Игорь Рудников

Учредитель

газеты,

журналист

Игорь

Рудников.

Депутат

Калининградской

областной

Думы

 
 

НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Кёнигсберг - Калининград / ТРЕЗВЕННИКИ ИЗ КЁНИГСБЕРГА. Прусские контрабандисты помогали бороться с пьянством в России

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Дамские кружева

Когда братья Серно-Соловьёвичи на своей петербургской квартире горячо спорили с друзьями-студентами о необходимости крестьянской революции в России, в дверь кто-то позвонил. Присутствующие притихли: неужто жандармы?!

- Кто приходил? - через минуту спросил горничную Глашу старший брат Николай.

- Пустое, барин, - отозвалась девушка. - Почтальон странное письмо принёс. Адрес наш, но адресовано мамзель Аннет. Ошиблись, видать...

Кёнигсберг. Vorstadtische Langgasse

Николай распечатал конверт и прочитал послание вслух:

“Напала на великолепный случай дёшево купить кружева, блонды, мантильи по цене втрое дешевле петербургской. Если дама хочет открыть модный магазин, то могла бы, приехав к 1 февраля 1860 года в Кёнигсберг, найти в отеле “Дойчес Хаус” человека, который просит меня известить её об этом”.

- Чертовщина какая-то, - пожал плечами младший Александр.

- Не думаю, - показал лондонский штемпель на конверте Николай. - Голову даю на отсечение, что это конспиративная весточка от самого Александра Ивановича Герцена! Надо ехать в Кёнигсберг.

Тайное общество

Братья Серно-Соловьёвичи были активными членами тайного студенческого общества, выступавшего за освобождение крестьян от крепостного права. Таких организаций в России было немало, но у них отсутствовал единый координационный центр. На эту роль вполне могла претендовать какая-нибудь общероссийская газета, вот только в стране существовала жесточайшая цензура. Достаточно сказать, что император Александр II лично запретил употреблять в официальных бумагах слово “прогресс”.

Вместе с тем, с 1857 года в Лондоне работала Вольная русская типография, в которой Александр Герцен издавал еженедельную газету “Колокол”. Она выходила под лозунгом “Освобождение слова от цензуры и освобождение крестьян от помещиков”.

Однако имелись большие сложности с доставкой “Колокола” в Россию, где газета была запрещена. Серно-Соловьёвичи потратили немало усилий для установления контакта с Герценом. По просьбе братьев их приятели, посещавшие Европу, отправляли в Лондон письма из Германии, Швейцарии и Франции.

И вот, наконец, ответ был получен.

Секретный контракт

Александр и Николай отправились в Кёнигсберг. В районе Альтштадт рядом с нынешней Серпуховской они отыскали отель “Дойчес Хаус”. Уже на следующий день в номер братьев постучался длинноволосый бородач.

- Василий Кельсиев, - представился незнакомец. - Вам сердечный привет от Александра Ивановича. Кстати, он вам передал свежий номер “Колокола”...

Обсудив детали будущего сотрудничества, участники конспиративной встречи вышли в город. В Кёнигсберге было немало посредниче­ских фирм, работавших под вывеской “Экспедиции и комиссии”. Как правило, на их рекламе красовались фуры, за­пряжённые шестёркой лошадей. Это были “солидные контрабандисты”, готовые заключить контракт с кем угодно, на провоз чего угодно и куда угодно: хоть оружия, хоть газет.

В общем, из Кёнигсберга в Санкт-Петербург начали поступать солидного веса посылки с “подрывной литературой”.

Громили кабаки

Вскоре была создана общероссийская тайная организация “Земля и воля”. Её программа была проста и укладывалась в цитату из передовицы “Колокола”: “Что нужно народу? Земля, воля, образование!”

Организация всячески поддерживала крестьянские бунты, а “Колокол” широко освещал их. В то время смута на селе приобрела совершенно сказочные для России очертания: народ бился за трезвость!

Империя отдала производство и продажу спиртных напитков “на откуп” купцам. Владельцы винокурен и кабаков “пользовались всей выручкой от продажи питей и закусок”, имея огромные барыши. Но и государству они платили стабильный налог (откуп).

Царя-батюшку это вполне устраивало. Казна получала от торговли спиртным свыше 40% своего бюджета. И вот - неожиданный “трезвый бунт”.

- Случилось у нас событие, совершенно неожиданное, - докладывал царю шеф жандармов. - Жители низших сословий, которые, как прежде казалось, не могут существовать без вина, начали добровольно воздерживаться от употребления крепких напитков!

Мало того, крестьяне начали громить кабаки и винокуренные заводы. Протест охватывал всё новые губернии, бунты исчислялись сотнями.

Сослали в Сибирь

Движение “трезвенников” ширилось. Его подогревали нелегально переправленные из Кёнигсберга и распространяемые в губерниях номера газеты “Колокол”. Что называется, “под горячую руку” запылали помещичьи усадьбы.

ечение Kaiserstrasse (ул. Серпуховская) c Vorstrasse. Трамвай подходит к пересечению Кайзерштрассе с Форштадтланггассе (Ленинский проспект)

Опасаясь, как бы выступления крепостных крестьян не вылились во всеобщее восстание “за волю”, правительство приняло чрезвычайные меры. На усмирение бунтовщиков пришлось бросить регулярные армейские части. Было арестовано около 800 только “зачинщиков”. Тюрьмы оказались переполнены арестованными “за питейные беспорядки”: их судили военным судом, избивали шпицрутенами, ссылали в Сибирь.

В марте 1862 года через Кёнигсберг в Санкт-Петербург нелегально прибыл Кельсиев. У посланника Герцена на руках был паспорт турецкого подданного. Смуглый Кельсиев выдавал себя за турка, хотя ни слова не знал по-турецки.

“Наделал хлопот”

Александр Серно-Соловьёвич

Писатель Николай Лесков, также входивший в один из нелегальных кружков, позднее в очерке “Загадочный человек” так описывал результаты приезда Кельсиева:

“Впоследствии этот визит наделал кучу хлопот, а приютившему Кельсиева купцу, Ивану Ивановичу Шебаеву, стоил даже продолжительной потери свободы, чего старушка мать Шебаева не перенесла и умерла, не дождавшись решения судьбы арестованного сына”.

Царской охранке удалось напасть на след “Земли и воли”. В июле 1862 года начался судебный процесс, в котором фигурировало более 70 человек. Центральными фигурами были братья Серно-Соловьёвичи. Основными обвинениями, предъявленными арестованным, были: сотрудничество с Герценом, а также помощь Кельсиеву во время его нелегального приезда в Россию.

В итоге Александр Серно-Соловьёвич был приговорён “к вечному изгнанию” и уехал в Швейцарию. Старший брат Николай сидел в Петропавловской крепости, после чего был сослан в Сибирь.

Крестьянское движение потерпело поражение, а общество “Земля и воля” было разгромлено. Уцелели лишь польские ячейки этой организации.

Восстание в Польше

В Польше “Земля и воля” была представлена военной организацией “Комитет русских офицеров” под руководством подпоручика Андрея Потебни. В 1863 году эта организация подняла восстание.

- Вам выпал на долю счастливый жребий быть передовыми в деле освобождения России, - писал Потебня. - Не отталкивайте от себя этого жребия. Мы призываем вас на помощь Польше, этой великой многострадальной мученице. Пока угнетена она, Россия не может быть свободной!

Через год жестоких боёв восставшие были разгромлены. Уцелевших повстанцев сослали в Сибирь.

Отняли оружие

Николай Серно- Соловьёвич

Летом 1866 года сосланные поляки, работавшие на строительстве Кругобайкайльского тракта, решили обезоружить конвой и уйти в Забайкалье. Там восставшие хотели освободить других ссыльных и бежать через Монголию в Китай, откуда намеревались уплыть в Америку, а оттуда - вернуться в Польшу.

Идею поднять восстание в Сибири разделяли с поляками и русские революционеры. В рядах заговорщиков был и Николай Серно-Соловьёвич.

Вечером 24 июня 1866 года 48 каторжан напали на своих конвойных, отняли у них оружие и, захватив лошадей, отправились дальше по тракту на почтовую станцию Амурскую. Там они также разоружили солдат, испортили телеграфное сообщение с Иркутском и с примкнувшими к ним людьми двинулись далее - в Китай.

Последний бой

26 июня в Иркутске стало известно о бунте. По тревоге были подняты и брошены в погоню казаки и три отряда пехоты. Солдаты преследовали “сибирский легион вольных поляков” (как называли себя восставшие) до реки Быстрой. 28 июня 1866 года у моста неподалеку от станицы Мишиха произошёл решающий бой, в котором повстанцы были разгромлены.

Отдельные группы бунтовщиков рассеялись и три недели блуждали по тайге, пытаясь пробиться к границе. Против них были посланы крупные силы правительственных войск. Бои продолжались ещё более месяца.

Николай Серно-Соловьёвич погиб ещё в самом начале восстания. Его брат Александр через три года скончался от болезни в Женеве.

На просторах России воцарилась стабильность. До февраля 1917-го оставалось чуть больше 50 лет.

А. Захаров

   

236040, г. Калининград
ул. Черняховского, 17
(второй этаж)
тел. (4012) 991-210

Архив номеров
Архив номеров