Игорь Рудников

Учредитель

газеты,

журналист

Игорь

Рудников.

Депутат

Калининградской

областной

Думы

 
 

НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Кёнигсберг - Калининград / УБИЙЦА ЛЕСНИКА ИЗ КЁНИГСБЕРГА. Как советские войска освободили немецкого уголовника-рецидивиста

  • УБИЙЦА ЛЕСНИКА ИЗ КЁНИГСБЕРГА.
    Как советские войска освободили немецкого уголовника-рецидивиста

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Немецкий порядок

4 ноября 1924 года государственный лесничий Эрих Боль, служивший в восточно-прусском местечке Вартенбург (ныне Брачёво, Польша), встал с утра пораньше - хотел затемно совершить обход близлежащего леса. Эрих печёнкой чувствовал, что сегодня поймает парочку браконьеров или накроет банду чёрных лесорубов.

- И чего ты себе жилы рвёшь? - недовольно проворчала жена Марта. - Ни себе, ни другим спокойно жить не даёшь! Вон, до тебя был лесничим Эмиль - 36 лет служил верой и правдой, а конфликтов с людьми у него не было. Сам жил и окружающим не мешал...

- Надо всё делать по закону, - возразил Эрих. - Во всём должен быть порядок. Моё дело - браконьеров ловить.

- Зря ты так, - вздохнула супруга. - В этом году почти весь урожай погиб, с полей собрали немногим более высеянных семян... Голодно. Только на лесную дичь у простых крестьян и надежда.

- Глупости болтаешь, - одёрнул женщину лесник. - Служба есть служба. Через два часа вернусь - готовь завтрак.

Эрих повесил на плечо ружьё и вышел за порог. Марта тяжело вздохнула и отправилась на кухню.

Повешен на суку

Рисунок  из архива  уголовного дела

Через два часа Эрих домой не вернулся. Марта забеспокоилась: муж всегда отличался пунктуальностью. Наступило время обеда, а супруг так и не объявился. Женщина побежала к бургомистру и подняла тревогу.

Лесника искали до позднего вечера - безрезультатно. Только на следующий день Эрих был обнаружен мёртвым. Левая сторона лица была превращена в кровавое месиво, труп в полусидячем положении был вздёрнут на суку.

Помощник лесника Юрген был страстным любителем детективных романов. Парень досконально осмотрел место происшествия. Находок было немного: две срубленные ольхи и курительная трубка, мундштук которой был перетянут красной суровой нитью.

Полицейский комиссар из Алленштайна (ныне Ольштын, Польша) Эрвин Аренд прибыл на место преступления только через сутки. Находки Юргена оказали комиссару неоценимую услугу.

Долговязые башмачники

Экспертиза показала, что погибший получил сильный удар топором в лицо. Однако, когда лесника повесили, он был ещё жив. Эрих Боль вообще был крепким рослым мужчиной - справиться с таким было непросто.

- Всё ясно, - сделал вывод комиссар, - лесник наткнулся на незаконных рубщиков - две ольхи об этом говорят. Дальше - попытка задержания, драка и убийство...

- Из ольхи у нас деревянные башмаки тачают, - подсказал Юрген.

- Значит, - дал указание полицейский, - будем искать рослых башмачников, проживающих поблизости.

- Почему поблизости? - переспросил бургомистр.

- Срубленные деревья тяжёлые, - комиссар пнул ствол поваленной ольхи, - вряд ли они собирались их далеко тащить. Хотя они и должны быть настоящими верзилами - верёвка, на которой повесили лесника, привязана к дереву на высоте не меньше двух метров.

Добровольные помощники немедленно отправились на поиски долговязых башмачников.

Семейка рецидивистов

Эрих Боль

Искать долго не пришлось. Километрах в полутора жил Франц Масух с сыном Виктором. Первый - ростом 1,86, второй - 1,96. Оба зарабатывали на хлеб изготовлением деревянных башмаков, оба неоднократно сидели за браконьерство и кражи леса. А Масух-старший один срок за решёткой провёл за то, что ударил соседа топором в лицо. Правда, не убил - лезвие только щёку бедолаге разрубило.

Комиссар Аренд немедленно нагрянул в дом подозрительных типов с обыском.

- Давай, давай, ищи, - ухмылялся Масух-старший. - Ничего криминального у меня нет!

Он ошибся. Комиссар нашёл катушку ниток - точно таких же, какими был перетянут мундштук трубки, найденной на месте преступления!

- Это не моё! - ушёл в глухую несознанку рецидивист. И трубка не моя, и нитки чужие. Подбросили!

Бинокль в огороде

Но комиссар не сдавался: его помощники перевернули в доме всё вверх дном и принялись обшаривать двор. Удача им улыбнулась: в огороде они нашли закопанный бинокль. Эта вещь принадлежала убитому леснику!

Отца и сына арестовали и увезли в Кёнигсберг. Следствие и суд продолжались более полугода. Отец и сын вину не признавали и стояли на этом крепко. Сломались они неожиданно. Во время одного из выездов на место преступления - для следственного эксперимента - у Масуха-старшего сдали нервы, и он дал дёру.

Трое суток башмачника ловили в лесу. За это время Масух-младший весь испереживался: решил, что папаша “сделал ноги”, и теперь крайним сделают сына. Короче, Виктор раскололся.

Топором по роже

Кёнигсберг

Беглеца выследили и схватили. К тому времени Виктор рассказал о преступлении во всех цветах и красках. Когда он с отцом рубил деревья, их “застукал” Эрих Боль.

- Мы с ним раньше сталкивались, - криво усмехнулся Масух-младший. - Принципиальный! Вот папаша мой и заехал ему по роже топором! Кровь фонтаном, а он всё дышит и дышит. Живучий!

Раненого лесника подтащили к ближайшему дереву. Виктор привязал к сучку верёвку, сделал петлю и просунул в неё голову несчастного. Тут оказалось, что верёвка слишком длинная!

- Впопыхах не усмотрел, - развёл руками Виктор. - Но мой папашка не растерялся: усадил лесника на землю и навалился ему на плечи. Справился... А бинокль мы из жадности забрали. Уж больно красивая штучка!

Суд признал сына и отца виновными.

Отрубили голову

Виктора приговорили к пожизненному заключению, его отца - к смертной казни. 26 августа 1925 года Франца Масуха вывели во двор кёнигсбергской тюрьмы. Гильотин тогда в Восточной Пруссии ещё не было - убийцу подвели к плахе, у которой стоял палач с топором.

Францу дали перед смертью выкурить сигарету, после чего два дюжих тюремщика повалили его на плаху, а палач с размаху опустил на шею топор. Когда голова преступника упала в специальную корзину, тело ещё продолжало биться в конвульсиях, а из обрубка шеи пузырилась кровь...

Виктора поместили в тюрьму, расположенную в Вартенбурге. Здесь ему предстояло провести остаток жизни.

Товарищ Масух

Однако судьба распорядилась иначе. Зимой 1945 года советская армия начала стремительное продвижение к столице Восточной Пруссии. Заключённого Масуха перевели в тюрьму Кёнигсберга. После падения города Виктора освободили русские солдаты.

Убийцу немецкого государственного служащего сотрудники НКВД признали политическим заключённым. “Социально близкого пролетария” Виктора определили на работу помощником лесника. Масух стал “начальником” и получал приличный паёк, окружающие к нему обращались уважительно “товарищ”.

В конце 1946 года Масух со своим русским напарником попались на незаконной продаже леса в Литву. Русского лесничего арестовали, а Виктору повезло - депортировали в Германию. Там его следы затерялись.

А. Захаров

   

236040, г. Калининград
ул. Черняховского, 17
(второй этаж)
тел. (4012) 991-210

Архив номеров
Архив номеров