Новые колёса

А нюх как у собаки… Начальник БВМИ контр-адмирал Комков отчислил курсанта «за плохое дыхание»

Представьте ситуацию. Едете вы по дороге, никого не трогаете. Вдруг прямо по курсу гаишник. Взмах жезла - и вы покорно подруливаете к обочине. "Предъявите документы!" Изучив бумажки, милиционер командует: "А ну-ка дыхни..." А вы, как назло, не заели чесночный суп свеженьким "Орбитом". Покраснев до ушей, делаете глубокий выдох в лицо продавцу полосатых палок.
- Фу... - отворачивается гаишник. - Да ты пьян!
- Я сегодня не употреблял! - возмущаетесь вы.
- Нет, пил, - мент стоит на своем. - Со мной спорить - тебе же дороже выйдет. Мой нос - лучшая экспертиза.
И отбирает у вас права.
Скажете, не может быть? Мало ли что защекотит в носу у служивого. К тому же есть специальные приборы, медэкспертиза, в конце концов.
Однако в Калининграде есть территория, где царят иные законы. И где нос начальника авторитетнее любого прибора, он - истина в последней инстанции. В этом на собственной шкуре убедился курсант Балтийского военно-морского института (БВМИ). Ему сказали: "Дыхни!" И поплатился он... своим будущим. Учебой, службой, офицерской карьерой.
Запах изо рта
Старшина 2 статьи Виктор Чинчик учился на третьем курсе факультета радиосвязи и АСУС БВМИ и состоял в должности командира отделения 433-го класса. Шестого ноября 2005 года он вместе с двоюродным братом А. Чинчиком, курсантом 4 курса, возвращался из увольнения. В 22.15 их остановил патруль. Майор Горохов потребовал предъявить документы, а потом приказал на него... дыхнуть.
Курсанты вынуждены были подчиниться старшему по званию. После чего строгий майор заключил, что от обоих исходит запах алкоголя.
Молодые люди в один голос уверяли, что только поужинали и ничего не пили. А если майор им не верит, то пусть отвезет на медэкспертизу. Горохов отмахнулся - мол, это не входит в его обязанности. Курсантов доставили в военную комендатуру на улице Артиллерийской. Около полуночи в комендатуру приехал заместитель начальника факультета по воспитательной работе капитан 2 ранга С.Н. Веселов. Просьбу ребят о медэкспертизе он также проигнорировал.
Утром 7 ноября их привезли в БВМИ. А 8 ноября Виктора вызвали на аттестационную комиссию, где он по-прежнему решительно отрицал факт употребления спиртного. Трое членов комиссии проголосовали за отчисление Виктора из училища, трое - против. Еще трое воздержались. Тем не менее 30 ноября 2005 года начальник БВМИ издал приказ № 349 - отчислить в связи с невыполнением условий контракта в части требований к дисциплине. А именно - за употребление алкогольных напитков.
В редакцию "НК" обратился отец Виктора Чинчика - капитан 2 ранга Виктор Владимирович Чинчик. Он уже более 15 лет работает в том же БВМИ - начальником лаборатории кафедры средств связи.
- В то время я лежал в госпитале Саулькина и не мог сыну ничем помочь, - рассказал Виктор Владимирович. - Племянник отделался выговором, а сына отчислили. Созвали аттестационную комиссию, хотя рассматривать подобные вопросы положено на ученом Совете училища. Виктор занимался хорошо, без задолженностей. Раньше никаких взысканий не имел, по службе характеризовался положительно, неоднократно получал благодарности за отличное выполнение служебных обязанностей. За безупречную службу был назначен командиром отделения. Кроме того, мой сын - кандидат в мастера спорта и не один раз защищал честь вуза на спортивных соревнованиях.
Группа захвата
Не всякий гражданский человек поймет ситуацию, в которой оказался Виктор Чинчик. Военные - народ подневольный. Произойти может всякое. Вот что случилось однажды с Игорем Рудниковым, ныне депутатом Калининградской областной Думы. В 1992 году он, офицер-журналист, работал в военной газете "Страж Балтики". Московские коллеги, журналисты "Комсомольской правды", по просьбе министра обороны Павла Грачева отправились в Калининград - делать репортаж о нелегких буднях бригады морской пехоты Балтийского флота.
- Мне позвонили из "Комсомолки": "Игорь, выручай. Надо все по быстрому организовать", - рассказывает Рудников. - Я обратился к начальнику штаба флота. Он распорядился, чтобы комбриг морских пехотинцев встретил журналистов и показал своих орлов в действии. Мы выехали в Балтийск. В районе угольных складов, там, где бухта с затопленными кораблями, морпехи устроили показательные учения. Ребята были в полной боевой экипировке - стреляли, ныряли, взрывали фугасы... Было зрелище. Московские журналисты довольны - щелкают фотокамерами. Уже смеркалось. Я отошел в сторону и вдруг заметил каких-то вооруженных людей, которые ползком (!) окружали нас... И один из них меня подзывает. Смотрю, ба! Да это же начальник местной военной контрразведки (особого отдела) капитан 2 ранга Шилин. Подхожу а он меня очень серьезно спрашивает: "Что здесь происходит?" Я объясняю: мол, столичные корреспонденты снимают "показуху".
Шилин схватился за голову.
Оказывается, несколькими часами ранее командир Балтийской военно-морской базы контр-адмирал Комоедов позвонил своему оперативному дежурному и спросил, что за стрельба в городе. Тот выяснил, что все люди и оружие на местах и кто стреляет из автоматов - неизвестно.
Получился казус! Дежурный по бригаде морской пехоты не доложил оперативному дежурному ВМБ, что два десятка солдат и офицеров проводят показательные учения. А тогда все боялись стычек между военнослужащими - армянами и азербайджанцами. Поэтому на всякий случай Комоедов, как и положено, доложил о перестрелке в Калининград, а оттуда полетел рапорт в Москву.
В Балтийске была объявлена готовность номер один. Всех офицеров, находившихся по домам, срочно вызвали на службу. В район угольных складов направили группу захвата.
"Да вы пьяны!"
Когда выяснилось, что произошло на самом деле, начали искать крайнего. Журналистов, и меня в том числе, препроводили в кабинет Комоедова. Там уже стояли навытяжку начальники всех рангов. Грозный контр-адмирал, сверкая очами, рвал и метал: "Что происходит, что вы себе позволяете? Да я вас сейчас на гауптвахту посажу!"
Корреспонденты "Комсомольской правды" - люди гражданские - не дождавшись приглашения, уселись на стульчики. Не понимают, что за концерт. А когда сообразили, ответили: "Сейчас наш редактор позвонит Грачеву - он объяснит вам, что мы тут делаем".
Комоедов понял, что не на тех нарвался. И тут же накинулся на меня: "Вы - офицер! Почему не доложили?!" Я отвечаю, что это не моя обязанность. Тогда он вдруг заявляет: "Да вы пьяны!" И приказал выдворить журналистов за пределы базы.
Комендант Осовский провел нас до рейсового автобуса - мы уехали в Калининград. Коллеги отправились в гостиницу, а я - на улицу Барнаульскую, в медэкспертизу. И настоял, чтобы меня обследовали на предмет алкогольного опьянения.
Медики устроили проверку по полной программе (анализ крови, и прочее) и выдали справку с печатью. Трезв.
А утром меня и редактора "Стража Балтики" Корецкого вызвали к командующему флотом адмиралу Егорову. Тот мне говорит: "Что же это вы? Офицер, в пьяном виде..." А я вручаю ему справку. Он почитал, встал и молча вышел. На том все и закончилось. Не будь заключения экспертизы, меня бы могли просто уволить!
"Всех уволю!"
У Виктора Чинчика не было возможности доказать свою невиновность. Его посадили на гауптвахту, лишив возможности пройти медэкспертизу. После отчисления Виктор подал в суд на контр-адмирала Комкова - начальника БВМИ.
В суде открылось, что вести административное расследование должен был капитан 3 ранга Таюхин. Однако он никакого расследования не проводил, а только поставил свою подпись под заключением. Само заключение по расследованию составил начальник факультета капитан 1 ранга Куксов - со слов своего заместителя Веселова. Причем Куксов первоначально ходатайствовал об объявлении строго выговора, а никак не отчислении.
16 декабря 2005 года гарнизонный суд вынес решение: обязать начальника Балтийского военно-морского института имени адмирала Ф.Ф. Ушакова отменить свой приказ об отчислении и восстановить старшину 2 статьи Чинчика в БВМИ - прежней должности с выплатой всех недополученных видов довольствия.
Однако решение суда до сих пор не исполнено - курсанта-старшину не восстановили в правах.
- А время уходит! - возмущается Виктор Владимирович, отец курсанта. - Зимняя сессия прошла. Сын не восстановлен. Ни зачеты, ни экзамены не сдает. Как это понимать? Я пришел на прием к начальнику БВМИ контр-адмиралу Д.В. Комкову, чтобы выяснить, в чем же все-таки дело. А он мне заявил, что разгонит "эту клановую семейную систему". И добавил, что к офицерам, у которых здесь учатся дети, он относится "уважительно-пренебрежительно".
Меня удивляет такая постановка вопроса. Со времен Петра I дети моряков выбирали себе морские специальности и во все времена это приветствовалось. У меня и отец, и дед - ветераны Великой Отечественной войны. Мы с братом служим России, наши сыновья пошли по нашим стопам. Это и есть клановость?
Теперь и на меня начались гонения. 12 января начальник БВМИ объявил мне выговор. Правда, сам же его потом и отменил.
...Скоропалительное решение об отчислении курсанта наводит на грустные мысли. Что же происходит в БВМИ? Обучение защитников Родины стоит государству немалых денег. И прежде, чем выбросить их на ветер, отчислив курсанта с третьего курса, нужно иметь веские доказательства его вины. И коли дело дошло до суда - самое время сказать свое слово военной прокуратуре. И разобраться, у кого проблемы с нюхом.
О. Рамирес
P.S. Узнав о нарушении законных прав курсанта Чинчика, 24 января 2006 года депутат Калининградской областной Думы Олег Березовский направил обращение к военному прокурору Балтийского флота, полковнику юстиции Г.П. Кулешову - с требованием обязать начальника БВМИ контр-адмирала Комкова немедленно восстановить курсанта Чинчика в военном институте. А кроме того, чтобы в дальнейшем не допустить подобных нарушений прав будущих офицеров, принять в отношении начальника БВМИ меры прокурорского реагирования.


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля


2 + 4 =