Игорь Рудников

Учредитель

газеты,

журналист

Игорь

Рудников.

Депутат

Калининградской

областной

Думы

 
 

НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Кёнигсберг - Калининград / ФЕЛЬДМАРШАЛ ИЗ КЁНИГСБЕРГА. Как Иоганн Левальд без боя сдал русским Восточную Пруссию

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

В глубоком тылу

В августе 1756 года прусские войска под командованием короля Фридриха II вторглись в Саксонию. Началась Семилетняя война.

Кёнигсберг поначалу находился в глубоком тылу, горожане продолжали наслаждаться мирной жизнью. Генерал-губернатор Восточной Пруссии фельдмаршал Иоганн Левальд ещё год назад получил от Фридриха II заверения, что Кёнигсбергу ничто не угрожает - война обойдёт город стороной. Так что Левальд получил в своё распоряжение лишь небольшой воинский контингент численностью около 30 тысяч солдат.

Кто мог посягнуть на Восточную Пруссию? Шведы - далеко за морем. Русские? Фридрих II был о них невысокого мнения. О слабости русского командования королю докладывали офицеры, побывавшие на службе в России. Тогда в Европе было в порядке вещей “кочевать” из одной армии в другую, служа поочерёдно разным самодержцам. В этом офицеры того времени не видели ничего предосудительного.

Солдаты удачи

Иоганн Левальд

Таких “перекати-поле” было достаточно в прусской армии.

Например, шотландец Джеймс Кейт успел повоевать в самых разных армиях Европы, прежде чем судьба занесла его в Россию. На стороне русских Джеймс сражался с турками и шведами, дослужился до генерал-аншефа, получил ордена Андрея Первозванного и Александра Невского.

В 1774 году крепко шотландец обиделся на начальство, которое запретило въезд в Россию его родному брату, и ушёл в отставку. Уехал в Пруссию, где продолжил службу а армии Фридриха II. В октябре 1779 года был награждён орденом Чёрного орла.

Или Шарль Эммануэль де Варнери. По происхождению - франкоязычный швейцарец, уроженец города Морж на берегу Женевского озера, кантон Во.

Четырнадцатилетним поступил на военную службу в Пьемонте, участник войны за польское наследство и сражений с турками.

С 1738-го по 1742 год находился на службе в России, участвовал в русско-шведской войне в чине капитана гренадёров.

В 1742 году перешёл на службу в Пруссию в качестве ротмистра гусарского полка. В прусской армии имел высокую репутацию не только как грамотный командир, но и как военный теоретик.

Ну и так далее. В общем, о порядках в русской армии было кому рассказать.

Беглый граф

На противоположной стороне - в России - также не было недостатка в авантюристах. Достаточно упомянуть некоего Готтлоба Тотлебена.

Немец Готтлоб родился в Саксонии, сумел быстро подняться по карьерной лест­нице и стал высокопоставленным чиновником. Вскоре был обвинён в коррупции и бежал, не дожидаясь суда. Перебравшись в Голландию, поступил на военную службу, воевал, получил звание полковника.

В 1751 году перебрался в Пруссию, где удачно женился, разбогател и получил графский титул. Однако после скандального развода с женой разругался в пух и прах с двором Фридриха II и “вёл против короля возмутительные речи”.

Бежал, не дожидаясь репрессий. Вернулся в Голландию, где познакомился с русским посланником, после чего переехал в Санкт-Петербург, где быстро дослужился до генерала.

И таких искателей приключений в русской армии было изрядное количество. Так что российский генералитет был прекрасно осведомлён об уровне военной подготовки в Пруссии. Как позднее сообщал в своих мемуарах подпоручик Болотов, “верхи в русском стане не свободны от превеликой робости, трусости и боязни в отношении пруссаков, о непобедимости коих слагают легенды”.

Между двух огней

Кёнигсберг, Королевский замок

В марте 1757 года в войну вступила Швеция. 14-тысячный корпус шведского фельдмаршала Унгерн-Штернберга высадился в Штральзунде и двинулся на Восточную Пруссию с запада.

Одновременно о своём вступлении в войну объявила Россия. Она сосредоточила в Курляндии 100-тысячную армию фельдмаршала Апраксина.

Однако русские мешкали с началом боевых действий и топтались на месте. В отличие от Левальда, Апраксин не обладал самостоятельностью и о каждой мелочи вынужден был докладывать в Санкт-Петербург - императрице Елизавете. После этого приходилось долго дожидаться указаний “сверху”.

До командующего Апраксина в начале войны даже не довели в каком направлении ему предстоит наступать. Санкт-петербургские стратеги предписывают фельдмаршалу “придерживаться такого маршрута, чтобы было всё равно, куда идти, хоть в Пруссию, хоть в Силезию”. Армия Апраксина предпочла стоять на месте.

Левальд воспользовался нерешительностью русских и все силы бросил против шведов. В нескольких коротких сражениях войска фельдмаршала Унгерн-Штернберга были разгромлены и отошли обратно в Штральзунд.

Лишь после этого, в мае 1757 года, русская армия медленно двинулась вперёд - к Мемелю (ныне Клайпеда).

Разведка в тумане

К августу 1757 года русские овладели Мемелем и Инстербургом (Черняховск). 55-тысячная группировка под командованием Апраксина подошла к посёлку Норкиттен (Междуречье). Путь к Кёнигсбергу преграждал 25-тысячный прусский корпус Левальда. Он расположился у селения Велау (Знаменск).

Апраксин велел своим солдатам разбить лагерь на берегу реки Прегель. В такой позиции русские простояли два дня (28 и 29 августа), ухитрившись за это время не произвести разведки местности и не узнав точное место расположения противника.

Левальд оказался не намного расторопней русских. Первую разведку прусский фельдмаршал организовал только 29 августа - да и то неудачно, в густом тумане позиции армии Апраксина толком рассмотреть не удалось.

30 августа 1757 года фельдмаршал Апраксин, понадеясь на авось и крепко помолившись, двинул свою армию на Кёнигсберг. В это же время Левальд приказал своим солдатам атаковать лагерь русских. В густом тумане армии двинулись навстречу друг другу, не имея представления, что их ждёт впереди.

Сплошные сюрпризы

Русская армия двинулась через лес по нескольким просекам. Миновав заросли, передовые полки вышли на поле перед деревушкой Гросс-Егерсдорф. Совершенно неожиданно русские увидели перед собой противника.

Кёнигсберг

Для пруссаков выдвижение русских из лагеря тоже оказалось неприятным сюрпризом. Тем не менее солдаты Левальда пошли в атаку. В русской армии, основные части которой ещё продирались через лес, возник хаос: просеки оказались запружены артиллерией и повозками, мешавшими продвижению солдат. Подходившие сзади полки увеличивали тесноту, сутолоку и замешательство. Двойное превосходство армии Апраксина в численности оказалось бесполезным.

Русские бились отчаянно, но пруссаки одолевали. Ситуацию спас генерал Румянцев, который без приказа бросил свою бригаду из резерва во фланг противнику. Войско Левальда дрогнуло и отступило.

Потери оказались примерно равными: прусская армия потеряла около пяти тысяч человек, русских полегло пять с половиной тысяч. Но к русским спешили многочисленные резервы, а у Левальда таковых не было вовсе.

В общем, русская армия праздновала победу - путь на Кёнигсберг был открыт! Однако случилось неожиданное: простояв несколько дней на месте, армия Апраксина... отступила к Тильзиту.

Одной из причин отступления стала эпидемия оспы, которая произвела огромное опустошение в рядах российской армии. За год от болезней погибло в 8,5 раза больше солдат, чем на полях сражений. В итоге кампания 1757 года завершилась для русских войск безрезультатно.

Битва за Берлин

Второй поход на Восточную Пруссию русские совершили через год. На этот раз армией командовал генерал-аншеф Виллим Фермор (шотландец). Малочисленные прусские войска под командованием Левальда отступили без боя. 22 января 1758 года русская пехота вошла в Кёнигсберг.

Фридрих II не стал гневаться на Левальда и назначил его генерал-губернатором Берлина. Однако спокойно встретить старость на почётной долж­ности Левальду не удалось. В октябре 1760 года к Берлину подошли русские войска под командованием генерала Тотлебена (того самого немца-авантюриста из Саксонии).

75-летний Левальд совместно с генералом Зейдлицем организовал оборону Берлина и, невзирая на малочисленность защитников, успешно отразил несколько штурмов. Только на седьмой день, израсходовав весь боезапас, гарнизон Берлина капитулировал.

Но русские войска недолго задержались в городе: приближение армии Фридриха II заставило их отступить. Левальд снова стал полномочным генерал-губернатором Берлина.

Кладбище кирхи Юдиттен

Война закончилась неожиданно. 25 декабря 1761 года императрица Елизавета скончалась. На русский престол вступил Пётр III. Новый император был большим поклонником Фридриха II и заключил мир с Пруссией. Русские офицеры в Кёнигсберге начали сдавать дела и обязанности немецким чиновникам - Восточная Пруссия возвращалась проигравшим.

Русская армия ещё не успела покинуть Кёнигсберг, как в июне 1762 года из Санкт-Петербурга пришло новое известие: Пётр III свергнут, на престол взошла императрица Екатерина II.

Русская армия ликовала, в Кёнигсберге немецких чиновников снова лишили полномочий. И тут, как снег на голову, свалился первый приказ Екатерины II, урождённой немецкой принцессы Ангальт-Цербской: оставить в силе распоряжение Петра III. Русские офицеры, скрепя сердце, снова принялись передавать дела немецким чиновникам. Те ничего не поняли, но дисциплинированно вернулись в свои кабинеты.

В августе 1762 года старый фельдмаршал Левальд после четырёхлетнего перерыва вернулся в своё генерал-губернаторство. А вскоре последние русские солдаты покинули Восточную Пруссию.

В своей должности Левальд оставался до самой смерти. В 1768 году генерал-губернатор скончался, его похоронили в Кёнигсберге на церковном кладбище кирхи Юдиттен.

А. Захаров

   

236040, г. Калининград
ул. Черняховского, 17
(второй этаж)
тел. (4012) 991-210

Архив номеров
Архив номеров