Новые колёса

СОСИСКИ И НЛО НАД КАЛИНИНГРАДОМ.
На истребителях “Су-17” привозили из-за границы дефицитные продукты

Военный лётчик 1-го класса, подполковник запаса Сергей Валентинович Хайлов 26 лет отслужил в авиации Балтийского флота. Из них 14 лет - в 846-м авиационном полку, который базировался на окраине Калининграда - в Чкаловске.

Хайлов тогда летал на истребителях-бомбардировщиках “Су-17” (1.100 часов налёта).

Напомним: в газетном материале “Смерть под грифом “совершенно секретно” морской лётчик вспоминал о годах учёбы в авиационном училище, о том, как пилоты гибли на Балтике в мирное время.

О своей жизни Сергей Валентинович снова рассказывает в редакции “Новых колёс”.

Приказ - уничтожить

Военный лётчик 1-го класса Сергей Хайлов

- С 1996-го по 2002 год я служил в Гвардейском авиационном истребительном полку имени А.И. Покрышкина - руководителем полётов. Полк базировался вблизи посёлка Нивенское Багратионовского района.

В 1998 году, когда времена холодной войны уже миновали, произошёл такой случай. На аэродроме сработала система обнаружения воздушных объектов. На экране локатора мы увидели цель, которая двигалась со стороны Озёрска.

Объявили тревогу, на перехват нарушителя вылетели два истребителя. Пилоты докладывают: “Летит самолёт “Л-29”, на связь не выходит, на запросы не отвечает”.

Лётчики показали ему международный сигнал “следуй за мной” (follow me). Крен в левую сторону. “Л-29” не реагирует.

Мне, как руководителю полётов, поступило распоряжение оперативного дежурного ВВС: “Разрешаю боевое применение оружия по нарушителю”.

Представьте: в мирное время - и вдруг применение боевого оружия. Сбивать самолёт!

Тогда уже не было такого противостояния с Западом, как во времена “холодной войны”. Это международный скандал, погибнут люди. Все помнят, чего нам стоил сбитый пассажирский южнокорейский “Боинг-747”...

Спрятался в облака

- Видя такое дело, в ситуацию вмешался командир полка: подошёл, сел на моё место. Потребовал повторить распоряжение про оружие. Ему повторили. А у полковника, когда он садился в кресло, в руках была зажжённая сигарета. Он как услышал приказ сбить самолёт, чуть сигарету не выронил. Так у него руки задрожали! Но что делать - приказ есть приказ.

- Неужели стреляли по самолёту?

- Нет. Когда наши лётчики стали перестраиваться для предупредительной очереди, нарушитель понял, что дело плохо и ушёл вниз - спрятался в облака. А вынырнул уже рядом с аэропортом “Храброво”.

Наши докладывают: “Самолёт заходит на посадку в “Храброво”. Сопроводили его до земли. Оказалось, нарушители - гражданские пилоты. Должны были перегнать реактивный самолёт “Л-29” из Эстонии в Великобританию (англичане купили). Их путь лежал с аэродрома под Таллином, через Ригу, Вильнюс - и дальше в Польшу, Германию и Англию. Когда они облетали Калининград­скую область с востока, свернули раньше, чем было нужно.

Вылезла из самолёта

- В общем, международного скандала избежали. Насколько я знаю, самолёт даже недосматривали, а лётчиков отпустили. Но линия их полёта была направлена точно на Чкаловск.

А как раз в это время из Москвы к нам летел “Ан-72” с международной делегацией на борту. Это была инспекция по программе “Открытое небо”. Они должны были приземлиться в Чкаловске и осматривать военные объекты. Возможно, это была попытка проверить наше ПВО. Мол, иностранцы с камерами всё бы сняли на видео.

Когда я служил в Нивен­ском, к нам прилетала делегация из Швеции на своих истребителях “Вигген”. Тогда отношения с НАТО были более дружественные. На одном из “Виггенов” прилетела женщина - министр обороны Швеции. Её укачало в воздухе! Вылезла из самолёта бледная, как мел. Неудивительно! Гражданское лицо.

Погиб пилот

Сергей Хайлов в кабине “Су-17”

- Когда мы летали над нейтральными водами Балтики, нас постоянно атаковали западные самолёты. Шведские, немецкие, датские...

- Что значит - атаковали?

- Это процесс творче­ский. Когда летишь “в лоб” противнику, очень большая скорость сближения не позволяет прицелиться. Чтобы сбить самолёт, надо зайти ему в хвост, потому что тепловые ракеты наводятся на сопло двигателя самолёта.

Из пушек стрелять тоже надо сзади. Нужно поймать противника в прицел и сфотографировать этот момент. Если датчики сработали на захват - значит, он условно сбит.

И вот начинаются гонки. В конце 80-х прошлого века в Рижском заливе наши пилоты и самолёты противника часто гонялись друг за дружкой.

- Опасные инциденты были?

- Наш “Су-15” так разбился. Гонялись-гонялись друг за другом, противник ушёл на малые высоты, к самой воде. А наш “Су-15” - это довольно-таки старый перехватчик, на малых скоростях плохо летал. Пилот упустил контроль за высотой, зацепил крылом воду и разбился. Погиб парень.

Было такое, что шведский самолёт заходил мне в лобовую атаку. Станция предупреждения сигнализировала - да, есть захват. Ракета условно пущена. Но я тогда не стал с ним спорить - летел на задание.

Взлетели на перехват

- В 2000 году был такой случай. В тот день я находился в штабе, готовился к полётам. Тут звонок: обнаружен нарушитель воздушного пространства. Меня вызвали на команд­ный пункт. Когда я приехал в Нивенское, самолёты уже взлетели на перехват в сторону Мамоново.

Дежурный по радио докладывает: “Неопознанная цель медленно движется со стороны Польши через Мамоново на Калининград”.

А погода была тогда хорошая. Ясно! Только несколько облачков в небе. Видимость отличная. И вот за 30 минут метка прошла 55 км. Наш самолёт стал вокруг этой метки летать. Нарушитель должен был находиться в центре виража.

Раньше во времена холодной войны западные страны часто отправляли к нам дрейфующие аэростаты-разведчики. Серебристые воздушные шары.

Призрак над городом

- Внизу у такого аэростата висит коробочка со шпионской аппаратурой, которая записывает радиоэлектронные излучения. Техника такая, что можно прослушивать телефонные разговоры по линии связи - до Вильнюса. Поэтому и говорили: по телефону не болтай много.

Мы эти дрейфующие аэростаты частенько перехватывали, сбивали. А в этот раз лётчик нашего истребителя “Су-27” ничего не нашёл. Метка смещалась, а пилот ничего не видел.

Я смотрю: он уже пилотирует на высоте 400 метров над Калинин­градом - в районе Дм. Донского. Грохот стоит жуткий! В конце концов он дошёл до телевышки на Совет­ском проспекте.

Я его спросил: “Видишь вышку?”

Лётчик ответил: “Вышку вижу, а цель - не вижу”.

Уже городские жители всполошились, из штаба Балтфлота нам позвонили: “Что у вас там происходит? Почему военный самолёт над городом виражи накручивает?!”

“У нас нарушитель! На локаторе цель есть, а в воздухе - нет”.

В общем, загадочный нарушитель долетался до того, что у “Су-27” стало топливо заканчиваться. Пилоту приказали возвращаться на аэродром.

- А цель?

- Пролетела над городом и ушла в район Советска.

Сверхзвук невидимки

- В середине 90-х годов тоже случалась подобная история. Дело было осенью. ПВОшники засекли быстро летящую цель со стороны Швеции. На экранах всех локаторов заметили этот объект. Высота - 1.000 метров, скорость сверхзвуковая.

Стали поднимать истребители. Они ещё не успели взлететь, как цель пересекла Ка­линин­градскую область и ушла за границу. Мы её потеряли! Если ПВО не успевает перехватить цель - значит, противник нанёс удар. Мы не смогли защитить свою территорию и вся система ПВО ничего не стоит.

Оказалось, цель прошла Литву, Польшу и вышла к Белоруссии. Там ещё находились наши войска, которые тоже этот объект засекли. Причём цель видели в разных диапазонах - в инфракрасном и т.д. Она была реальной. Белорусы тоже подняли самолёты, но и они не успели - цель быстро ушла. Что это было, мы так и не узнали.

Визит к немцам

“Су-17”. Подготовка  к полёту

- В 80-е годы мы на “Су-17” летали в Германию, а к нам прилетала эскадрилья немецких лётчиков из ГДР. Такой был международный обмен.

Нам, конечно, у немцев очень понравилось. Аккуратно всё, чисто. При въезде на аэродром машины проходят через “ванну”. Колёса моют, чтобы взлётную полосу и бетон не грязнить.

У нас колючая проволока, которой по периметру огорожен аэродром, ржавая, старая. А там - свеженькая, серебристая.

Поселили нас в 5-этажном доме. По лестнице поднимаешься - свет на этажах автоматически выключается. В целях экономии!

Кормили лётчиков в ГДР не так, как у нас. Первого блюда у них не было. Упор делался на закуски, мясные блюда, сосиски, конечно... Всё очень калорийное.

Колготки в крыльях

- Как известно, в те времена у нас была пора тотального дефицита. Поэтому, когда мы летели домой, везли всё: обувь, детскую одежду, колготки, какао, сосиски - консервированные. Пиво! Но с пивом было сложно - бутылка может взорваться в полёте.

Кабина “Су-17” тесная, положить товар некуда. Забивали пространство полностью - справа от себя, слева... Запихивали во все щели!

А один наш лётчик засунул продукты (пачки какао, сосиски) в крылья, в отсеки с решётками. Но там внутри возникает сильное разрежение!

Обычно, когда мы возвращались из дальних полётов, делали над аэродромом так называемый “вжик”: пролёт с разворотом на большой скорости и на предельно малой высоте.

С земли очень эффектно смотрится - именно на “Су-17”. А если группой шли, то получалось ещё красивее - веер из самолётов.

И вот подлетаем - а одного лётчика нет. Отстал!

Потом садится на полосу, а у него из крыльев, из всех щелей торчат ошмётки сосисок, разорванные упаковки, жестяные банки... Они все полопались! Половину какао из пачек отсосало в воздухе.

Мы смеялись: “Кто-то шоколадный дождь устроил на Балтике”.

А этот лётчик схватился за голову: “А-а-а!.. Сколько добра пропало...”

“Мадонна” для генерала

- Однажды в спарке (реактивный самолёт-истребитель с кабиной на два пилота) из ГДР везли немецкий фарфоровый чайно-столовый сервиз “Мадонна” на 12 персон (94 предмета).

Среди жён военных генералов СССР сервиз “Мадонна” был очень популярен. Считался показателем благополучия и признаком принадлежности его обладателя к элите общества. Сервиз необыкновенной красоты! Тарелки и чашки с перламутровым отливом, золотой каймой и росписью под старину с изображением полуобнажённых красавиц в фривольных позах...

Так вот. Один большой начальник положил в спарку сервиз. Сказал лётчику: “Смотри, не дай Бог, “жёстко” сядешь - я тебя убью”.

И, как назло, он сел “жёст­ко”. Побилась посуда! Начальник смотрит - половины сервиза нет. Думали, сейчас накажет пилота - но ничего, обошлось.

О. Рамирес

P.S. Ответ из Совбеза

Сейчас Сергей Хайлов руководит Калининградским авиационно-спортивным клубом ДОСААФ (аэродром Девау, ул. Пригородная, 4).

В редакцию “Новых колёс” лётчик обратился с просьбой помочь спасти уникальный аэродром Девау. Над ним нависла угроза уничтожения. Аэродром со всех сторон теснят городские постройки.

Фирма “К-Строй” прямо на территории Девау возводит жилые дома микрорайона “Солнечный”. А с юга вплотную подошла “Восточная эстакада” (её начали строить в 2016 году).

Между тем Девау является объектом культурного и исторического наследия Калининградской области. Кроме того, в случае войны Девау становится стратегически важным объектом - запасным аэродромом. Здесь может садиться не только транспортный “Ан-26”, но и реактивные истребители-бомбардировщики.

После обращения Хайлова в “Новых колёсах” был опубликован газетный материал Агенты НАТО в Калининграде. Завербованные чиновники на глазах сотрудников ФСБ уничтожают аэродром.

В марте 2017 года на депутатский запрос Игоря Рудникова в админи­страцию президента РФ пришёл ответ из Совета безопасности Российской Федерации: “Ваше обращение по вопросу сохранения аэродрома III класса Калининград (Малое Исаково) <...> направлено для проработки в Генпрокуратуру РФ, врио губернатора Калининградской области, в Минобороны России и ДОСААФ России”.

В апреле 2017-го врио губернатора Антон Алиханов заявил: надо сохранить аэродром Девау.


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля