Игорь Рудников

Учредитель

газеты,

журналист

Игорь

Рудников.

Депутат

Калининградской

областной

Думы

 
 

НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Общество / ЗАЧИСТКА В ПОЛИЦИИ. Под предлогом “борьбы с терроризмом” из органов увольняют лучших сотрудников

  • ЗАЧИСТКА В ПОЛИЦИИ.
    Под предлогом “борьбы с терроризмом” из органов увольняют лучших сотрудников

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Две недели назад на страницах нашей газеты было опубликовано интервью с Севдаром Мусаевым - жителем Светлого, которого местные чекисты объявили “убеждённым сторонником незаконных вооружённых формирований, приверженцем идеологии радикального класса, признающим практику экстремизма и терроризма правильной и нуждающейся в поддержке”. (“НАЗНАЧИЛИ ТЕРРОРИСТОМ. Сотрудники ФСБ вывезли в лес сына милиционера, чтобы выбить признание”, “НК” №549).

Школа ислама

Чечня, миномётный расчёт Вугара Мусаева, 1999 год

Напомним, в декабре 2016 года Севдар Мусаев был осуждён по ч. 1 ст. 205.2 УК РФ - и получил три года колонии-поселения. На том основании, что, по мнению оперативников ФСБ, 14 февраля 2011 года, в интервал с 12:08 до 12:10, с ноутбука Севдара на его страницу “ВКонтакте” были выложены видеоматериалы с “призывами к осуществлению террористической деятельности и публичным оправданием терроризма”.

Тщетно Севдар Мусаев доказывал, что обвинения эти беспочвенны: он не является ваххабитом, а исповедует традиционную школу ислама, которая широко и абсолютно легально распространена на территории РФ - суд, как оно у нас и водится, был целиком на стороне обвинения...

Между тем во всей этой истории есть ещё один пострадавший - Вугар Мусаев, брат Севдара. Которого уволили из полиции, не дав доработать девяти месяцев до льготной пенсии. Невзирая ни на какие заслуги.

Чёрный берет

Чёрный берет Вугар Мусаев перед командировкой на вторую чеченскую войну, 1999 год

Рассказывает Вугар Мусаев:

- Я родился в 1979 году в Азербайджане. В Светлый приехал четырёхлетним: отец работал в милиции и его сюда перевели. С тех пор я так и живу в Светлом.

Учился в 3-й школе, окончил её в 1996 году, пробовал поступить в КВВМУ (теперь БВМИ), но не получилось: на физике срезался. Пошёл в техникум, на радиомеханика. А в двадцать лет был призван в армию, попал во внутренние войска.

Сначала служил в Калининграде, на улице Красной. Потом - в посёлке Лебяжий под Питером, в бригаде особого назначения. Сдал все нормативы на чёрный берет. А в сентябре 1999-го нас отправили в Чечню - шла вторая чеченская война. Я сам мусульманин - в принципе, мог отказаться. Но я не отказался.

Мы прилетели в Кизляр, оттуда - в Чечню. Прошли три деревни, зачистили их, вернулись в первую. Потом по посёлкам вниз до самого Гудермеса. Зашли в Гудермес, оттуда - в Ханкалу.

Ханкала плавно переходит в Грозный. Но из Ханкалы нас отправили в Питер.

Война в Чечне

- В Чечне я провоевал четыре месяца. Всякое было. В первой же деревне убили нашего водителя...

- Я был командиром 6-го расчёта 2-й миномётной батареи. В нашей батарее было два взвода по три миномёта в каждом. Командир батареи, капитан Бавыкин, сам стоял на линии огня и передавал информацию. А я получал - и корректировал наводчика. Очень точно получалось, так что капитан спросил:

- Шестой расчёт чей?

- Мусаева.

- Стрелять всем с этого миномёта!

И двое суток подряд вся стрельба велась с моего миномёта, настолько точно он был скорректирован...

Капитан Бавыкин погиб через полгода - уже после того, как мы вернулись. В Питере в части ему стоит памятник. А из 2.000 человек нашей бригады обратно в Питер летело всего семьсот. И четыре “груза двести” прямо с нами в самолёте...

В милицию пойдёшь?

- Мой младший брат Севдар тоже мог полететь в Чечню. Если бы меня забрали в армию не после техникума, а в восемнадцать лет. А так - когда его призвали, я ещё служил. Двоих братьев сразу в Чечню не посылали...

В Чечне день шёл за два. Так что я демобилизовался на четыре с половиной месяца раньше. Приехал к Севдару, который служил в Калининграде - в камуфляже, в чёрном берете, с удостоверением участника боевых действий. А те, кто со мной призывался, но в Чечню не попал, ещё дослуживали...

Отец меня спросил:

- Ну и что ты теперь думаешь делать? В милицию работать пойдёшь?

А почему бы и нет?

29 апреля 2000 года - был мой первый день в милиции, стажёром ППСМ Светлогорского ГОВД. После стажировки я стал сотрудником милиции, водителем патрульно-постовой службы.

Ни одного взыскания

Вугар Мусаев

- Работал честно. Начальник ГИБДД предложил перейти к ним. И с 2002-го по 2011 год я был инспектором ДПС в Светлом.

Есть у меня и значок отличника МВД, и значок отличника ГИБДД, и медаль за 10 лет и 15 лет отличной службы... За всё время - ни одного выговора или взыскания! Только благодарности и поощрения.

Все соревнования - кроме гиревого спорта и рукопашного боя - были мои! И футбол, и кросс, и бег... Если звали, приходил в школу на классные часы, как участник боевых действий в Чечне. Никогда не отказывал - ни своей родной школе, ни другим.

Я же всю жизнь себя считал коренным светловчанином. Никто за всё время моей службы на меня не жаловался. В отделении полиции ко мне все отлично относились. Спросите в Светлом кого хотите - никто обо мне слова плохого не скажет!

Когда в ГИБДД началась реорганизация, объединение с Балтийском, я вернулся в ППС, был помощником оперативного дежурного.

Угрозы в УФСБ

- Но потом началась вся эта возня вокруг моего брата. Меня периодически стали вызывать в УФСБ.

- Давно живёте в Светлом? Как ведёт себя ваш брат?

Отвечаю: живу давно, брат ведёт себя нормально.

Чекисты начали давить: мол, поговори с братом, пусть он сделает явку с повинной. Семья у вас - это святое, если ты скажешь, он послушает. Ему скостят срок, а то он сядет на пять лет.

Я только плечами пожимаю: “Вы ему приписываете то, чем он не занимается”.

Тогда они тон поменяли:

- А ты знаешь, что мы тебя можем уволить? Всё в наших силах. Подпиши бумагу о том, что твой брат увлёкся религией и отказался от семьи - иначе уволим.

Я подписал. А что было делать?!

В январе 2016-го мне говорят: “Езжай в ОСБ!” (отдел собственной безопасности регионального УМВД.)

Верить в Аллаха

Севдар Мусаев

- Приезжаю в Калининград. Заместитель начальника УСБ подполковник полиции Поплавский занимается мной лично.

- Знаете, что такое служебная проверка?

- Знаю. Но по какому поводу?

- В ФСБ заведено уголовное дело на вашего брата...

- А я при чём? Если у ФСБ есть доказательства того, что мой брат совершил преступление, пусть направляют материалы в суд. Но я знаю, что брат у меня нормальный. А то, что он сейчас стал глубоко верующим человеком, так этого конституция РФ не запрещает.

Тогда Поплавский говорит:

- Брат просил тебя “пробить” по базе данных каких-нибудь людей?

- Нет, отвечаю, - не просил.

- А как ты объяснишь, что под твоим логином и паролем “пробивали” таких-то сотрудников полиции? - и снова оглашает список.

Проверка на детекторе

- Я даю по каждой фамилии объяснение. Этого зачем-то “пробивал” отдел кадров, а эти - сами себя “пробивали”, хотели посмотреть, есть ли у них какие-нибудь штрафы...

Поплавский спрашивает:

- Ты согласен пройти проверку на детекторе лжи?

- Конечно, - отвечаю. - Мне скрывать нечего.

Тогда Поплавский говорит:

- Есть сведения, что ты параллельно работаешь в охранном предприятии “Страж”.

- Нет, - говорю, - не работаю. Пару раз в своё свободное время ездил, помогал товарищу, у него возникли проблемы, кто-то начал подворовывать, и товарищ попросил меня походить, понаблюдать.

- Ладно, - смотрит мне в глаза Поплавский, - подпиши объяснение.

Я подписал.

Без подписи и печати

- Через неделю я прошёл проверку на полиграфе. А ещё через неделю пришли результаты служебной проверки: уволить из органов внутренних дел! В связи с тем, что я якобы работаю за деньги в охранном предприятии “Страж”.

Уволили меня по статье, без малейшего промедления. Не стали объявлять выговор или неполное служебное соответствие, не дали времени обжаловать результаты служебной проверки, не предложили уйти “по собственному” - сразу вон.

А у меня двое детей, жена на тот момент в декретном отпуске, ипотека...

Я обратился в суд. Судился месяцев восемь. Судья Иванова (Центральный районный суд в Калининграде) запросила заключение служебной проверки. Там было много нестыковок: в материалах проверки имелась всего одна выписка из бухгалтерии “Стража” - без номера, без подписи и печати. Якобы я получил 10.000 рублей.

Но если я, по утверждению проверяющих, работал в “Страже” полтора года - почему такая сумма и почему бумага всего одна? И почему она даже не подписана генеральным директором? Видимо, сотрудники УСБ “наехали” на охранное мероприятие - вот там наскоро и выписали эту бумажку.

Почему вы врёте?

- Далее. Заключение о результатах проверки подписано каким-то старшим лейтенантом, оперуполномоченным УСБ, который будто бы её и проводил.

Вугар Мусаев в Чечне (стоит справа во втором ряду)

Я спросил у Поплавского (того вызвали в суд):

- Товарищ подполковник, почему вы врёте?

- Выбирай выражения!

- Ладно! Лжёте! Я этого старшего лейтенанта знать не знаю, в глаза не видел. Это ведь вы проводили проверку, вы меня насчёт брата спрашивали, вы меня на детектор лжи отправили! Где этот старший лейтенант, почему он на суд не является?

- Он за пределами Калининградской области, в отпуске.

- Ага, - говорю, - как кстати! Потому что он бы меня даже не узнал! И потом, почему он не опросил никого из сотрудников охранного предприятия, работал я там или нет?..

Но судья моим доводам не вняла. И, не дождавшись ответа на собственный официальный запрос в бухгалтерию “Стража”, вынесла постановление: в удовлетворении моего иска о восстановлении на службе отказать. Дескать, уволили меня абсолютно законно.

Послужил Родине

- Так я и остался у разбитого корыта. Называется, послужил Родине... Пенсии - нет, официальной работы - нет. Впереди - неопределённость. А главное - за что?! За то, что мой брат глубоко верующий человек. Так это в нашей стране вроде бы не запрещено?! Не говоря уже о том, что брат за брата, по идее, не отвечает.

И опять на память приходят “тёмные времена” - те самые, когда в кабинетах чекистов “генералы рыдали, как дети”... Когда сын за отца как бы не отвечал, но “членами семьей изменников родины” были битком набиты лагеря на Колыме и в Северном Казахстане...

Кто спорит, с террористами и их пособниками бороться необходимо. Вот только методы такой борьбы весьма сомнительны. Как, собственно, и их эффективность.

Д. Якшина

   

236040, г. Калининград
ул. Черняховского, 17
(второй этаж)
тел. (4012) 991-210

Архив номеров
Архив номеров