пока мотор прогревался, Сергей шутил. Жена спросила: “А ты по какому округу баллотируешься, я забыла?” Он ответил: “По третьему”. И показал три пальца. В этот момент раздался взрыв...

Сергея Кругликова взорвали в машине

(Мина была прикреплена к днищу автомобиля - прямо под сиденьем водителя.)

Жена Сергея почувствовала сильный толчок в плечо - взрывной волной её выбросило из салона автомобиля. Благо, она не успела закрыть дверь машины.

Она уверена, что это Сергей успел её толкнуть и привести в чувство - и она успела выскочить из машины. Специалисты утверждают, что, погибая, он вряд ли успел понять, что происходит.

Специалисты не знали Сергея. Он наверняка понял - и сделал всё, что мог, для сидящего рядом...

В тот день, в 15.00, Сергей должен был отвезти жену на УЗИ. Им должны были сказать, кто родится: девочка или мальчик. Сергей был уверен, что у него родится сын. И даже имя подобрал - в честь нашего общего друга.

Ему она стоила жизни

Сергей любил детей. А они его обожали. Он не сюсюкался с ними, не “снисходил” до игры, мог быть требовательным и жёстким - детей он считал “маленькими людьми”. В каком-то смысле он и сам не вырос: в нём уживались потрясающая, абсолютная мужская зрелость - с романтически-детской верой в дружбу, добро и справедливость.

Из-за этой веры он, в сущности, и погиб: он искренне считал, что в той жизни, которая ведётся в “большом бизнесе”, можно оставаться человеком. Он ошибся. Но это трагически-прекрасная ошибка. Ему она стоила жизни. Но бывают ставки больше, чем жизнь...

Его нет уже девятый год. Моя дочь, которую он фактически вырастил, почти сравнялась с ним в возрасте. Его жена с друзьями Сергея не общается. Может, она и права - у каждого своя линия судьбы, и ей надо думать о том, как воспитывать сына. Наверно, это плохо, когда ребёнок растёт с мыслью, что его папа убит и НИКТО за это не ответил...

25 ноября Сергею могло бы исполниться тридцать два. Но я всё равно не могу представить его солидным и изменившимся.

Немая тьма

...Весной прошлого года умер его старший брат. Их могилки рядом, в одной ограде... А нам по-прежнему не верится, что Сергей погиб “окончательно”. Да, его не хватает - но его всегда не хватало, даже если он отъезжал куда-нибудь на пару-тройку часов. И мы ищем его черты в знакомых детях, появившихся на свет после его гибели. Ведь такой, как Серёга, просто не мог пропасть, раствориться во времени и пространстве: он ДОЛЖЕН был вернуться. Причём, очень быстро - он ведь терпеть не мог ждать!..

И снова Есенин - о том, кому было суждено “изначально возлететь в немую тьму”:

В две луны зажгу над бездной

Незакатные глаза...

Его глаза я вижу перед собой - и в трудные минуты жизни, и в радостные. И ещё я знаю: мельницы Божьи мелют медленно, но верно. Так что убийцам Сергея не уйти от воздаяния. Вот только... хорошо бы, оно настигло их ещё ЗДЕСЬ. И чтобы Страшный Суд лишь утвердил решение суда земного - по закону высочайшей и святой справедливости.

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Один комментарий на «““БАНДИТОМ Я НЕ БУДУ”. Почему взорвали Сергея Кругликова”»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля