Новые колеса / Политика / И СТА ЛЕТ НЕ ХВАТИТ! Губернатор Алиханов узнал, когда чиновники очистят янтарный рай от мусора

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • И СТА ЛЕТ НЕ ХВАТИТ! Губернатор Алиханов узнал, когда чиновники очистят янтарный рай от мусора

- Охрана окружающей среды - вопрос крайне у нас запущенный! - решительно произнёс врио губернатора Антон Алиханов. - Взять, к примеру, эту гигантскую свалку в посёлке Космодемьянского. Она уже десятилетиями отравляет воздух Калининграда. А комбинат “Дарита” с тысячами тонн отходов? А Цепрусс”? У меня такое ощущение, что этими вопросами вообще никто никогда не занимался...

Министры и прочие чиновники регионального правительства заёрзали в креслах. Мирно проспать оперативное совещание, похоже, было не суждено.

Никакого дела до экологии

- Существует ведь программа, - неожиданно возразил вице-премьер Александр Рольбинов. - И она предполагает...

- Программы и раньше существовали, Александр Семёнович, - перебил подчинённого Алиханов. - Но что толку? Что изменилось за последние годы? Вы мне скажите... Или за последние десять лет. Как эта свалка в посёлке Космодемьянского была... Как чадила, так она и чадит. Вы же сами, уважаемые коллеги, дышите этим воздухом! Неужели ни у кого...

Начальник янтарного рая вдруг замолчал.

- В повестке дня у нас значится доклад по экологии, - воспользовавшись паузой, напомнила врио министра инфраструктуры Елена Дятлова. - Давайте, послушаем...

- Хорошо, - согласился Алиханов. - Просто я вижу, что этот вопрос никого всерьёз не интересует. Никто им не занимается. Потому что главы муниципалитетов озабочены лишь землёй и строительством. А до экологии им никакого дела нет. Я правильно говорю, Александр Георгиевич?

- От муниципалитета Калинин­града сегодня никого нет, - подсказал кто-то из клерков.

- Как это? - удивился Алиханов. - А где Ярошук? Хорошо... Потом разберёмся. Давайте, доклад по экологии.

Отравляют воздух

К трибуне бодро прошагал Юрий Шитиков, врио министра природных ресурсов и экологии, и сразу затараторил.

- Приоритетные направления развития в сфере экологии и природопользования разработаны исключительно для комфортности проживания на территории Калининград­ской области...

- В атмосферу Калининграда выбрасываются сотни тонн вредных веществ, - приземлила чиновника-эколога Татьяна Груничева, советник губернатора. - И 70% этих выбросов приходится на автотранспорт. Сколько мы ни обращались, чтобы запретить эксплуатацию в областном центре старых, выслуживших свои сроки автобусов, которые нещадно отравляют воздух нашего города...

- И-и? - Шитиков вытянулся в струнку, театрально приложив руку к уху.

- Так меня интересует, услышим ли мы сегодня в вашем докладе освещение этой темы.

- С удовольствием отвечу, - расплылся в улыбке министр. - Я этой темы касаться сегодня не буду. И вообще не буду. Потому что не наша юрисдикция. Мы за это не отвечаем!

Безбожно штрафовать

- Как так? - удивился губернатор. - Защита окружающей среды - не ваша зона ответственности? А кто отвечает?

- Мы берём под контроль выбросы загрязняющих веществ только от стационарных источников, - сделал реверанс главный по экологии.

- Минуточку, - нахмурилась Груничева. - А кто тогда за выбросы из выхлопных труб автомобилей отвечает?

- Как кто? - прищурился Шитиков. - Это всё - деятельность муниципалитетов. Причём здесь я? И моё министерство... Главы муниципалитетов должны шевелиться. И экологически чистыми автобусами город обеспечивать. И перехватывающие парковки строить. Чтобы все в центр на своих автомобилях не тащились. И...

- Что вы осеклись на полуслове? - Алиханов подбодрил докладчика. - Продолжайте.

- Ну, и, конечно, должны к административной ответственности привлекать тех водителей, которые ездят на транспорте с нарушением экологических норм выброса вредных веществ в атмосферу. Безбожно штрафовать их надо, - продолжил докладчик. - А за всё в ответе - главы муниципалитетов. И только они!

Главы муниципалитетов недовольно загудели.

- Нашли крайних! - донеслось с галёрки.

20 тысяч тонн заразы

- Итак, вернёмся к основной теме доклада, - откашлялся Шитиков. - Я хочу нас всех поздравить! Мы заняли первое место в Северо-Западном регионе. Потому что за весь 2015 год мы выбросили в окружающую среду 20 тысяч тонн загрязняющих веществ...

- Позвольте, Юрий Владимирович, - нахмурился губернатор. - Я опять вынужден вас перебить. Это как понимать? Первое место?! Получается, мы сильнее всех отравляем окружающую среду?

- Антон Андреевич, вы совсем не так всё поняли, - ухмыльнулся министр. - Всё наоборот! У нас экология - на высоте. Могу в сопоставлении дать цифры... Например, в Великом Новгороде выбросы составляют 47 тысяч тонн. В Пскове - 27 тысяч тонн.

- А у нас? - часто заморгала Дятлова.

- Так я же говорил, - хмыкнул Шитиков. - У нас 20 тысяч, а у них - 47 тысяч. Поэтому мы и лучшие.

- Послушайте, Юрий Владимирович, - строго посмотрел на докладчика Алиханов. - Когда мы в год выбрасываем 20 тысяч тонн вредных для здоровья человека ядовитых веществ, трудно вообще говорить о лучших и победителях. Абсолютными победителями мы станем лишь тогда, когда этот показатель у нас будет ноль-ноль.

- Это как?

- Это когда вообще ничего в атмосферу выбрасываться не будет! - рявкнул губернатор. - Давайте, продолжайте...

Пиррова победа

- Тогда я докладываю, что благодаря целому ряду мер, которые предприняло наше министерство, уровень выбросов в окружающую среду Калинин­градской области будет значительно снижен. Мы хотим в 2017 году достичь отметки 19,7 тысячи тонн.

- Я, может быть, ослышался, - Алиханов повернул в пол-оборота голову. - То есть у нас в 2016 году выбрасывалось 20 тысяч тонн отравы в окружающую среду, а после года плодотворной деятельности вашего министерства это количество было снижено на 300 тонн. И я могу сделать важный вывод. То есть, чтобы оздоровить в экологическом плане нашу область, вам и ста лет не хватит!

- Я готов продолжать свой доклад, - чиновник нервно забарабанил пальцами по трибуне. - Нам есть чем гордиться, Антон Андреевич. В 2014 году в акваторию было сброшено 102 млн. кубометров сточных вод. А в 2016-2017 годах, после ввода очистных сооружений, объём сбрасываемых сточных вод сократился до 21 миллиона. Не победа ли это?

- Фальсификации над фактами, - резко возразила Елена Серая, врио министра регионального контроля.

Капля в море

- Это как? - вздрогнул Шитиков.

- Выброс отравляющих и прочих вредных веществ в акваторию Балтийского моря у нас увеличился, а вы даёте положительную динамику, - наседала Серая. - Как вас понимать?

- Как понимать? Как понимать? Понимаете... - докладчик промокнул платком вспотевший лоб. - Коммунальные стоки - это капля в море. Основное загрязнение идёт за счёт сельского хозяйства. Химические удобрения попадают в акватории - и их отравляют.

- Юрий Владимирович, вы не ответили на поставленный вопрос, - Алиханов бросил недовольный взгляд на подчинённого. - Причём здесь вообще Балтийское море и сельское хозяйство?

- Сельское хозяйство! - воскликнул чиновник. - Конечно, оно играет решающую роль в загрязнении акваторий. Причём всех. Вот у нас сейчас возникли разногласия с Литвой... С литовской стороной. Они необыкновенно в большом количестве загрязнили Виштынецкое озеро. И вся эта отрава идёт к нам...

- Я вас правильно понял, Шитиков, что Литовская Республика, являясь членом Евросоюза и выполняя международные конвенции по защите окружающей среды, загрязняют Виштынецкое озеро более активно, чем мы?

- А чё здесь удивительного? - экологический министр упёр руки в бока. - Они занимаются сельским хозяйством, они применяют химические удобрения... И вот - результат.

- А мы?

- Мы не занимаемся сельским хозяйством, поэтому ничего и не за­грязняем.

Меньше картошки - чище вода!

- Хочу с вами не согласиться, - раздался истошный вопль Натальи Шевцовой, врио министра сельского хозяйства и рыболовства.

- Что значит, мы не занимаемся сельским хозяйством?! Я в министерстве сельского хозяйства Калинин­градской области с 2011 года работаю. И авторитетно вам заявляю: в Нестеровском районе развитие сельского хозяйства имеет хорошие показатели и положительную динамику.

- Да! - расхохотался Гарри Гольд­ман, врио заместителя председателя правительства. - Хорошую мы здесь только что формулу вывели: чем меньше картошки, тем чище вода!

- Коллеги! - Алиханов потребовал прекратить перепалку. - Шитиков, вы лучше объясните нам, почему “Цепрусс” до сих пор не показан в программе. Это же основной загрязнитель водных и атмосферных ресурсов. Проблема!

- С “Цепруссом” проблема? - докладчик изобразил удивление.

- Там же короотвал! - сверкнул глазами губернатор. - И он в собственности какой-то фирмы с уставным капиталом в 10.000 рублей. И взять с них - нечего. Один стул и стол. Плюс десять тысяч. А короотвал этот горит постоянно. Будем вести работу по ликвидации этого объекта. И очень плохо, что ваше министерство, Шитиков, этим совсем не занимается... Вы представьте, коллеги: высота короотвала там составляет 13-14 метров. И когда вся эта масса начинает гореть, затушить её бывает очень проблемно.

Золоотвал на берегу

- Но это ещё не всё... - губернатор отхлебнул из стакана минералки. - Ведь есть ещё и золоотвал. Зола складирована. Прямо в городской черте. На самом берегу Преголи. Сотни тысяч тонн. И она тоже оказывает негативное воздействие на окружающую среду. И на условия комфортного проживания в Калинин­граде.

- Вы знаете, одна часть моего доклада была посвящена проблемам акватории Преголи, - начал было Шитиков.

- Вы нас больше не мучайте! - строго сказал докладчику Алиханов. - И больше не надо читать таких докладов. Многое, о чём вы нам сегодня здесь говорили, просто не с чем сравнить. Вот, скажите, мы много сегодня времени потратили на то, чтобы понять, что в акватории нашего региона сбрасывается много отравленных сточных вод. Вы ведь берёте с предприятий плату за сброс вредных веществ. Так вот, скажите: этой платы хватает, чтобы нормализовать чистоту водоёмов?

- Э-э нет! - хитро прищурился Шитиков. - Мы берём плату не за сброс, а за негативное воздействие.

- А в этом есть логика?

Вырубить и выкосить

- Теперь ещё один вопрос... - задумался глава региона. - А у нас хватает арендной платы на восстановление лесов после варварской вырубки, которую производят арендаторы?

- Этот платёж не имеет никакого отношения к восстановлению лесов, - мгновенно отреагировал докладчик. - Потому что арендатор исключительно самостоятельно ведёт работы по лесовосстановлению.

- Это же фикция! - вскричал Алиханов. - Арендатор берёт в аренду лес на два-три года. И пытается из этого леса выжать максимум. Вырубить, выкосить... Всё подряд! И вы всерьёз считаете, что арендатор будет добросовестно и инициативно высаживать новый лес? Особенно, если его к этому не принуждать силовыми мерами?

И этот арендатор будет вкладывать в восстановление леса деньги, будучи уверенным, что через год-два уйдёт в другой бизнес? Наивность! Им же руководит лишь дикая страсть наживы! Не надо больше таких докладов, Юрий Владимирович.

Ю. ГРОЗМАНИ



Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money