Новые колёса

крысы на борту-5.
Военная прокуратура отказалась проверять на «детекторе лжи» всех подозреваемых в убийстве капитан-лейтенанта П.
Мардяня

В деле об убийстве капитан-лейтенанта Павла Марданя, которое полгода назад было совершено на одном из лучших кораблей Балтийского флота - эскадренном эсминце "Беспокойный", всплывают все новые и новые подробности. Правда, всплывают они как-то "параллельно" от следствия. Родственники и друзья обвиняемого в убийстве старшего лейтенанта Юрия Конышева пытаются выстроить свою картину того, что происходило на "Беспокойном" в роковую ночь гибели Марданя - и эта картина сильно отличается от "официального полотна", созданного в недрах военной прокуратуры.
Родные и близкие Конышева убеждены: он "назначен" главным и единственным преступником именно потому, что не присутствовал при совершении убийства. А значит, не может вразумительно обвинить в нем кого-то другого.
(Тем более, что адвокат, нанятый родственниками в первые же дни после случившегося, пока Юрия еще держали на корабле, избрал для него "линию умолчания": не отвечать на вопросы и ничего не комментировать. Так что следователь военной прокуратуры Полухин, взявший поначалу это дело в свое производство, по словам родителей Конышева, говорил им: "Юрий не убийца. Но может, он что-то знает".)
...Главным свидетелем обвинения выступает Сергей Липский (сын контр-адмирала, командира морских сил КРУ ФПС России). Однако именно он был в тот трагический день старшим по кораблю и, по идее, отвечал за поведение каждого офицера. Стало быть, он должен хоть в какой-то мере разделить ответственность - за пьянку на вверенном ему эсминце, закончившуюся так необратимо-фатально... и за убийство, которое - как ни крути - НЕ МОГЛО НИКЕМ БЫТЬ СОВЕРШЕНО в одиночку. В смысле, без очевидцев. А согласитесь, если очевидцы совершаемого преступления не вмешиваются и не пытаются его предотвратить... спасти человека - они мало чем отличаются от соучастников.
Кстати, Липский был задержан в тот же день, что и Конышев. Юрий был спокоен. Липский - расплакался. Почему?! А потом его папа-начальник приехал и привез постановление о переводе Липского-младшего под домашний арест. (И вообще - взял отпуск и смотался в Москву. После чего Липского-младшего прочно переквалифицировали в свидетели.)
Естественно, никакого ареста не было и в помине. Когда Юрия забирали в СИЗО, именно Липский приходил к его жене Нине за паспортом. Нина спросила: "Вы думаете, Юра убил?" Липский ответил: "Нет, я так не думаю".
- Так почему же вы молчите?
- Мы не молчим, но нас никто не слушает.
...А чуть позже Липский стал говорить совсем другое. Родные и близкие Юрия трясли и Вадима Муртазина - старшего лейтенанта, тоже проходящего по делу в качестве свидетеля. Поначалу Юрий и Вадим сидели под арестом в одной каюте. Но... видимо, когда на всех "фигурантов" поднажали, стало ясно: Муртазин молчать не будет. Если его "возьмут в разработку" и начнут раскалывать, он скажет, как все было и... вероятно, "сдаст" того своего сослуживца, которого военная прокуратура любой ценой хочет вывести из-под удара. Поэтому Муртазина отпустили... а матросов с эсминца раскидали по другим кораблям.
На "Беспокойном" сменился командир, зам командира, командир БЧ... Вроде бы людей переводили с напутствием: "Хотите служить - будете служить (и молчать - значилось в подтексте). Кто захочет уволиться (в смысле, откроет рот), тот... не уволится".
Известное дело, кто в армии служил, тот в цирке не смеется. А что при желании можно сотворить с попавшим в немилость офицером - читайте Александра Покровского. О-очень вкусно и обстоятельно он обо всем этом пишет...
...До какого-то момента стриженый наголо Юрий Конышев не беспокоился за свою судьбу.
"Все будет хорошо, - звонил он родным. - Улик много" (кровь, клок волос, зажатый в пальцах убитого Марданя, подногтевое содержание). Но время шло, и уверенность в благополучном исходе дела слабела.
Новый следователь военной прокуратуры на допросах кидал в лицо Юрию: "Ты убийца!" А его, Конышева, доводов не слушал вообще. В разговоре с родными и близкими обвиняемого "важняк" сетовал: мол, есть свидетель, который будто бы видел, как Юрий "шел в направлении каюты, где было совершено убийство", и... "Как тяжело прятать этого свидетеля!" (Как будто кто-то на него покушался!)
Причину смерти Павла Марданя родным Конышева так и не сообщили: "Когда надо будет - узнаете!.."
Юрий просил свидания с женой и сыном (когда его забирали, Пашке исполнилось пять месяцев. Скоро ему будет год). Следователь сказал: "Пусть сначала признается". Потом вроде бы пообещал - но свидания они ждут до сих пор.
Конышев, как мы уже писали, был обследован на детекторе лжи. В ожидании результатов он писал родным из СИЗО:
"У меня снова тишина. Может, завтра выдернут, хочу посмотреть результаты полиграфии. Вчера пришла бумага, что мне отказывают в проведении следственного эксперимента на корабле, ссылаясь на то, что все уже провели. Но я и не рассчитывал..."
Как "уже не рассчитывал" и на то, что обследованию на "детекторе лжи" подвергнут Липского и матроса-свидетеля - и действительно, удовлетворить это ходатайство адвоката следователь отказался.

Родные Конышева написали в Генеральную прокуратуру, в администрацию Президента России. Как и водится в таких случаях, жалобы были спущены в местную военную прокуратуру и Е. Евтушевский, первый заместитель военного прокурора Балтийского флота, ответил:
"Изучение... материалов уголовного дела установило, что изложенные доводы (в смысле, жалобы и претензии в письме родных, - прим. авт.) своего подтверждения не нашли".
...Может, оно и действительно так. Мы ведь не защищаем Конышева. Не наше это дело - защищать или судить человека, обвиняемого в убийстве. Но... смущает отсутствие прозрачности. Понятно, что военная прокуратура никогда не стремилась к контактам с широкой общественностью, предпочитая "своих", "системных" провинившихся карать и миловать кулуарно. И что поразительно -. к этому уголовному делу внимание прессы привлекла именно военная прокуратура! И это с подачи ее сотрудников прозвучала фамилия Конышева - как основного (более того - единственного!) подозреваемого. Просто так. Декларативно. После чего всякая "гласность" была моментально свернута. И кроме нас, об убийстве Павла Марданя больше никто не пишет. И даже не вспоминает. А следователь, ведущий дело об убийстве Марданя, предложил мне явиться к нему на допрос. По поводу моих "умозаключений". Пока - в качестве свидетеля.
Вынесение приговора Конышеву между тем все откладывается и откладывается. Не потому ли, что доказательства его вины столь зыбки и трепетны, что даже при очень пристрастном отношении судей безоговорочно объявить его убийцей будет уж чересчур?.. А неминуемая кассационная жалоба вполне может перевести дело в иную плоскость - крайне неблагоприятную для господина Апановича-младшего (старпома "Беспокойного", сына первого заместителя командующего Балтийским флотом вице-адмирала Василия Апановича)... которого, собственно, и пытаются "отмазать", создавая иллюзию полной его непричастности к делу?
Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля