Новые колёса

“А ИЗ РИЭЛТОРОВ МЫ НАДЕЛАЕМ МЯСА”.
Бандиты — первые в очереди на квартиру ветерана Сазанова

Четвёртый год 77-летний ветеран войны и труда, инвалид II группы, Николай Сазанов пытается приватизировать свою квартиру на улице Зоологической. Двухкомнатная “хрущёвка” в Калининграде досталась ему 38 лет назад. Тогда Николай Фёдорович работал главным механиком в управлении “Вторчермет”. 54 года трудового стажа, из которых 45 - на руководящей должности... А вот в личной жизни не заладилось.

Пили по-чёрному

Как рассказывает сам Николай Сазанов, его вторая жена, Ирина Петровна, и дочь, Татьяна Коровашкина, пили по-чёрному. К ним домой часто захаживали собутыльники, оргии порой продолжались всю ночь, до потери сознания.

Образумить своих родных глава семейства оказался не в силах. Но и жить с ними под одной крышей было невыносимо. Тогда Николай Фёдорович стал ночевать у себя на работе. К тому времени он уже вышел на пенсию и подрабатывал начальником лаборатории по ремонту судов в КГТУ. Прямо в кабинете ветеран обустроил скромный диванчик и ночевал там на протяжении шести лет!

А в 2006 году у него умерла сначала жена, затем дочь. Тут-то Николай Фёдорович и задумался о приватизации. Но вот незадача - помимо него в квартире с самого рождения был прописан и проживал его 17-летний внук Кирилл Коровашкин... Нетрудно догадаться, в каких условиях рос и воспитывался этот парень.

- Кирилл вёл себя неправильно, - говорит Николай Фёдорович. - Затевал ссоры, скандалил с матерью, бабушкой и мной. Плохо учился в школе, часто убегал с уроков и из квартиры. Встал на путь совершения преступлений. Был связан с плохими ребятами, старшими по возрасту, которые проходили по уголовным делам и отбывали сроки в колонии. Впоследствии Кирилла поставили на учёт в детскую комнату милиции. Он был условно судим на один год за воровство...

Завелись опарыши

Николай Сазанов

Более того, по словам Николая Фёдоровича, именно Кирилл “помог” уйти из жизни его 70-летней супруге:

- Внук бил бабку. И однажды она упала, сломала бедро... После этого лежала год. Потом, правда, расходилась. Но Кирилл опять её ударил, та растянулась во весь рост, а он в этот момент только пришёл с улицы, где играл в футбол, и в бутсах, с криком “Когда же ты сдохнешь?!”, стал прыгать по её ногам... Там были и гематомы, и закрытые переломы. Врач БСМП, когда это увидел, сказал: “Пока не напишите заявление в милицию, лечить не буду”.

Но я тогда сам был на лечении (в Санкт-Петербургской военно-медицинской академии имени Кирова), о происшедшем мне рассказала соседка. Дочь побоялась обращаться в милицию. В общем, кое-как бабку подлечили, но на этот раз она слегла окончательно. После больницы лежала дома, её толком не кормили и не мыли, там уже опарыши завелись...

Сам Николай Фёдорович вернулся с лечения только через три месяца. Спустя 23 дня после смерти жены он похоронил и свою 35-летнюю дочь Татьяну (маму Кирилла). По словам ветерана, помимо алкоголя, та употребляла наркотики. А отправиться на тот свет ей тоже помог Кирилл, считает Николай Фёдорович. Дескать, дал ей очередную дозу...

Причиной смерти Татьяны врачи констатировали цирроз печени.

Кстати, о врачах. Как говорит Николай Сазанов, перед поездкой на лечение он, на всякий случай, переписал на свою дочь земельный участок в садовом обществе “Ромашка” - 5,4 сотки с построенным на них двух­этажным кирпичным домом. И пока Татьяна лежала в тубдиспансере, этот земельный участок странным образом перешёл к одной из сотрудниц больницы - Терезе Федорищевой.

Впрочем, это уже другая история...

Наказали на 60 тысяч

После смерти жены и дочери Николай Сазанов не вернулся в свою квартиру. Как объясняет он сам, внук Кирилл “плотнее связался с настоящей бандой под крышей ребят из милиции”. Стал приводить в квартиру ежедневно до 15 друзей, которые не давали спокойно жить всему подъезду, в том числе пожилым и одиноким пенсионерам. Около дома везде валялись использованные шприцы, бутылки...

- Коровашкин со своей компанией занимались продажей наркотиков и сами наркоманили целым притоном круглые сутки. Внуку сейчас 22 года, он по-прежнему нигде не работает, пьянствует, мешает всем жить, приводит в квартиру посторонних... А там громкая музыка, крики, стуки, мат - до самого утра, - жалуется Николай Сазанов.

Сам он поселился у своей первой жены и начал писать заявления - в милицию, в УБОП, в районную прокуратуру... И везде получал уведомления об отказе в возбуждении уголовного дела “за отсутствием события престу­пления”. Не помогли ветерану и юристы.

- Приватизацией моего жилья занимались вроде серьёзные люди, всего пять разных контор, - говорит Николай Сазанов. - Предпоследний из них, адвокат Валентин Лузан, взял у меня 6 тысяч рублей, мотал полтора года, в итоге ничего не сделал и исчез с деньгами и документами. А последние риэлторы - Сергей Куликов (уже упоминался в НК №202 от 12.08.2010 года, - прим. ред.) и Мурат Саидкаримов - так и вовсе оказались мошенниками. Наказали меня, инвалида, на 60 тысяч рублей. Обещали зарегистрировать мою квартиру и быстро найти вариант обмена...

Милиционеры взломали замок

Кстати, вместе с Муратом Саидкаримовым, Николай Сазанов поменял в своей квартире замок. Один ключ он взял себе, другой отдал внуку. Однако не прошло и двух дней, как новый замок взломали... милиционеры.

По словам соседки из квартиры №3, шестеро стражей правопорядка приехали на служебной машине в 5.30 утра и вскрыли квартиру, объяснив это просто: “Ищем Кирилла”. Но того в доме не оказалось, и дверь опечатали. А когда Николай Фёдорович пошёл разбираться, то в дежурной части ему сказали, что ничего об этом не знают - отметки о выезде в журнале нет. Более того, полковник, который мог руководить вскрытием квартиры, находится в отпуске...

Вот и закрались ветерану подозрения, что его внука “крышует” банда из милиции.

- В квартиру не попадёшь, - вздыхает Николай Фёдорович. - Это делается для того, чтобы им не мешали творить, что хотят. “Крышеватели” жёстко сказали внуку: “Ничего не подписывай деду, с ним никуда не ходи и не давай документы свои”. Они упорно ждут моей смерти и уже заявили мне: “Сколько тебе, дед, осталось жить? Если что, мы поможем. А риэлторов будешь приводить, мы наделаем из них мяса и лужи крови...” Я уже в это верю.

По словам Николая Сазанова, однажды он пришёл поговорить с внуком, а тот вышел к нему пьяный, с ножом в руке, и сказал: “Нам с тобой, дед, не о чем говорить. Живи, пока ещё живёшь, а то я тебя убью или зарежу”.

“Жил и буду жить”

Вся эта история была бы неполной без разговора с самим Кириллом Коровашкиным. Поэтому, вооружившись диктофоном, ваш покорный слуга отправился к нему - в ту самую “хрущёвку” по ул. Зоологической.

Николай Сазанов

Вопреки рассказам Николая Сазанова, никто из опрошенных жильцов на его внука не пожаловался.

- Всё тихо, спокойно, претензий у меня нет, - пожал плечами сосед снизу.

То же самое сказал и пенсионер, проживающий напротив Кирилла:

- Нормальный парень. Всегда со мной здоровается.

Сам Кирилл Коровашкин - щуплый на вид молодой человек, не похожий на алкоголика или наркомана, пояснил:

- Конечно, я не хочу приватизировать квартиру. Зачем мне это надо? Если приватизировать на двоих, то дед свою половину сразу продаст, и я буду жить чёрт знает с кем. Я деду говорил: “Хочешь - живи со мной”. А он ответил, что жить со мной не будет, мол, у тебя дома шалман...

Я ему отвечаю: “Дед, ну ты меня пойми: я молодой, живу один. У меня, кроме друзей, никого нет. Если ты со мной жить не хочешь, то что, мне нельзя пригласить друзей, чая с ними попить или телевизор посмотреть?”

- Пока у Кирилла не умерла мама и бабушка, я даже не знал, что у него есть дед, - перебил парень, представившийся близким другом Кирилла. - А после смерти родственников дед сразу объявился и стал пытаться приватизировать квартиру. Поначалу мы не вмешивались, но потом дед начал приглашать каких-то бандитов...

- Да, года два назад было, - оживился Кирилл. - Дед звонит мне и говорит: “Приди домой, надо поговорить”. Прихожу, деда нет, а в квартире какой-то здоровый мужик. Я испугался, а он мне говорит: “Дед заключил с нами договор, тебе никуда не деться. Завтра заезжаем и будем размениваться”. Но я ему сразу сказал: “Ничего разменивать я не буду. Как здесь жил, так и буду жить”.

Кирилл также рассказал, что работает в фирме “КД-принт”, на производстве печатной продукции, что ведёт здоровый образ жизни и что любит играть в футбол...

В общем, трудно найти истину во всей этой истории. Цитируя слова классика, “люди, как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было... квартирный вопрос только испортил их”. И как показывает жизнь, квартирный вопрос может испортить людей настолько, что даже кровные родственники становятся кровными врагами.

А. Малиновский


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля