Новые колёса

ГЕНЕРАЛЬСКАЯ ОХОТА.
Командующий ВВС Балтфлота расстреливал сайгаков из автомата Калашникова

На страницах “Новых колёс” борт­механик 263-го авиационного полка Михаил Андреевич Слободчиков уже рассказывал о закрытых для обычных граждан сторонах военной службы (“Чёрная икра для адмирала”, “НК” №289; Чёрная икра для адмирала-2;Застрелился майор КГБ”).

За 15 лет в ВВС Балтий­ского флота Слободчиков всякого насмотрелся. Авиатор тонул в Каспийском море, падал в самолёте, тушил горящий борт на аэродроме “Храброво”...

За кило икры - год тюрьмы

- Я уже рассказывал о том, как мы браконьерничали, ловили осетров на Каспии. Рисковали, конечно. За каждого осётра можно было схлопотать 100 рублей штрафа, а за килограмм икры - год тюрьмы.

Вообще-то нам везло. Но однажды мы всё же попались рыбнадзору.

Трое членов нашего экипажа (второй пилот, радист и штурман) взяли лодку и пошли в море снимать перемёты, поставленные накануне. Рыбалка оказалось удачной - в сети попались 120 осетров. Как их доставить на берег? Столько рыбы в лодку не загрузишь...

Сделали так. Каждую рыбу нанизывали на капроновую верёвку - через жабры. Получилось по 60 штук в каждой связке. Привязали осетров к лодке и стали буксировать по воде. В это время их и засёк вертолёт рыбнадзора. Сверху всё видно, как на ладони - вода прозрачная.

И вот лодка подходит к берегу и тут же причаливает катер с инспекторами рыбнадзора. Поймали на месте преступления. Можно сказать, взяли с поличным!

Инспектора говорят: “Всё, ребята. Сейчас составим протокол, передадим в милицию. Вас арестуют...”

Что делать? Бросились к нашему другу, местному замполиту Ковбасе - выручай. Тот пытался оправдаться: мол, ребята ловили рыбу для гарнизонной столовой.

Инспектора удивились: “Если ловили для столовой, то где разрешение? Достанете бумагу о том, что вам разрешили выловить для солдат 120 осетров, тогда мы ваших лётчиков отпустим”.

Ксива для осетров

- У Ковбасы в Гурьеве работала знакомая женщина - первым секретарём райкома. К тому же она была депутатом Верховного совета СССР. Он помчался в город, привёз её в гарнизон.

Она спрашивает, что надо сделать, чтобы лётчиков не арестовали.

Инспектора за своё: “Выпишите разрешение на отлов”. Депутатша тут же вытащила бумагу с печатью и написала: “Разрешаю выловить осетров в количестве 120 штук для нужд армии”. И всё!

Нас сразу отпустили. Но сети и перемёты отобрали.

60 штук мы отдали в столовую - солдатам. Чтобы никто не подкопался. К примеру, спросят солдатика: “Рыбу ел?” - “Ел!”

Остальных 60 осетров засолили в бочках и поставили на склад. Потому что везти в Калининград вот так сразу нельзя. По требованию рыбнадзора из Астрахани военное командование могло посадить самолёт для досмотра. Если рыба в самолёте, это сразу видно - запах стоит.

Однажды московский экипаж попался таким образом. Самолёт посадили, а там - 15 бочек рыбы и икры. Чтобы не наказывать тюрьмой, им назначили штраф - от трёх до пяти тысяч рублей каждому. В то время это были большие деньги. Бортмеханик получал в месяц 90 рублей, лётчик - от 150 рублей. Но им пришлось эту сумму выплачивать...

Поэтому мы возили бочки с рыбой сначала в Кизляр или Ростов. Там их прятали у военных. А потом уже переправляли в Калининград.

“Почисти мои туфли!”

С.А. Гуляев

- Не раз летал с высокопоставленными пассажирами, адмиралами, депутатами... Однажды везли моего главного начальника - командующего ВВС Балтийского флота С.А. Гуляева, генерал-полковника, героя Советского Союза. Самолёт был специально оборудован для перевозки “шишек”. В салоне имелись диван, кресла, столики. Пол устлан ковровой дорожкой.

Взлетели с аэродрома Девау в Калининграде. Выхожу из кабины пилотов... Смотрю, на диване лежит Гуляев. А рядом на ковре валяются его туфли - очень грязные. Он подзывает меня и приказывает: “Механик! Немедленно почисти мои туфли”.

Я принёс бархотку, сапожную щётку, крем для обуви. Положил всё около дивана и говорю: “Товарищ командующий! Если бы вы меня попросили по-людски, я бы сделал. Но в приказном порядке чистить ваши туфли не буду. Мой отец и мой дед ещё в революцию вывели господ, как класс”.

И ушёл в кабину пилотов. Штурман всё это слышал и запричитал: “Что ты наделал?! Теперь он нас всех выгонит из армии...”

“Если он, Гуляев, дурак - то так и сделает”, - ответил я. Но он этого не сделал. Я выглянул из кабины - генерал сам чистит свои грязные туфли.

Элитные курочки

- Как-то мы снова летели с Гуляевым на военное задание. Прибыли в город Остров. Это районный центр в Псковской области. Гуляев отправился по делам, а мы - в лётную столовую. Пообедали и собрались обратно. Смотрим, к нашему самолёту подруливает машина. Из неё на борт грузят два ящика яблок (по 50 кг в каждом) и один большой ящик с живыми молодыми курочками. Куры чистые-чистые, белые-белые!

Командующий зашёл в салон и меня позвал туда, где стоял груз. Потрогал, крепко ли прибиты доски в ящиках и говорит: “Механик, видишь ящики? Чтобы не украл ни одного яблочка! И смотри, чтобы курочки все были живые. Понял?”

Я вспылил: “Вы что, товарищ командующий, по себе судите? Я не вор! Меня отец воспитал так, чтобы чужого не брать. А вот вы...”

Тут он на меня покосился, набычился и ушёл в кабину пилота.

А эти цыплята всю дорогу кудахтали и головы высовывали из щелей.

Оказывается, в Калининграде Гуляеву на обед каждый день забивали свеженькую курочку. На ул. Химической в областном центре находился небольшой дом с участком - для лётчиков, вроде дома отдыха. Но лётчики там не отдыхали, а жил один командующий авиацией Гуляев. У него были работники, прислуга. Он даже держал там маленького медвежонка (откуда-то привёз). Там и готовили на обед этих цыплят.

За козлами на вертолёте

- Ещё генерал-полковник Гуляев очень любил охоту. На самом деле это не охота, а обыкновенное убийство. Один раз я участвовал в такой операции.

Прилетели с Гуляевым в форт Шевченко на учебные стрельбы. Командующий позвонил в Гурьев (городок на Каспии) и вызвал военный вертолёт - якобы облёт сделать. Взял автомат Калашникова и полетел на охоту. А нашему экипажу приказал на грузовой машине следовать за вертолётом.

Там по степи можно ехать без всяких дорог. Песок и камень. Каждая травинка (ковыль) растёт через полметра. По сути, голая земля. Но когда смотришь издалека, кажется, зелёное море колышется. Мы там часто видели миражи - озеро, большие дома, очертания городов... Причём все видели одно и то же. Днём там жара, до 45 градусов, а ночью всего плюс 5.

Ну, вот. Гуляев полетел на вертолёте, а мы за ним - на машине. Сайгаки (подвид антилопы) и джейраны (степные козлы, похожие на косулю) табуном бегут, а он их с высоты 30‑50 метров поливает автоматными очередями. Убитые животные падают, раненые - убегают. Генерал вдоволь настрелялся.

Мы собрали убитых (26 штук) и привезли в гарнизон. Гуляев приказал солдатам содрать шкуры и 12 туш заморозить в морозильной камере.

На следующий день он взял у местных офицеров (за спирт) бочку икры и 8 бочек солёной рыбы. Вызвал грузовой самолёт, загрузил туда 12 замороженных туш, рыбу, икру и улетел в Калининград. Остальное мясо взяли в столовую гарнизона.

А наш экипаж остался на целый месяц работать по обеспечению пусков ракет. С нами был главный штурман авиации Балтфлота полковник Комаровский - он же главный браконьер. С ним мы целый месяц ловили осетрину и солили её в бочках. Потом полетели домой и привезли Гуляеву ещё рыбы и икры.

На самом деле сайгаки ещё тогда были занесены в Красную книгу, их нельзя убивать. (По данным международного союза охраны природы, сейчас этот вид парнокопытных находится на грани исчезновения, - прим. авт.)

Отмороженные лягушки

- В Псковской области, на аэродроме, мы часто наблюдали интересное природное явление. Рядом с полигоном находилось болото. Когда солнце светило, на бетонную полосу выползали миллионы лягушек. Видимо, погреться. Самолёт взлетал и этих лягушек давил. Оставались от них на полосе одни шкурки.

Самолёты “Ан-24” и “Ан-26” заправляли жидким кислородом. Его температура минус 180 градусов. Перед взлётом приезжала машина качать кислород на борт. Снимешь фуражку, подставишь под кран. Кислород наливается туда, как молоко.

Потом её опрокинешь, помашешь на воздухе, и холодную надеваешь на голову. Красота!

Мы знали, что жидкий кислород трогать руками нельзя. Один парень макнул палец туда, он и отвалился - сразу. И крови не было. А вот с лягушками мы проводили эксперименты. Возьмёшь за лапу живую лягушку, окунёшь в жидкий кислород и подержишь секунд 30. Потом бросишь на бетон. При ударе она рассыпается, как хрусталь - на мелкие кусочки. Затем оттаивает и каждый кусочек начинает шевелиться.

Однажды я макнул лягушку в кислород и аккуратно положил на бетон. Она через 15 минут оттаяла и запрыгала, как ни в чём не бывало. Совершенно живая!

О. Рамирес


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля