Игорь Рудников

Учредитель

газеты,

журналист

Игорь

Рудников.

Депутат

Калининградской

областной

Думы

 
 

НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Кёнигсберг - Калининград / КЁНИГСБЕРГ СЛАДКОЕЖЕК. Марципановые сердечки дарили дамам, а любовники вручную мололи какао-бобы

  • КЁНИГСБЕРГ СЛАДКОЕЖЕК.
    Марципановые сердечки дарили дамам, а любовники вручную мололи какао-бобы

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Наша сегодняшняя “прогулка” - по Кёнигсбергу любителей сладенького. В смысле, поклонников конфет и прочих “ремесленных изделий” (так переводится с латыни слово “confectio”).

Свадебный подарок

В средневековой Европе конфетами называли все сладости - к примеру, вафельные трубочки с кремовой начинкой. Но кондитерская “фишка” у каждого города была своя. В Кёнигсберге такой “фишкой” стал марципан.

Марципаны - в буквальном переводе “хлеб Марка”, святого покровителя Венеции. По одной из легенд, этот продукт обязан своим появлением... голоду. Когда Венеция была в осаде во время какой-то из бесчисленных войн между европей­скими городами-государствами, на складах остались только миндаль и сахар, а в аптеках - розовая вода. Пришлось истолочь миндаль, перемешать его с сахаром и розовой водой и испечь в виде маленьких буханочек. Оказалось сытно и вкусно.

Так началось шествие марципана по городам и весям. А в Кёнигсберг он попал из Любека - его в 1526 году преподнесли как свадебный подарок герцогу Альбрехту и датской принцессе Доротее. “Свадебный” марципан был испечён в виде сердечка - это и стало его “фирменным” кёнигсбергским отличием.

Братья Поматти

Ещё одной особенностью здешнего марципана стал его чуть горьковатый вкус: в Кёнигсберге в тесто добавляли больше горького миндаля, чем где бы то ни было. И готовый марципан обжигали в печи, из-за чего сахар карамелизировался и возникал ещё один - особенный - оттенок вкуса.

В Кёнигсберге было несколько “марципановых фабрик”. Прежде всего фабрика братьев Поматти, “кондитеров королевского двора”. Именно их марципановые сердечки стали из­вест­ны в России, когда дочь королевы Луизы, Шарлотта, ставшая супругой Николая I, ввела в Петербурге моду на рождественские вечера с украшенной ёлкой и “особыми новогодними сладостями”.

Свидания у Гелхаара

Широко известны были также фабрика Курта Гелхаара и кондитерская Генри Швермера.

Курт Гелхаар владел кондитерской на Кантштрассе, по соседству с Монетной площадью. Его предприятие было открыто в здании, построенном на месте домика, где в 1783‑1804 годах проживал Иммануил Кант. На заднем дворе располагались цеха, в цокольном этаже - фирменный магазин.

“Марципановая тема” была тщательно выражена в оформлении: тканевые маркизы, двери - всё было украшено ромбиками, сердечками и стилизованными изображениями вазочек с конфетами. Кафе Гелхаара также славилось террасой, спускавшейся к замковому пруду. Считалось хорошим тоном назначать в этом кафе свидания дамам в начале “конфетно-букетного” периода.

Terassen-Cafe “Schwermer”

Генри Швермер держал фирменное “Terassen-Cafe “Schwermer”” на Мюнцштрассе, 3 (сейчас это улица Пролетарская) рядом с “Парк-отелем”.

Кроме марципана, здесь производили фирменный кёнигсбергский деликатес “Baumkuchen”: деревянный валик обмакивали в жидкое тесто, подрумянивали в печи, опять обмакивали, опять подрумянивали - и так несколько раз. Это лакомство в 1900 году получило золотую медаль на Всемирной Парижской выставке... А русские путешественники, отдыхавшие на курортах Кранца и Раушена, частенько пользовались привилегией “дистанционного заказа” - и “Baum­kuchen” привозили им прямо в курортные города специальные курьеры.

Кёнигсберг, Нордбанхоф

Fabric Zappa

В 1918 году Швермер скончался, но дело перешло к его дочери Шарлотте. После второй мировой уцелевшие представители рода Швермеров осели в городе BadWаrlshofen в Германии, и там по сей день продолжают производить и марципан, и “Baumkuchen”.

Кёнигсберг, Мюнцплатц, кафе “M. Zappa”, 1920 год

“Марципановая тема” была присуща и другому известному в Кёнигсберге семейству кондитеров - Zappa.

Marzipan fabric Zappa находилась неподалёку от нынешнего Дома Советов. В кофейне можно было - за чашечкой кофе с марципаном - послушать речи либерально настроенных профессоров Альбертины и радикальных депутатов.

Семейство Plouda

Там же, в окрестностях нынешнего “легендарного недостроя”, в конце XIX века открыл свою кофейню кондитер Plouda из Швейцарии. В 1912 году он был удостоен титула “Поставщика его Императорского Величества Германского Императора” и был премирован первой прусской государственной медалью.

Кенигсберг, ресторан “Британского отеля”, 1914 год

Марципан “от семейства Plouda” экспортировали и в Россию, где он был доступен лишь знатным и состоятельным людям. Особым шиком при дворе считалось дарить друг другу “рождественские коробочки” с марципаном, украшенные портретом прусской принцессы Луизы-Шарлотты (она же, как уже говорилось выше, супруга Николая I - Анна Фёдоровна, принесшая в Россию моду на ёлку).

Ледяное дерево

Но Кёнигсберг был помешан не только на марципанах. Дамы обожали кондитерскую Фейга, открывшуюся на Poststrasse, 5 (пересечение ул. Вагнера и Ленинского проспекта, напротив гостиницы “Калининград”). Там продавались десятки тортов: “Луизенторт”, “Снежная вершина горы”, “Ледяное дерево”, “Бонапарт” (известный в России как “Наполеон”), а также потрясающий пуншевый торт, который прямо на столе надо было поджечь - и особая пропитка его “верхушки” горела ярким синим пламенем.

Старая кузница

Пользовалось популяр­ностью также кафе “Alte­Hammer­schmiede” (проспект Мира, напротив переулка Энгельса). Оно было построено на месте старой деревенской кузницы, от которой сохранился могучий столб с огромным количеством забитых в него подковочных гвоздей.

Кинотеатр “Alhambra”на Штайндамме, 1937 год

Таков был давний обычай мастеров кузнечного дела: если при подковке лошадей гвоздь случайно падал на землю, его больше нигде не использовали, а забивали в столб-опору. Смысл “забивания” был в том, чтобы защититься от болезней - и от подземных духов, которым принадлежало всё, что падало.

Пиво и шнапс

...При перестройке под кондитерскую столб в верхней части обновили, но основную часть, с гвоздями, оставили.

Кстати, в “AlteHammer­schmiede”, в отличие от многих других кофеен, посетителям предлагали не только сладкое, но и крепкое. Так что мужчины охотно выводили сюда своих дам - и пили пиво и шнапс, пока их белокурые Гретхен лакомились пирожными и прочими вкусностями.

Кёнигсберг. Вид с Монетной площади на Замковый пруд, 1913 год

Наци против круассанов

В 1931 году модным центром “сладкой жизни” стала “Альгамбра” (пересечение ул. Вагнера и Житомирской за ТЦ “Калининград Плаза”). Здание, спроектированное Куртом Фриком и Хансом Мантефелем, использовалось как многофункциональное: здесь были офисы, магазины, ресторан, кинотеатр...

Первое время в кафе “Альгамбра” подавались французские круассаны. Но... после прихода к власти нацистов всё “чуждое” из меню было изгнано, а заодно были переименованы все кафе, имевшие французские названия. К вящему огорчению фрау и фройляйн. Ибо многие излюбленные ими лакомства были привозными - и “импортозамещению” поддавались с трудом.

Бриллианты и конфеты

Например, чисто шоколадные конфеты в Германии практически не производились. Их привозили из Франции. Конфеты укладывались в бонбоньерки, которые представляли собой изящные сундучки из меди или серебра, украшенные хрусталём или даже драгоценными камнями. Такая коробка конфет была хорошим подарком для самого высокопоставленного лица.

Известно, что Александр I преподносил бонбоньерки в форме сердца, инкрустированные бриллиантами, королеве Луизе.

Кёнигсберг, Мюнцплатц

Брачная ночь

Персонам попроще можно было подарить конфеты в бонбоньерках из цветного картона. В Кёнигсберге существовал обычай дарить коробку французских шоколадных конфет (уложенных в два ряда, по пять штук в каждом, и символизирующих долголетие, здоровье, радость, достаток и удачу) молодожёнам, причём непосредственно перед исполнением супружеского долга в первую брачную ночь.

Вообще, французский шоколад долго считался здесь чуть ли не главным афродизиаком, и записные любовники всегда возили с собой какао-бобы, ручную мельницу и спиртовку для приготовления “вдохновляющего” напитка...

Сахарные палочки

“Свои” же конфеты в Восточной Пруссии делались чаще всего из фруктового желе. Производилась также карамель - с вишнёвой начинкой “для решительных” и с ореховой - “для застенчивых” (так сообщалось в популярной рекламе).

Пользовалась большим спросом и сливочная помадка, которую варили из сахара с добавлением молока и масла. А в канун Рождества активно раскупались сахарные палочки, которые символизировали посохи волхвов, пришедших навестить младенца Христа.

Кстати, в ХХ веке немецкие эмигранты завезли эти конфеты в Америку, где лакомство приобрело красно-белый цвет шубы Санта-Клауса... и бешеную популярность в народе.

Трюфели с ромом

Из “экзотических лакомств” в Кёнигсберге стоит отметить разве что трюфели с ямайским ромом. Их можно было купить только в кондитерских Хуго Мотцки на Форштедтише-Лангассе и на Кайзерштрассе (ныне Ленин­ский проспект и ул. Красноок­­тябрь­ская). За немалые деньги.

Впрочем, эти трюфели пользовались спросом, прежде всего, у туристов. Конечно же, русских. Так что, когда в обиход вошли фантики, названия конфет частенько печатали на них и по-немецки, и по-русски. Не зря ведь Кёнигсберг в Германии называли “русским портом”, констатируя при этом: “Неурожай в России - и все дела здесь почти прекращаются...”

Такая уж у этого города судьба - быть самым “иностранным” в своём государстве. Может, ещё и эта геополитическая особенность вынуждает жителей столицы Восточной Пруссии следовать правилу: “Жизнь подсунула тебе лимон - сделай из него лимонад”.

Кёнигсберг, Мюнцштрассе и кафе “Imperial”, 1910 год

Леденец из мочи

Ну, про лимон - это иносказательно. На самом деле в Кёнигсберге - в домашних условиях - умели делать ещё одно специфическое “лакомство”. Вернувшись, так сказать, к древнеримским истокам, т.е. к конфете как лечебному средству.

Если заболевал ребёнок, мать собирала его утреннюю мочу, густо размешивала с сахаром и выливала на горячую сковородку без масла. И держала на огне, пока не получался этакий леденец, который давали грызть больному. Вроде бы помогало при ангине, простуде и прочих “горловых” недомоганиях. По крайней мере, первые советские переселенцы, наученные немками, применяли это средство весьма активно. Других-то не было.

А когда в конце прошлого века в моду вошла уринотерапия - многие пожилые калининградцы только плечами пожимали: мол, эка невидаль. Помним, дескать, вкус детства. Специфический такой вкус. С оттенком жжёного сахара.

Ну а наши “прогулки” - продолжаются. Маршруты, хвала Создателю, ещё есть.

Д. Якшина

   

236040, г. Калининград
ул. Черняховского, 17
(второй этаж)
тел. (4012) 991-210

Архив номеров
Архив номеров