Новые колёса

“МЕНЯ ПЫТАЛИ В МИЛИЦИИ”.
На бывшего авиатора надели наручники – и хотели сбросить с моста

Бортмеханик 263-го авиационного полка Михаил Андреевич Слободчиков во время службы на Балтфлоте прошёл огонь, воду и медные трубы. И всё ему было нипочём. А вот “на гражданке” военный пенсионер чуть не угодил в тюрьму - за взятку.

Самолёт в подсолнухах

- Однажды мы летели на “Ли-2” с командиром Побережным (он родом с Украины) из Калининграда в Николаев, - вспоминает Михаил Слободчиков. - Во время полёта о разном беседовали. Вспоминали истории, интересные случаи... И вот он нам рассказал, как во время войны винтом истребителя рубил колонну немецких солдат. Прямо по головам прошёлся! Мы только посмеялись - не поверили.

- Хотите сказать, что я вру, - вдруг взвился Побережный. - Я вам сейчас покажу.

По нашему курсу, в 30 км от аэродрома, находилось огромное поле подсолнухов. Он стал снижаться прямо на это поле. Мы кричим: “Что ты делаешь, разобьёмся!” Но он не слушал.

Подсолнухи примерно 1,5 метра высотой. “Ли-2” снизился “по самое не могу” и стал рубить “головы” этим цветам. Представляете? Жёлтые лепестки разлетались веером вокруг борта. Красивое зрелище! Не для слабонервных.

После этого трюка в самолёте моторы перегрелись. Лепестки забили все охлаждающие детали, цилиндры двигателей и масляные радиаторы. Если бы нам пришлось лететь до посадки километров 100, а не 30, двигатели заклинило. Мы бы разбились.

Когда приземлились, в моторах всё кипело, шипело и бурлило. Мне пришлось это цветочное крошево оттуда выгребать.

Немецкие зайцы и секретные ракеты

- Ещё случай. Это было осенью 1963 года. В Германии находился аэродром Варшавского договора Пенемюнде, при фашистах там был полигон ракет “Фау-2”. Мы туда частенько летали. Однажды немецкий офицер предложил нам поохотиться на зайцев. “Косые” там прыгали прямо по аэродрому. Если зайца осветить фарами, он будет убегать от машины только в свете фар, не сворачивая.

Мы сели на “УАЗик” и погнали. Убили шесть зайцев. Да так увлеклись охотой, что заскочили в конец полосы, в запретную зону, где находились секретные ракеты. Их охраняли немецкие солдаты.

Увидев нашу машину, они выскочили наперерез - с оружием. Мы остановились. К “УАЗику” подбежал капитан, приставил ко лбу водителя пистолет. И орёт что-то по-немецки.

Водитель-немец - в шоке, дар речи потерял. Мы закричали: “Хазе, хазе...” Зайцы, значит. Вытащили из кузова за уши убитого зайца и трясём перед носом охранника. До того наконец дошло, что мы не налётчики и не шпионы, а просто стреляли зайцев.

“Жигули” с крыльями

- В 1972 году, после катастрофы в Светлогорске, многих начальников отправили на пенсию. В том числе командира эскадрильи подполковника Суркова. Он устроился работать главным инженером на станцию техобслуживания, которая находилась в Калининграде на Московском проспекте (сейчас там “Тойота-центр”). Через три года ушли на пенсию командир экипажа “Ан-24Т” майор Демиденко, второй пилот майор Тезиков и я. Сурков нас троих взял в автосервис. Демиденко и Тезикова оформил начальниками смен, а меня - слесарем к Демиденко.

Мы работали по 12 часов, с восьми утра до восьми вечера. На следующий день отдыхали. Всего на станции трудились 96 человек: 32 слесаря, остальные - начальники (инженеры, мастера, кладовщики, бухгалтеры, сортировщики). Как говорится, двое с сошкой - семеро с ложкой.

Руководил станцией техобслуживания Амбарцумян. Тот ещё “бизнесмен”. Проворачивал свои дела. В Калининграде тогда было немного машин, но очередь на ремонт - огромная. Так вот, детали для “Жигулей”, “Москвичей”, “Волг” и “Запорожцев”, которые к нам поступали, Амбарцумян продавал оптом в Литву. Причём, за установку тоже с литовцев брал деньги. Крыло для “Жигулей” тогда стоило 16 рублей, а работа по установке - 10 рублей. Дверь жигулёвская - 34 рубля, а установить её - 12 рублей. Я, как рабочий, грузил эти детали на машины.

За счёт таких махинаций автосервис выполнял план. Ну и директор какой-то навар имел. Потом его на этом деле и накрыли.

Рыбная “Волга”

Михаил Слободчиков

- Я тоже в этом автосервисе чуть не погорел. Дело было так. У меня в работе постоянно находились около шести битых машин. Хозяева ждали месяцами, пока их сделают на станции ТО.

Однажды к нам в автосервис привезли “Волгу” ГАЗ-21 директора рыбного завода в Полесске. Он разбил её, столкнувшись с такси. Амбарцумян приказал сделать “Волгу” без очереди. Работа стоила 300 рублей. 200 рублей водитель заплатил, а на остальные пообещал привезти нам, рабочим, копчёной рыбы.

Мы сделали машину. Через какое-то время шофер приехал её забирать. Мы спрашиваем: “А где обещанная рыба?” А он: “Директор не дал”.

Мы потребовали отдать деньгами - 100 рублей. Работа ведь сделана! Он согласился. Я разделил деньги на троих - по 33 рубля на брата. Водитель забрал машину и уехал.

Прошёл год. Я про этот эпизод забыл давно. Уволился со станции техобслуживания и работал в аэропорту “Храброво” - стрелком-пожарником. И вдруг мне приходит повестка: явиться в милицию Ленинградского района на ул. Клиническую.

Прихожу. Мне предъявляют обвинение, что, дескать, я получил взятку 100 рублей - за ремонт машины.

Трое суток за решёткой

- Я рассказал, как всё было. Про машину директора, рыбу, и как раздал деньги напарникам... Но меня всё равно отправили в ИВС, на ул. Генделя. Трое суток я сидел в камере. Жуть! Меня там грозились избить, оторвали рукав от пиджака... Спрашивали, сколько я деталей своровал в автосервисе, сколько машин делал частным образом, помимо официальной работы... Ночью включали на полную мощь запись с криками - как будто кого-то избивают и пытают. Это было такое психологическое давление.

Однажды ночью меня вывели из камеры, надели наручники и повезли куда-то. Приезжаем на эстакадный мост. Меня вытаскивают из машины и говорят: “Признавайся, что брал деньги, что воровал детали... Или мы сейчас сбросим тебя с моста и скажем, что ты сам прыгнул, пытаясь убежать”.

В общем, застращали здорово. Но я молчал. И они ничего не сделали. Привезли обратно в ИВС. Я ни в чём не признался и ничего не подписал. Через трое суток меня выпустили. Но тягали в милицию по этому эпизоду ещё полгода. Как ночь, меня везли в милицию.

Прокурор даёт на лапу

- И вот - суд. На заседание вызвали водителя, который давал мне эти несчастные 100 рублей. Я рассказал, как было дело, и судья меня оправдал.

Но обвинение на этом не успокоилось. Была подана кассационная жалоба в областной суд.

Потом выяснилось, почему меня схватили. Следователь, который вёл дело и полгода меня таскал в милицию, был двоюродным братом шофёра этой “Волги” из Полесска. Они где-то пили вместе, и водила рассказал, как “нехорошие слесари вытянули у него 100 рублей”. И тот решил меня посадить, вроде как отомстить за брата. Ну, и галочку за раскрытие преступления получить.

Но ничего не вышло. В областном суде пожилая женщина-судья спросила у прокурора:

“У вас есть машина? Вы даёте слесарям сверх положенного пятёрку, чтобы лучше сделали? Даёте! Тогда и вас будем судить - за дачу взятки?”

И спрашивает меня: “Что ты держишь в руках, когда работаешь - ручку, карандаш, бумагу...”

“Да нет! - отвечаю. - Работаю молотком и зубилом. Я слесарь!”

И тут она говорит: “Простой рабочий не судится за взятку! В данном деле нарушили закон милиция и прокуратура, которые предъявили вам эти обвинения”.

Оказывается, в советское время рабочих не судили за взятку. Привлекали только инженеров, бухгалтеров, директоров и т.д. Кроме того, сумма меньше 49 рублей взяткой не считалась.

Меня полностью оправдали.

“Я спас тебя от тюрьмы”

- Частным ремонтом машин я в то время действительно занимался. В своём гараже на ул. Орудийной. Когда ещё в армии служил, построил там гараж.

Чтобы клиенты долго не ждали своей очереди на станции, я предлагал им ремонт у себя.

В советское время частное предпринимательство запрещалось. Только начну что-то делать, стукну пару раз молотком - являются сотрудники ОБХСС (отдела по борьбе с хищениями социалистической собственности).

Охранники гаражного общества стучали в милицию. Звонили: “В таком-то боксе делают машину”. Те быстро приезжали. Если удавалось поймать за руку, сразу волокли в милицию.

Поэтому я с хозяином машины договаривался: “В случае чего, скажи, что ты мой родственник и я делаю тебе машину бесплатно”.

И вот однажды, только начал ремонт, являются сотрудники ОБХСС. Хозяин автомобиля, как мы и договаривались, назвался родственником. Милиционеры отстали. Но после этого владелец машины мне денег не дал. Сказал: “Я спас тебя от тюрьмы, платить не буду. Ведь я - твой родственник”. Сел в машину и уехал.

...Думаю, если бы я сейчас занимался ремонтом, то за полгода стал бы миллионером. Потому что обслуживал клиентов быстро и качественно.

У меня был очень хороший инструмент - гидравлический пресс, взятый с самолёта, с помощью которого можно вытягивать металл. Это не то, что молотком стучать.

Я также наносил польскую шпаклёвку, красил... И всё! Машина - как картинка.

О. Рамирес


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля