Новые колёса

ВЕРНУЛИ СЫНА БЕЗ РУКИ И НОГИ.
22-летний житель Миасса стал инвалидом по вине военных Балтфлота

Ещё в 2011 году солдаты-срочники воинской части, дислоцированной в городе Ладушкин Калининград­ской области, жаловались на невыносимые условия службы. Вместо того, чтобы осваивать воинскую науку, призывники день и ночь грузили боеприпасы. При этом полностью игнорировалась техника безопасности. Ящики со снарядами простояли под открытым небом не один десяток лет и все прогнили. В них попала вода, зимой она замерзала и превращалась в лёд. Солдаты выбивали эти ящики ломами из общей кучи. За сутки каждый военнослужащий перетаскивали до 20 тысяч килограммов боеприпасов.

“Отношение к нам со стороны командования - как к рабам, которые должны грузить и грузить, - сообщали срочники в своём письме в редакцию “Новых колёс”.

“Мы не видим ничего, кроме казармы и ящиков. У многих начинается депрессия. Командование не проводит никаких учебных занятий по армейским дисциплинам. Автомат мы держали в руках всего один раз”.

“Из наших детей просто делают инвалидов! - возмущалась тогда мама одного из военнослужащих. - Это хорошо, что пока там ничего не взорвалось, не загорелось...”

Рабы в погонах

Тогда, в 2011 году, заявление подписали 36 солдат срочной службы. В “Новых колёсах” вышла статья: “Рабы в погонах взорвут город. Ради премиальных денег на Балтфлоте готовы убить тысячи людей”.

Однако погрузка снарядов продолжалась. И вот в 2014 году случилась беда. На территории войсковой части 45752-Д посёлка Сосновка (г. Ладушкин Калининградской области) прогремел взрыв. 19-летнему рядовому-срочнику Александру Семёнову, призванному на службу из города Миасс Челябинской области, оторвало стопу, руку, повредило лёгкие и барабанную перепонку левого уха. Его сослуживец-одногодок Валентин Бетхольд получил серьёзное ранение ноги. Трагедия произошла во время погрузки боеприпасов.

- Вечером 15 сентября 2014 года мне позвонили из госпиталя Саулькино в Калининграде, - вспоминает мама Александра, Роза Юрьевна Семёнова. Спустя три года она вновь пришла в редакцию “Новых колёс” за помощью. - Сказали, что сыну оторвало кисть руки. Мол, у него в руке снаряд разорвался. Сын находится в госпитале в тяжёлом состоянии. Посоветовали мне не приезжать. И положили трубку.

Я сразу поняла - медики что-то недоговаривают. Открыла интернет и обомлела: в новостях было сказано, что у сына и руки нет, и ноги нет...

Порок сердца

Роза Семёнова, мама пострадавшего военнослужащего

Я тут же собралась и утром 17 сентября уже была в Калининграде. Оказалось, Саша лежит в коме. Меня к нему не пустили.

Александр получил тяжёлые травмы: ампутация левой верхней конечности с обширным размозжением мягких тканей, оскольчатый перелом плечевой кости, отрыв правой стопы с множественными переломами, оскольчатые ранения мягких тканей левого бедра, травматический шок 2‑й степени. Кроме того, была острая кровопотеря, пробиты лёгкие (пневмоторакс), травма барабанной перепонки.

Также в госпитале сыну поставили диагноз - порок сердца. Хотя до армии с сердцем было всё в порядке.

С тех пор Саша прошёл все круги ада, перенёс шесть операций. После Саулькино лечился в Москве и Санкт-Петербурге. Ему делали повторную ампутацию ноги - из-за того, что в Калининграде ногу отрезали неправильно.

В ухо ставили титановый протез. Я его везде сопровождала. Домой, в Миасс Челябинской области, мы приехали только в июне 2015 года. Саше присвоили первую группу инвалидности.

Со скандалом

- Министерство обороны вам чем-то помогло?

- По собственной инициативе - никогда! Всё приходилось добывать с боем, через крики и скандалы. Я добилась, чтобы сыну сделали бионический протез на руку - с вращающейся кистью. С помощью такого протеза он может что-то делать, держать предметы. Хотя лечащие врачи нас уверяли, что, кроме косметического протеза на руку, ничем помочь нельзя. В Москве есть компания “Орто-Космос”, которая изготавливает подобные сложные устройства. Работу по изготовлению протезов (4 млн. рублей) оплатило Министерство обороны.

Ещё 2 млн. рублей мы взыскали с Министерства обороны через суд. Эти деньги мне пришлось истратить на оплату наших поездок - ведь я целый год не работала!

Денег нет

- Но теперь мы снова оказались у разбитого корыта. Дело в том, что эти дорогие протезы, которые сыну сделали в Москве, сейчас носить невозможно. Травмированные конечности, заживая, меняют форму. Детали протеза нужно менять. Да, Министерство обороны оплатило первичное протезирование. После этого сына уволили из армии и отправили на гособеспечение. А социальные службы Миасса теперь разводят руками - денег на ремонт и обслуживание протезов - нет. Ждите!

Но ведь моему сыну надо жить - сейчас! Ему всего 22 года. А он вынужден сидеть дома, взаперти. Пока Александр может передвигаться только в инвалидном кресле - и то с трудом. В нашей квартире узкие коридоры и двери. Заехать на кухню вообще не получается! Однако в администрации Миасса нам отказали в получении нового жилья и сняли с очереди нуждающихся. Мол, какая-никакая - квартира у вас есть.

В заточении

- С прогулками тоже проблема. Вытащить тяжёлую коляску на улицу я одна не могу! Нужна помощь двух крепких мужчин. Пандуса у подъезда нет, а лестница при выходе из дома слишком высокая. Поэтому выбираться на свежий воздух сыну удаётся нечасто.

По тротуару нормально ехать - тоже невозможно. Дороги разбиты! Коляска всё время застревает, норовит перевернуться.

Я считаю, что единственный выход - переехать жить в Подмосковье. Туда, где находится реабилитационный центр для людей, получивших травму на военной службе. За свой счёт это сделать невозможно.

Но в Министерстве обороны теперь от нас открещиваются - мол, они уже всё выплатили: страховки, компенсации, деньги на протезы.

В помощи отказать!

Александр Семёнов может передвигаться только в инвалидном кресле...

- Мы обратились в Ленинград­ский районный суд Калининграда с исковыми требованиями о признании за моим сыном права на пожизненное изготовление, ремонт и обслуживание протезов за счёт войсковой части и Министерства обороны РФ и понуждении Минобороны заключить персональный контракт на протезирование, ремонт и замену технических средств реабилитации в компании “Орто-Космос”.

А также признать право на получение жилья за счёт военных.

Я специально приехала на суд в Калининград, чтобы доказать, что сын нуждается и в квартире, и в обслуживании протезов. Однако 20 октября 2017 года судья Ленинград­ского районного суда Калининграда С.В. Авимовская отказала моему сыну в исковых требованиях. В своём решении она указала, что обязанность по обеспечению истца техническими средствами на ответчиков (Минобороны) не была возложена.

По мнению администрации Миасса, Семёнов в жилье не нуждается. Согласно закону “О статусе военнослужащих” оснований для обеспечения Семёнова жильём за счёт Минобороны не имеется.

В гнойной хирургии

...Получается, теперь мой сын никому не нужен!

А ведь из-за того, что Саша носил протезы, которые по размеру не подходят, у него произошло нарушение кровообращения. Кость воспалилась. Сейчас он находится в отделении гнойной хирургии больницы Миасса. Но помочь ему ничем не могут - там просто нет нужных лекарств.

И ещё хочу сказать! Каждый год моему сыну приходится подтверждать инвалидность, обивать пороги медицинских чиновников и доказывать, что ни нога, ни рука - не выросли. Ну сколько можно над нами издеваться?

- Скажите, а из военнослужащих кто-то понёс наказание за то, что ваш сын стал инвалидом?

Виновной признали заведующую складом, Козлову Раису Викторовну. Даже не военнослужащую, из гражданского персонала. Но потом и её освободили от уголовной ответственности.

Виноватая Козлова

Дорогие протезы, которые Александру сделали в Москве, сейчас носить невозможно

Итак, через полгода после страшного ЧП, произошедшего на военных складах Балтфлота в Ладушкине следователи наконец-таки обнаружили истинного виновного - заведующую складом боеприпасов Козлову, гражданское лицо. В отношении неё было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 293 УК РФ (ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей, повлёкшее причинение тяжкого вреда здоровью. Наказывается лишением свободы на срок до 5 лет).

В материалах расследования сказано, что под руководством Козловой на открытой площадке хранения №111 производилась погрузка в автомобиль КамАЗ снарядов ВОФ‑30 калибра 122 мм. Они используются для орудий наземной, танковой и самоходной артиллерии. Рядовые войсковой части вынимали боеприпасы вручную, бросали их на пол кузова автомобиля, чтобы те сами докатились до стоявших в кузове рядовых Семёнова и Бетхольда. Столкнувшись, снаряды взорвались.

По версии следствия зав. складом не обеспечила военнослужащих исправным рабочим инструментом, не организовала безопасное проведение работ, за погрузкой не следила, начальнику отдела о нарушениях не докладывала.

Из подозреваемых - в свидетели

Интересно, что первоначально, то есть 28 октября 2014 года, дело было возбуждено в отношении совершенно другого руководителя - начальника отдела хранения войсковой части 45752-Д капитана Козенко В.М. - по той же ч. 2 ст. 293 УК РФ. Спустя месяц в отношении того же Козенко возбудили ещё одно дело - уже по ч. 1 ст. 349 УК РФ (нарушение правил обращения с оружием и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих).

Однако 10 марта 2015 года был изменён состав следственной группы, созданной заместителем руководителя военного следственного отдела СК России по Зеленоградскому гарнизону капитаном юстиции Костиным Д.С.

И вот, 18 марта 2015 года уголовное дело было возбуждено уже в отношении гражданки Козловой, а капитан Козенко чудесным образом перешёл в разряд свидетелей преступления.

В качестве свидетеля Козенко всю вину возложил на Козлову, которая отвечала за погрузку боеприпасов.

Конечно, капитан Козенко давал ей указания - ни в коем случае не допускать грузить вне тары, а складывать боеприпасы строго в ящики. Естественно, сам он не видел, как военнослужащие грузили снаряды опасным способом.

Почему же солдаты так делали?

Да потому, что старые ящики прогнили, а новых - не привезли. Однако дальше следователи копать не стали. Так ведь можно и до самих генералов с адмиралами дойти! Кто ж тогда будет Балтфлотом командовать?

...А Козлова - гражданское лицо. С неё взятки гладки. С женщиной поступили “по-человечески” - прекратили уголовное преследование и освободили по амнистии. Гуманное у нас государство...

О. Рамирес


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля