Новые колёса

КАК БРАКОНЬЕРЫ АДМИРАЛА НАГНУЛИ.
Командующий ВВС Балтфлота остался без чёрной икры

Мы продолжаем серию публикаций о тайнах военных лётчиков 263‑го авиационного полка Балтийского флота. Бортмеханик Михаил Андреевич Слободчиков не только добывал для советских генералов чёрную икру, осетров и степных антилоп. Однажды он поймал англий­ского шпиона.

Английский диверсант

- В 1956 году я работал механиком в мастерской по ремонту самолётных двигателей. Получал двигатель и ставил его на испытательный стенд. 15 часов мотор работал на разных режимах. После приёмки ОТК его устанавливали на боевой самолёт.

И вот на стенде стали происходить странные вещи. После испытаний на масляных фильтрах я обнаруживал алюминиевую и бронзовую стружку. Двигатель приходилось снова отдавать на разборку. Военное начальство уже на меня косо смотрело. Мол, до тебя всё хорошо было!

Однажды зимой (мороз минус 46) я сел пообедать. Еду брал с собой в обычной стеклянной банке. Пристроился за стендом у батареи и жую. Смотрю, в помещение заходит сборщик двигателей из соседнего цеха. Вынул из кармана салфетку, открыл крышку бака с маслом (оттуда насос качает масло в двигатель) и что-то туда высыпал. Потом салфетку аккуратно свернул и положил в комбинезон.

Сборщик ушёл, а я побежал к начальству и всё рассказал. Мне сначала не поверили: мол, не мог он такое сделать. Коммунист, отличный работник, семьянин. У него шестеро детей! Человек на хорошем счету...

“А вы проверьте, что у него в кармане лежит”, - сказал я.

Пошли в цех. Этот парень сидел на рабочем месте и пил чай. Начальник цеха говорит ему: “Дай салфетку вытереть руку”. Он даёт ему тряпку со стола.

- Нет. Ты дай ту, которая у тебя в кармане.

Сборщик стал упрямиться. Тогда начальник сам эту салфетку вынул и увидел на ней остатки бронзовой стружки.

Вскоре за ним приехали сотрудники КГБ. Оказывается, во время войны он попал в плен, освобождали его англичане. В итоге парня посадили на 20 лет.

Нары вместо женщины

- Как-то раз меня самого задержали, как шпиона.

Кронштадт - город-порт, расположен на острове Котлин в Фин­ском заливе. Из Калининграда мы туда летали на задания и находились по месяцу, по два. А у меня в Ленинграде жила любимая женщина, медсестра.

И вот мне посчастливилось получить отпуск на 3 дня. Я поехал в Ленинград.

В советское время Кронштадт являлся закрытой территорией, где всем правили военные. Примерно, как наш Балтийск. Попасть оттуда в Ленинград (нынешний Санкт-Петербург) можно было только водным путём, на катере. На переправе надо пройти через КПП.

Я показал патрульным своё удостоверение и командировочное предписание. “А где штамп прибытия?” - неожиданно спросили они.

У меня действительно нет отметки, что я сюда прибыл. Объясняю: “Я бортмеханик, прилетел самолётом”.

А они не верят. “Чего врёшь? Ты шпион! Приплыл сюда в водолазном костюме с подводной лодки. А аэродрома здесь никакого нет”.

И закрыли меня в кутузке. Там я “отдыхал” четверо суток, пока на КПП не прибыл комендант Кронштадта. Он меня хорошо знал. Часто приезжал к нам на аэродром - выпить, закусить, машину бензином заправить... Увидел меня в камере и спрашивает: “Мишка, ты чего тут делаешь?”

“А я шпион, прибыл на подводной лодке. Вам про это уже доложили?”

В общем, тех офицеров он отправил на гауптвахту - на 5 суток. За то, что они не знали про аэродром в Кронштадте. А мои сослуживцы надо мной смеялись: “Ну, как, Мишка? Хорошо погулял?”

Опасный шифер

- Ситуации разные случались. При взлёте из Кронштадта мы чуть не разбились. Из-за перегруза самолёта.

Наш штурман, майор Василий Мичков, приобрёл за спирт списанные с катеров топливные баки - для своей дачи. А командир Виктор Александрович Демиденко купил на стройке, где стройбат сооружал жилые дома, два кубометра досок и 600 листов шифера. За спирт. Его родители жили в собственном доме в Днепропетровске, на Украине. Виктор - единственный сын. Решил помочь старикам, отремонтировать крышу и пол. Стройматериалов там не достать! А у военных всё есть.

Погрузили доски и шифер в самолёт. Когда борт заправили (залили полные баки топлива) оказался перегруз. Я доложил командиру: “Самолёт перегружен”. Тот отмахнулся: “Своя ноша не тянет”.

Взлетаем. Держим курс в сторону моря. И никак не можем высоту набрать. Почти два километра над морем хвост чуть-чуть не касался воды. Если бы на пути шли лодки или катера - разнесли бы их к чёртовой матери. Но всё же самолёт взлетел. За пять часов полёта горючее сожгли и благополучно сели на аэродром Девау в Калининграде.

Через два месяца полетели на Каспийское море и по пути отвезли в Днепропетровск стройматериалы для родителей Демиденко. Наняли машину, доставили к дому шифер и доски. И буквально минут через 30 подъезжают сотрудники ОБХСС (отдел по борьбе с хищением социалистической собственности). Зашли во двор, увидели стройматериалы и спрашивают: “Где вы всё это взяли?”

Мы такое предвидели. Заранее в городе Быхов в БССР (Белоруссия) в военторге взяли квитанции на шифер и доски - в обмен на пять литров спирта. Будто бы командир там купил доски и шифер. Показали их оперативникам. Им нечего возразить!

“Мы сядем в тюрьму”

- В Баку находился штаб Каспийской военной флотилии. Командующий - адмирал Куделько. И вот Куделько звонит командующему ВВС Балтийского флота генерал-полковнику Гуляеву: мол, есть икра, присылай самолёт. Гуляев написал записку и отправил наш экипаж в Баку за икрой. Руководил операцией полковник Комаровский, главный у нас по добыче икры.

Прилетели в Баку. Комаровский взял машину и приказал мне ехать с ним - в качестве грузчика. Приезжаем к адмиралу Куделько. Комаровский отдаёт ему записку от Гуляева. Тот прочитал и говорит: “Положение изменилось. Присядьте, сейчас всё узнаете”.

А дело было так. У флотилии есть военные катера. И вот моряки, патрулируя акваторию, заметили, что гражданские закапывают на берегу в песок бочки с чёрной икрой. 12 бочек! Песок холодный, там икра хранится, как в холодильнике.

Браконьеры закопали икру и уплыли на моторке. А мичманы и матросы подошли на катере к берегу, откопали бочки, загрузили и отвезли в часть. Тогда Куделько и позвонил Гуляеву...

И вот мы сидим у адмирала в кабинете. Заходят восемь мужиков, этаких бугаёв.

На Каспии все местные жители были судимые за эту рыбу. Каждый по нескольку раз отсидел. За осетра полагалось 100 рублей штрафа. За килограмм икры - год тюрьмы. Так что рыбаки в своей жизни уже ничего не боялись.

Говорят адмиралу: “Твои подчинённые забрали у нас всю икру - двенадцать бочек. Давай разойдёмся по-хорошему. Мы тебе оставляем две бочки, а десять забираем. Если ты против, будет тебе плохо. Мы сядем в тюрьму, но и тебя потащим за собой”.

Адмирал выслушал и приказал выдать им десять бочек. Оставшиеся две ушли в Москву, высокому начальству. А нам и балтийскому генералу ничего не досталось.

С вилами - на полковников

- Не всегда нам везло с рыбой и икрой. Самый рыбный город на Каспии - Гурьев. Несколько полковников из штаба авиации Балт­флота захотели приобрести рыбу за деньги. Мы нашли посредника, который пообещал свести их с продавцом. Сели в машину и поехали по закоулкам на окраину города. Останавливаемся у дома за огромным забором. Хозяин открывает ворота. За ними большой двор. Один гараж, второй... Хозяин повёл нас смотреть осетров - только что наловил штук тридцать. Разных - от 10 до 80 кг весом. Некоторые рыбины ещё рты раскрывали...

Икра у него тоже в гараже хранилась - уже засоленная. Трёхлитровая банка с шестью килограммами икры стоила 12 рублей. А осетров он продавал по рублю за кг. Полковники выбрали рыб килограммов по десять. Но деньги не спешили отдавать. Стали торговаться.

“Ты же браконьер! Отдавай за пятёрку. Возьмём три штуки”.

Хозяин стоял на своём: “Я и так даром отдаю! Идите в магазин и там купите - по 3 рэ за кило”.

Полковники продолжали спорить и рядиться.

“Значит, вы хотите задаром рыбу взять? - заметил хозяин и как-то подозрительно посмотрел. - Ну, ладно!”

И тут он схватил вилы и как попёр на нас: “А ну-ка, вон отсюда!”

Мы припустились бегом. А он гнался за нами и орал: “Во-о-он! Заколю-ю-ю!”

В общем, еле ноги унесли.

На смерть ради спирта

- Летом у нас спирта не было. Его использовали для предохранения самолёта от обледенения. А какое летом обледенение? Потому полковникам пришлось покупать рыбу за деньги.

Но зимой я ухитрялся спирт экономить. Никому никогда про это не рассказывал.

Многие агрегаты воздушных судов работают на авиационном гидравлическом масле АМГ-10. Это жидкость красного цвета. Температура её замерзания - минус 120 градусов. На высоте 10 тысяч метров температура воздуха - минус 60 градусов. Зимой, перед тем, как лететь, я смачивал тряпку этой жидкостью и протирал винты и стёкла. Получалась прозрачная маслянистая плёнка. И самолёт не обмерзал. Спирт не надо было тратить!

О. Рамирес


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля