Новые колёса

«Кто украл наши деньги?» Пограничникам до сих пор не заплатили кровно заработанные «боевые»

"Несколько раз нас обыскивали"

"У нас с собой не было ни еды, ни денег. Нашу группу вычисляли быстро. Милиция шерстила вокзалы очень круто. Несколько раз стражи порядка нас обыскивали, первым делом выворачивали карманы. Один из наших чуть не угодил в тюрьму - из-за саперной лопатки. Деньги вымогали в открытую. Так и говорили: "Деньги есть - поедете дальше..."
Это, уважаемый читатель, не фрагмент из жизни бомжей, а вполне реальная история возвращения солдат с войны. Так в родную часть после чеченского ада добирались наши земляки из резервной заставы Калининградского пограничного отряда регионального управления ФПС РФ.
- После семи месяцев пребывания в "горячей точке" нас выбросили, как отработанный материал, - рассказывает Олег Григоров, снайпер Тусхоройского погранотряда войсковой части 2132. - На месте дислокации нам никаких денег не выплачивали. Поэтому пришлось продавать все: камуфляж, бушлаты... Лишь бы выбраться оттуда! Отправка проходила хаотично. Организации никакой. Кто успел - тот улетел. Нас было 12 человек - тех, кто сумел загрузиться в вертолет... Высадились в аэропорту Гизель. Пять километров до Владикавказа шли пешком. По воинским билетам нам полагался бесплатный проезд до Калининграда. Но... в кассе вокзала билетов не дали. Мол, ФПС России задолжала деньги железной дороге. На последние рубли взяли такси и доехали до Минеральных Вод. Пристроились на вокзале в каком-то углу и стали думать, что делать дальше. Тогда мы мечтали только об одном - поскорее вернуться домой...
Килька в томате
Олег попал в Калининград по призыву из Брянской области. Служил в воинской части 2297 (Калининград, Суворова, 15). До "дембеля" оставалось два месяца, когда его отправили в Чечню в составе резервной заставы, сформированной на базе Калининградского погранотряда ФПС РФ. Застава комплектовалась из контрактников и срочников на добровольной основе. Тогда, в марте 2000 года, репортажи о торжественных проводах 50 пограничников шли по радио и ТВ, журналисты расписывали церемонию в красках. Торжественное построение, чеканный шаг под звуки бравурных маршей, трогательное "Прощание славянки"...
Высший командный состав вдохновлял солдат. Перед посадкой в самолет генерал лично жал руку каждому бойцу. Действо проходило с божественного благословения. Воинов напутствовал местный батюшка. В общем, провожали с музыкой.
Распространяться о том, что происходило там, за чертой мирной жизни, Олег не любит. Впрочем, место дислокации - Аргунское ущелье - говорит само за себя. Высота над уровнем моря 3,5 тысячи метров. Девственное высокогорье - ледники и скалы. Пограничный десант высадился с "вертушек" на голое место. Вокруг ни пяди земли, одни камни. Отряд вгрызался в гранит, обустраивая горные заставы, перекрывая путь наемникам, ползущим по волчьим тропам.
- На следующий день начали стрелять, а мы - на открытом месте, - вспоминает Олег. - Попервости не было даже палаток и мы ночевали в спальных мешках на камнях. Просыпались под снегом. Потом начались проблемы с питанием. Из Калининграда мы привезли с собой продукты - спонсоры помогли. Затем запасы кончились. Порой обед состоял из галет и половины банки консервов - кильки в томатном соусе. Я до сих пор не могу смотреть на рыбу... На машинах к нам не добраться. Только на "вертушках". Если туман, непогода, то и вертолетов нет.
Само по себе пребывание в высокогорье - тяжелое испытание. Школа выживания в нечеловеческих условиях. На погранзаставы доставляют не только боеприпасы и продукты, но даже дрова. Свечи и соль - тоже в большом дефиците. А мясо перепадало нашим ребятам только когда на минах, расставленных вокруг заставы, подрывались зайцы, туры или косули.
Однако все это меркнет по сравнению с постоянной угрозой смерти. Хотя... на войне как на войне.
Цена ошибки - 750.000 рублей
Тридцати пяти контрактникам той погранзаставы до сих не выплачены причитающиеся им деньги - так называемые "боевые". Хотя минуло уже четыре года. Калининградский погранотряд принимал участие в "контртеррористической операции на территории Северо-Кавказского региона РФ" с апреля по ноябрь 2000 года, что подтверждается записями в личной карточке денежного довольствия каждого военнослужащего. За один день боевых действий в Чечне положено было выплачивать от 800 до 1000 рублей. Даже по самому минимуму получается 24 тысячи рублей в месяц.
Пограничники получили деньги, но не полностью. Сентябрь 2000 года почему-то выпал из расчетов высшего командования.
Компенсация за Чечню ("боевые") выдавалась контрактникам не в "горячей точке", а в кассе родной в/ч 2297, на ул. Суворова, 15. Туда и обратились военнослужащие-контрактники в поисках сентябрьских денег. Командование отреагировало - майор Жуков подготовил запросы на имя командира части 2132 в Тусхорое.
От имени подполковника Грибанова ушел запрос в региональное Северо-Кавказское управление пограничной службы. Оттуда затребовали списки всех, кто был в командировке. Переписка длилась более года. Наконец пришла телеграмма: мол, действительно, ошибочка вышла - не включили людей в список, не издали вовремя приказ...
А вот ответ врио командира воинской части 2132: "Личный состав в/ч 2297 (Калининград), находившийся в командировке в в/ч 2132 (Тусхорой, Чечня) в сентябре 2000 года, ошибочно не был включен в приказ командира войсковой части 2132 за сентябрь 2000 года "О выплате военнослужащим денежной компенсации за участие в проведении контртеррористической операции на территории Северо-Кавказского региона..." И далее заверения, что приказ будет издан, а затем направлен на утверждение командующему объединенной группировки войск (сил) на Северном Кавказе.
Но денег до сих пор как не было, так и нет. Сумма даже по нынешним временам не малая - 750 тысяч рублей.
Олег Григоров обращался в Главную военную прокуратуру, в военные прокуратуры Ставрополя и органов и войск ФПС РФ в Чеченской республике.
1 июля 2003 года пришел ответ помощника военного прокурора органов и войск ФПС РФ в Чеченской Республике капитана юстиции К.С. Сагателяна: "В вашем случае для принятия решения о выплате указанного в вашей жалобе денежного довольствия вам необходимо обратиться с исковым заявлением в суд".
Олег уже собирался последовать ценному совету помощника прокурора, когда узнал о том, что суд уже состоялся - но не в Калининграде, а в Воронеже. Сослуживец Олега, Александр Нестеренко, обратился в местный гарнизонный военный суд, требуя вернуть ему долг...
"Не было никаких боевых действий"
Передо мной решение суда. Речь идет о том же периоде неуплаты, в той же войсковой части, тех же денег. Итак, цитирую:
"Заявление бывшего военнослужащего воинской части 2297 рядового запаса А. Нестеренко об оспаривании действий командира войсковой части 2132, связанных с отказом издать приказ об участии в боевых действиях и представить его на утверждение руководителю Регионального оперативного штаба, признать обоснованным и удовлетворить.
Со стороны командования допущены продолжаемые нарушения его законных прав и интересов, которые выразились в отказе издать соответствующий приказ и направить вышестоящему командованию на утверждение.
Суд постановил: обязать командира войсковой части 2132 издать приказ об участии А. Нестеренко в период с 1 сентября по 30 сентября 2000 года в боевых действиях и представить его на утверждение руководителю Регионального оперативного штаба.
Взыскать с войсковой части 2132 в пользу Нестеренко судебные издержки в размере 816 рублей".
Решение вступило в законную силу 20 марта 2004 года. Казалось бы, пора получать деньги. Злополучный приказ наконец будет издан! Но не тут-то было. В июне 2004 года Олег Григоров получает весточку от командира в/ч 2132 полковника Ю.А. Родионова.
Сначала полковник перечисляет все приказы, вышедшие из-под пера командиров частей, директора ФПС и даже Президента РФ. Затем констатирует, что в вышеперечисленных приказах нет подтверждения того, что погранзастава принимала участие в боевых действиях. А раз нет бумаги, то о каком участии может идти речь. Родионов делает вывод:
"Вы просите издать приказ об участии в боевых действиях в период с 01.09.00 по 31 09.00. Но, как видите, войсковая часть 2132 в боевых действиях в это время не участвовала".
Далее полковник уточняет: "...войсковая часть 2132 принимала участие в боевых действиях по обеспечению правопорядка и общественной безопасности на территории Северного Кавказа в период с 26.01.2000 г. по 31.07.2000 г."
Улавливаете? Оказывается, нашим пограничникам выплатили... лишние деньги! Ведь они еще в 2000 году получили "боевые" за август и октябрь.
Впрочем, с тех пор изменились не только даты, но и формулировки. Если раньше операция носила название "контртеррористической", теперь она превратилась в "обеспечение правопорядка и общественной безопасности". Типа, ходили по улицам мирных городов и следили, чтобы хулиганы к прохожим не приставали. Неудивительно, что целая воинская часть исчезла из числа участников боевых действий.
"Я никого не боюсь!"
- Не проще ли отказаться от этих 24 тысяч рублей? - спросила я у Олега. - Ведь большая часть суммы уже получена. Тем более, что и те деньги достались вам с большим трудом.
Вспомните историю 2001 года - с вымогательствами, заложниками и с избитыми солдатиками...
- Что касается вымогательства денег, то мы с этим разобрались... По-своему. И сейчас я не собираюсь отказываться от того, что мне положено по праву. Вы знаете, как мы добирались до Калининграда? На вокзале в Мин-Водах мы оказались без билетов и без гроша в кармане. К нам подошел парень. На вид русский. Представился Игорем. Спрашивает: "Вам куда?" Мы говорим: "В Калининград". В общем, мы с ними договорились о сумме. По тысяче долларов с каждого - за то, что нас отвезут домой.
Боялись, конечно. Знали, что похищают людей и продают... Посадят в микроавтобус, потом проснешься где-нибудь в Турции... Но мы поверили - ничего другого не оставалось. Парень кому-то позвонил, те подогнали три машины, привезли нас к себе домой, накормили, устроили на ночлег. Несмотря на то, что у некоторых из наших были вши... На следующий день они нас вывезли. Ехали мы полностью за их счет. Еда, курево, бензин, а потом и билеты на поезд. В Калининграде, как только получили командировочные - по 100 тысяч рублей - с ними расплатились.
Я никогда не забуду тот страх, который испытал здесь, в Калининграде, среди своих. Мы уже знали о вымогательстве. Поэтому тайно, ночью - так, что в воинской части 2297 на ул. Суворова, 15, никто не знал (даже майор Жуков, который в 2000 году занимался организацией нашей командировки, а затем, после возвращения из Чечни, устроил нас в гостиницу в Калининграде), выехали в Черняховск. Оформили документы здесь в гостинице, заплатили деньги и покинули город. Это нам посоветовали сделать те же ребята из Мин-Вод.
- А сейчас вы не боитесь получать эти деньги?
- Нет, теперь уже я никого и ничего не боюсь.
О. Рамирес
P.S. В Калининграде на ул. Суворова, 15 располагается региональное УПРАВЛЕНИЕ федеральной пограничной службы России.


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля