НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Политика / БОЛЬНОЕ МЕСТО ЯРОШУКА. Мэр Калининграда убит очередью из 1964 года

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • БОЛЬНОЕ МЕСТО ЯРОШУКА.
    Мэр Калининграда убит очередью из 1964 года

- Чего-чего? - мэр Калининграда Александр Ярошук округлил глаза. - Двадцать три тысячи восемьсот?!

- Совершенно верно, - кивнул Сергей Румянцев, и.о. председателя комитета муниципального имущества и земельных ресурсов. - Да, именно двадцать три тысячи восемьсот. Это такое вот количество граждан на данный момент состоит в очереди на социальное жильё...

В зале заседаний городской администрации на площади Победы, 1 стало необыкновенно тихо. Вот уже полчаса, как рассматривался вопрос, внесённый в повестку оперативного совещания - о предоставлении гражданам в 2017 году жилых помещений на условиях социального найма.

...Чиновники лениво переваривали только что услышанную информацию. И терялись в догадках, как градоначальник отреагирует на озвученные цифры.

Вы ничего не путаете?

Александр Ярошук: - Так и не дождались бедолаги своего призрачного счастья...

- Вы ничего не путаете? - Ярошук подозрительно посмотрел на подчинённого. - С этими двадцатью тремя тысячами...

- Конечно, нет, - замотал головой Румянцев.

- Так это очень-очень плохо! - всплеснул руками глава города. - Это двадцать три тысячи у нас остаются без жилья?!

- И многие из них стоят в очереди ещё с 1964 года, - подтвердил докладчик.

- С какого-какого? - мэр приложил ладонь к уху. - С тысяча девятьсот восемьдесят четвёртого?

- С тысяча девятьсот шестьдесят четвёртого!

- Вот это да! - присвистнул Ярошук. - Если я не ослышался, эта очередь существует у нас уже более полувека.

- Но у нас хорошие новости, - попытался подсластить пилюлю Румянцев и угодливо посмотрел на своего шефа. - Мы провели небольшую работу и упорядочили очередь. Сейчас квартир дожидаются всего лишь 15.311 калининградских семей.

Не дождались бедолаги

- Что значит, упорядочили?! - ахнула Анна Апполонова, председатель комитета социальной политики.

- Ну, мы это... - замялся Румянцев. - Привели в соответствие списки... Кто-то, кто стоял в очереди, он... ну... он просто умер. Кто-то... там ещё...

- И неудивительно, за пятьдесят-то лет... - покачал головой Ярошук. - Так и не дождались бедолаги своего призрачного счастья жить в отдельной квартире.

- Ну, там не только эти... фатальные причины, - попытался разрядить обстановку Артур Крупин, председатель комитета по архитектуре и строительству. - Мы же предоставляли жильё “аварийщикам”. То есть тем, кто жил в аварийных зданиях. Потом выделяли однокомнатные квартиры детям-сиротам. Многодетным семьям. Программа такая была. Потом ведь кто-то брал ипотеку и покупал жильё сам...

- ...отчаявшись получить квартиру по муниципальной очереди, - завершила мысль Апполонова.

- Можно и так сказать, - согласился Крупин.

“Конечно, даём!”

- Давайте я поясню, чтобы не было больше никаких недопониманий, - заговорил Румянцев. - В Калининграде сформирована очередь из граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий. Так вот, в соответствии с жилищным кодексом, квартиры и комнаты очередникам предоставляются, исходя из времени принятия их на учёт. Это незыблемое правило, по которому мы и живём...

- И что у нас в сухом остатке? - Ярошук откинулся на спинку кресла и вытянул ноги под столом. - Нет-нет, не то я хотел спросить... Вот что, Сергей Валерьевич, подскажите мне... А очередь-то у нас хоть как-то двигается? Или она так и стоит на уровне 1964 года?

- Конечно, двигается, - оживился докладчик. - Я же только что сказал, что она сократилась. Почти на восемь тысяч с лишним...

- Нет, вы меня не слышите, - заёрзал в кресле градоначальник. - Сократилась - это всё понятно... Но я вас спрашиваю, а мы-то от муниципалитета хоть какие-то квартиры людям даём?

- Конечно, даём! - радостно подскочил на стуле чиновник.

- Сколько?

- Восемнадцать.

- Что восемнадцать?

- Восемнадцать жилых помещений мы предоставили в 2016 году.

Загадили жильё

- Это же катастрофически мало! - взвыл Ярошук и беспомощно рухнул грудью на стол. - Об этом даже неудобно говорить...

- Но в трёх из них выполнены ремонтные работы на сумму более 720 тысяч рублей, - зачитал с листа Румянцев. - Вне очереди, по решениям судов, выделено пять квартир гражданам с различными заболеваниями. Одну из них мы отремонтировали за счёт бюджета, потратив более 517 тысяч рублей. Разве этого мало?

- Разве этого мало? - механически повторил мэр и глубоко задумался.

Румянцев, воспользовавшись паузой, застрочил как пулемёт:

- Ещё семь семей смогли улучшить свои жилищные условия, заняв освободившиеся комнаты в тех коммунальных квартирах, в которых они до этого момента проживали. То есть, никуда из квартиры не выезжая, данные граждане улучшили свои жилищные условия.

Также очередникам выделены четырнадцать комнат в коммунальных квартирах. Эти комнаты мы предоставили тем, кто особо остро нуждался в улучшении бытовых условий. В том числе мы помогли калининградцам, которые жили в помещениях, находившихся в неудовлетворительном санитарно-техниче­ском состоянии. Ну, конечно, при условии, что это не лично они довели до ручки и, с позволения сказать, загадили своё жильё... А оно им досталось в таком состоянии от предыдущего нанимателя. В этом случае освободившиеся комнаты приходится ремонтировать уже новым жильцам... Мы на эти цели выделять средства не можем. Денег нету...

- Что тоже не совсем отвечает нормам социальной справедливости, - с сожалением констатировала Апполонова и прикрыла носовым платком глаза.

Капля в море

- Я так понимаю, что вы сегодня отчитывались за весь период, начиная с - ого-го! - какого мохнатого года, - Ярошук надел очки и мельком взглянул на разложенные перед ним документы. - Давайте-ка, Сергей Валерьевич, доложите нам, что вашим комитетом сделано конкретно в этом году. Кроме того, что вы предоставили восемнадцать квартир...

- Ну так... - замялся и.о. председателя комитета. - Э-э-э... благодаря активному участию Калининграда в различных федеральных программах, мы... Ну, мы, наконец-то, навели порядок в учёте. И в 2017 году 446 семей было нами снято с этого учёта. А в качестве нуждающихся в социальном жилье занесено в списки 52 семьи. То есть приняли меньше, чем ушло. Значит, очередь имеет объективную тенденцию сокращаться...

- Ну, я хотела бы здесь немного добавить, - заговорила Апполонова. - Вот мы услышали, что в улучшении жилищных условий нуждаются на текущий момент пятнадцать тысяч с хвостиком. Но это не пятнадцать тысяч человек... Это пятнадцать тысяч семей. То есть эту цифру можно смело умножать на три, а то и на четыре... Так что социальная проблема существования такой очереди на улучшение жилищных условий более серьёзна, чем может показаться на первый взгляд.

- Представьте, и я об этом же самом подумал, - градоначальник вскочил с кресла и нервно заходил по залу. - Конечно, предоставленные восемнадцать квартир - это ничто... Это капля в море... Но ничего страшного.

Я вот изучал недавно этот вопрос... Ни один из муниципалитетов в России не занимается сейчас строительством социального жилья. И мы не занимаемся. И ничего... Выходит, не хуже, чем у других.

На лице Ярошука появилось выражение удовлетворения, и он закрыл оперативное совещание.

Ю. ГРОЗМАНИ



Если вам понравилась эта статья, переведите нам любую сумму.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money

236040, г. Калининград
ул. Черняховского, 17
(второй этаж)
тел. (4012) 991-210

‎+7-900-567-5-888.

Архив номеров
Архив номеров




Федеральные СМИ,
которые пишут
об Игоре Рудникове

Новая газета

THE NEW TIMES