Игорь Рудников

Учредитель

газеты,

журналист

Игорь

Рудников.

Депутат

Калининградской

областной

Думы

 
 

НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Кёнигсберг - Калининград / ЗОЛОТОЙ ШТУРМ КЁНИГСБЕРГА. В Восточной Пруссии русская армия потеряла триста тысяч царских рублей

  • ЗОЛОТОЙ ШТУРМ КЁНИГСБЕРГА.
    В Восточной Пруссии русская армия потеряла триста тысяч царских рублей

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Путь на Голгофу

В августе 1914 года Россия ввязалась в кровавую мировую бойню. И хотя к войне страна готовилась долго и со вкусом, начало боевых действий стало для генералов полной неожиданностью.

Русская пехота

Командующий 2-й русской армией генерал Александр Самсонов получил приказ о наступлении на Восточную Пруссию в упадническом настроении.

Генерал Александр Самсонов

- Самсонов вышел от главнокомандующего фронтом, получивши директиву о скоропалительном наступлении, - вспоминал один из офицеров генерального штаба. - Мужественный человек, он ясно осознавал, что вместе со своей армией предназначен на роль жертвы. Медленно опустился на стул и с минуту сидел, закрыв лицо руками. Дальше, преодолев мрачные предчувствия и тяжкое сознание возможной гибели, он поднялся, перекрестился и пошёл на свою Голгофу...

Вместе с генералом на Голгофу пошла вся держава - только не понуро, а весело, в полнейшем патриотическом угаре. Народ-богоносец ещё слабо представлял, что его ожидает впереди.

На 14-й день после начала мобилизации наспех сформированная 2‑я русская армия перешла границу Восточной Пруссии.

- Я переживаю четвёртую войну, - сокрушался командир 15-го корпуса генерал Мартос, - но никогда не видел подобной сумятицы и гонки. Это не предвещает ничего хорошего...

Предчувствия генерала не обманули.

Без обоза и хлеба

Генерал Самсонов был бравым воякой: герой русско-японской войны и георгиевский кавалер. Нет сомнений, что он был порядочным человеком и отменным храбрецом. Беда в том, что на войне от генералов требуются не только личная храбрость, но и умение грамотно управлять войсками. А вот с этим у Самсонова было далеко не всё в порядке: бывший кавалерийский начальник и штабной офицер никогда не командовал не то что корпусом - даже пехотной дивизией!

Сводный оркестр Кёнигсбергского гарнизона

Место вторжения было выбрано весьма неудачное. Вот что сообщал об этом генерал Мартос:

“...Ни одного шоссе, только редкие дороги по тонкому песку. Местность прорезывалась с севера на юг многочисленными притоками Нарева, лениво текущими в невероятно заболоченных берегах. Мосты - в самом ужасном состоянии. Местность для наступления и маневрирования крупными соединениями была очень неудачной: дороги в зыбком песке, череды холмов, крупные лесные площади и повсюду глубокие озера. Для немцев же, в тактическом отношении, местность чрезвычайно удобная для обороны незначительными силами”.

Несколько дней 2-я армия наступала безостановочно по сыпучим пескам, без обозов, не получая еды. Солдаты даже хлеба не видели!

Зато штаб вёз армейскую казну, в которой находились богато украшенные драгоценностями ордена, наградное оружие и почти триста тысяч рублей золотом - командование собиралось пышно отметить победу!

Немецкая пехота и пленные англичане

Наступали “вслепую”

Наступление велось “вслепую”, без разведки. Русские генералы зачастую понятия не имели, что происходит перед ними. Авиационную разведку ещё не умели толком вести, а расчёт на кавалерию и казаков оказался слишком оптимистичным и не оправдал надежд.Для генерала Самсонова слова “офицерская честь” были не пустым звуком

Как вспоминал генерал Мартос, казачьи части, входившие в состав 2-й армии, показали на редкость низкую боеспособность, а порой даже уклонялись от выполнения боевых задач.

Не лучше обстояло дело в 1-й русской армии. Выиграв сражение под Гумбинненом, командующий армией генерал Ранненкампф повёл себя крайне пассивно. Это позволило немцам (совершенно неожиданно для себя!) оторваться от русских войск на 50 километров. Немцы были очень удивлены, что после удачного для русских сражения армия Ранненкампфа не стала преследовать отступавшие германские части.

В общем, 1-я армия потеряла контакт с противником и “почивала на лаврах”.

Результаты боя под Гумбинненом вообще был невероятно преувеличен. Тактический успех в реляциях русских генералов превратился чуть ли не в полный разгром германских войск. Командование Северо-Западным фронтом докладывало в Ставку о “бегстве немецких корпусов за Вислу”. На самом деле ничего подобного не было и в помине.

Немцы перегруппировались и готовились к контрудару.

Летучая почта

Превосходно организованная разведка немцев (аэропланы, агентура, помощь местных жителей и радиоперехват русских приказов и директив) точно знала о расположении русских войск. Это позволило германскому командованию разработать эффектный план разгрома противника по частям.

- Надо было, - вспоминал генерал фон Гинденбург, - одержать над Самсоновым не простую победу, а уничтожить его, чтобы иметь свободные руки против Ранненкампфа. Только так мы могли очистить Восточную Пруссию и получить свободу для дальнейших действий по оказанию помощи австрийцам в решительных битвах в Галиции и Польше.

Тем временем командование фронтом подгоняло Самсонова вперёд, чтобы “отрезать бегущие из-под Гумбиннена немецкие дивизии от Вислы”. 2-я армия наступала на пределе возможностей. Штаб армии отстал от корпусов “на пять переходов” и поддерживал связь с войсками “летучей почтой” (конными ординарцами).

Понятно, что качество и оперативность такой связи оставляли желать лучшего.

“Только вперёд!”

Офицеры штаба 2-й армии били тревогу:

“Телеграфная связь работала неисправно, часто рвались провода. Пользование радиотелеграфом осложнялось необходимостью шифровать текст, на что тратилось много времени. Авиации не хватало даже для ведения воздушной разведки. Несколько автомашин, имевшихся в штабе армии, не могли обслужить все корпуса, тем более, что по песчаным просёлкам машины не могли ехать”.

Но командование продолжало гнать солдат вперёд.

Тем временем немцы вовсе не думали “бежать за Вислу”. Они оставили Кёнигсберг без прикрытия и бросили все свои силы против флангов армии генерала Самсонова. Немецкий контрудар был точен и эффективен: русские не смогли ему противостоять.

Генерал Головин оценил складывавшуюся обстановку следующим образом:

“Разводимая веером армия Самсонова не могла уже быть сосредоточенной в дни решительного сражения с противником. Армейское сражение расчленилось на ряд совершенно изолированных корпусных боёв”.

Разгром и бегство

Связь между корпусами и штабом 2-й армии в самый ответственный момент сражений отсутствовала как т

аковая. Более-менее достоверных сведений о противнике войска не имели. “Остриё” своих контрударов русские направляли в пустоту, зато подставляли неприятелю собственные фланги и тыл.

Разгром был полный. Армия Самсонова частично оказалась в окружении, частично обратилась в бегство. Оказалось, что русские войска совершенно не были обучены отступать.

Для того, чтобы оторваться от неприятеля, прикрыв свой отход сильным арьергардом, нужны крепкая дисциплина, организованность и высокий моральный дух. А в русских полках в критический момент этих качеств не оказалось.

Штаб генерала Самсонова потерял все нити управления войсками и оказался в окружении. Казачий конвой командующего армией попросту разбежался, бросив и Самсонова, и его офицеров.

Армейская казна, погруженная на телегу, оказалась практически без охраны.

Зарыли под дубом

Вскоре генерал Самсонов погиб. Как точно - неизвестно. Рассказы очевидцев - весьма путаные. Один из офицеров в своих воспоминаниях утверждал, что генерал погиб от разрыва снаряда, другой - что, мучимый приступом астмы, он ночью отошёл от своих спутников и застрелился.

Оставшаяся группа штабистов попыталась пробиться к своим. В ней находились генерал Лебедев, полковник Вялов, несколько офицеров и солдат. 29 августа 1914 года все они оказались в болотистой местности неподалёку от городка Вельбарк (ныне Польша). Шли пешком. В группе была лишь одна повозка - в ней, укрытый брезентом, находился тяжёлый металлический ящик - казна.

Когда повозка застряла, сундук с золотом зарыли в тени большого дуба. На следующий день группа вышла из окружения в районе населённого пункта Остроленка.

Пленные солдаты 2-й Русской армии генерала Самсонова. Восточная Пруссия, 1914 год

Сундук с деньгами

Найти казну пытались несколько раз. В 1916-м, ещё во время первой мировой войны, сделать это пытались немцы. Безуспешно.

В 1920 году поисками занимался бывший царский генерал Носков, эмигрировавший после Октябрьской революции в Германию. Тоже без результата.

После второй мировой войны эта часть Восточной Пруссии отошла Польше. В шестидесятых годах прошлого века золото искали польские офицеры, вооружённые металлоискателями. Их сопровождал пожилой человек - по его словам, возница той самой брички, на которой везли металлический сундук с золотом. Ничего не вышло и на сей раз.

Так что клад до сих пор лежит в окрестностях Вельбарка. Искать его надо 30 августа, ровно в полдень. В этот момент тень от самой большой ветви старого дуба покажет место, где зарыта казна русской армии.

А. Захаров

   

236040, г. Калининград
ул. Черняховского, 17
(второй этаж)
тел. (4012) 991-210

Архив номеров
Архив номеров