Игорь Рудников

Учредитель

газеты,

журналист

Игорь

Рудников.

Депутат

Калининградской

областной

Думы

 
 

НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Кёнигсберг - Калининград / НОВЫЙ ХРИСТОС В КЁНИГСБЕРГЕ. Мать Захариаса Вернера утверждала, что её оплодотворили на небесах - с помощью Святого Духа

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • НОВЫЙ ХРИСТОС В КЁНИГСБЕРГЕ.
    Мать Захариаса Вернера утверждала, что её оплодотворили на небесах - с помощью Святого Духа

Наша сегодняшняя “прогулка” - по Кёнигсбергу прославленного драматурга-романтика Фридриха Людвига Захариаса Вернера (Friedrich Ludwig Zacharias Werner). 18 ноября 1768 года он родился в столице Восточной Пруссии - и через 54 года (он умер 17 января 1823 года) стал частью её истории.

Вороватые кухарки

Конечно, строго говоря, Захариаса Вернера связывают с “городом К.” только ранние годы. Как и Эрнста Теодора Амадея Гофмана, у родственников которого мать Вернера арендовала первый этаж дома. И юный Гофман, восклицавший в бессильной ярости “Что за родственников дала мне судьба?!”, утешался лишь осознанием факта: мать Захариаса Вернера была ЕЩЁ ХУЖЕ.

Эта женщина то и дело раздражалась громкими истерическими рыданиями, после чего с усердием принималась за домашние дела. Служанки в доме не задерживались - фрау Вернер буквально изводила их мелочными придирками. Ей постоянно мерещилось, что её обкрадывают, поэтому она лично наблюдала за тем, как кухарка отмеряет и отсыпает продукты для приготовления обеда и ужина. И постоянно требовала ЭКОНОМИТЬ: пересчитывала всё, вплоть до кофейных зёрен, засыпаемых в ручную мельницу.

Кёнигсберг

Бутерброд на человека

Гороховый суп варился таким жидким, что имел не жёлтый, а сероватый оттенок. Масло не ставилось на стол в маслёнке - его намазывали на хлеб тоненьким слоем из расчёта один бутерброд на человека.

Ни о каких лакомствах не шло и речи - пока фрау Вернер вдруг не взбредало в голову устроить Лукуллов пир. И тогда маленький Захариас запихивал в себя столько пирожных с кремом, сколько успевал проглотить - а потом его жестоко тошнило...

Из дому фрау Вернер выходила редко, общаясь только с такой же ипохондричкой, как сама - матерью Гофмана. Но главное: она была уверена, что её сын Захариас есть воплощение Иисуса Христа. А она сама - практически Дева Мария, ибо родила своего сына не от мужа. Судьба которого, кстати, прописана в биографии Вернера весьма туманно...

Превратить воду в вино

Фридрих Людвиг Захариас Вернер

По одним источникам, фрау Вернер - вдова, по другим - разведённая женщина, причём её экс-муж пользовался отнюдь не лучшей репутацией. Что, собственно, и сближало её с матерью Гофмана, находившейся в аналогичном положении.

Якобы настоящий отец Захариаса - Бог на небесах, он оплодотворил её с помощью Святого Духа... Она ИЗБРАНА, чтобы явить миру, вырастив и воспитав, новое воплощение Иисуса...

Воспитывался Захариас соответственно. Мать в припадке религиозного экстаза собственноручно мыла его (вплоть до его семнадцатилетия), а потом пила воду из тазика для ног.

Она то требовала от сына “чудес” (например, превратить воду в вино - и убеждала окружающих, что это у него получается), то готовила его “к грядущей жертве”, которую “новый Христос” неизбежно должен будет принять “за всё погрязшее в грехах человечество”.

Прибила гвоздями

Захариасу было шестнадцать лет, когда на его ладонях появились стигматы - кровавые язвы, следы воображаемых гвоздей. Впрочем, есть версия, что это были вовсе не стигматы, а реальные раны.

Оставленные самыми настоящими гвоздями, которыми фрау Вернер пронзила руки своего сына, “готовя” его к предстоящим мучениям...

Вернер Захариас изучал право в Альбертине. Посещал лекции Иммануила Канта - хотя и без особого удовольствия. Кант, читавший лекции с семи до девяти утра, действовал на студентов усыпляюще. И не только потому, что часы были ранними - в силу присущего ему педантизма Кант не ограничивался изложением “горячих” тем своей критической философии, а добросовестно пускался в экскурсы по географии, педагогике, астрономии, антропологии и т.д., и т.п. Так что редкий студент мог всё это вынести.

Увидеть Париж

После Альбертины Вернер отправился служить в Варшаву. В 1805 году перевёлся в Берлин.

В 1806-м Захариас написал произведение “Крест на Балтийском море” - о том, как столкнулись язычество с христианством. Основой сюжета стала печальная история святого Адальберта, казнённого пруссами.

В 1807 году, ободрённый успехом ещё одного произведения - “Мартин Лютер и освящение скалы” (о том, как схлестнулись католичество с протестанством) - Вернер вышел в отставку. И отправился путешествовать, вместе с Гофманом.

Матери дали сыновьям по пять фридрихсдоров. На скромненькое путешествие по Германии этого вполне могло хватить. Но молодых людей манил Париж.

Застрелился на глазах

Захариас Вернер

Вернер (религиозный, но распутный) рассчитывал на чрезвычайную распущенность парижских нравов, кафешантаны и продажную любовь. Он предложил Гофману отправиться в игорный дом и “приумножить” выданные обеими маменьками деньги. Гофман согласился.

В итоге Вернер проиграл все свои деньги, а Гофман выиграл 5.000 талеров. По уговору, эти пять тысяч они поделили, и Гофман со своими деньгами отправился в гостиницу, а Вернер снова пошёл играть.

Дальше мнения биографов по поводу Гофмана расходятся. Одни говорят, что ему встретился старый офицер, наблюдавший за ним в игорном доме, и сказал: “Молодой человек, если вы пойдёте по этой дорожке, вы сорвёте банк. Но когда банк будет сорван, вы станете добычей дьявола. Как я...” И тут же, на его глазах, застрелился.

После чего Гофман кинулся в первую попавшуюся церковь и опустил все деньги в коробку для пожертвований.

Изнасиловать служанку

Другие биографы утверждают, что Гофман воспользовался своей частью выигрыша, чтобы заткнуть рты особо навязчивым кредиторам.

А Вернер, получив 2500 талеров, вернулся в игорный дом. И просадил всё до последнего пфеннига. Так он и остался без распутного Парижа. Денег на проституток не осталось.

Впрочем, “распущенности нравов” Захариасу хватило и в Германии. Так, в Веймаре, куда он приехал погостить у знакомых, он попытался изнасиловать молоденькую служанку. Её послали к Вернеру, чтобы пригласить его на обед, а вернулась она вся зарёванная, в измятой и изорванной одежде...

Однополое венчание

Э.Т.А. Гофман

Чуть позже Захариас познакомился с молодым поэтом Клеменсом Брентано. Его отец был итальян­ским купцом, а мать - Максимилиана фон Ла Рош - являлась в своё время объектом эротического восхищения Гёте.

После нескольких встреч влюблённый Захариас попытался официально обвенчаться с Клеменсом в церкви. Притом, что ни Вернер, ни Брентанона не были гомосексуалистами. Просто любимым занятием романтических гениев было - шокировать обывателя. Всем, чем угодно. От стихов до личной жизни.

Зарезать путника

Лучшим произведением Вернера считается “трагедия судьбы” под названием “24 февраля”. Захариас утверждал, что написал её после того, как его чуть не зарезали на постоялом дворе в одной немецкой деревушке.

Сюжет трагедии прост и жесток: в горах Швейцарии живут старик и старуха. Они погрязли в долгах, и завтра их должны выгнать из дому. Глубокой ночью в дверь стучится путник. Они дают ему ночлег.

...Предполагается, что театральная сцена должна быть перегорожена. На одной стороне путник стелет себе постель и укладывается спать. На другой - старик и старуха тихо сговариваются его зарезать: они увидели у него на поясе кошель, набитый монетами. Это - их шанс...

Убили своего сына

Тоненькая перегородка отделяет человека от “бушующего зла”... Старик режет уснувшего постояльца и завладевает деньгами. Но, когда счастливые муж и жена пытаются избавиться от тела, они узнают, что убитый - их собственный сын, беспутный и давно покинувший дом... Они считали его пропавшим, а он остепенился, разбогател и вернулся... Вот только - на свою беду - решил открыться не сразу.

“Трагедия судьбы” принесла Вернеру широкую известность. Но... в 1841 году он неожиданно обратился в католичество и стал священником.

Захариас Вернер

Впрочем, духовный сан не помешал ему упечь в дом сумасшедших свою матушку (она реально спятила). Приехав за матушкой в Кёнигсберг, Захариас ни с кем в городе не общался.

Содом и Гоморра

Раньше Вернер охотно цитировал немецкого писателя Иоганна Тимофея Гермеса, который говорил: “Поговорка “в большом городе и грехи большие” нигде не верна столь же мало, как в Кёнигсберге”. Теперь же он считал родной город буквально и Содомом, и Гоморрой. А старому своему приятелю Гофману предрекал “вечные муки в геенне огненной”.

Людей Захариас вообще сильно недолюбливал, замечая: “Лучше пасти овец, чем быть вожаком человеческого стада”.

Приход Вернер получил в Вене, где его проповеди производили на прихожан, мягко говоря, неоднозначное впечатление. Духовной поддержки ждать от него не приходилось. Время от времени прорывалось внушённое матерью представление о себе как о новом Христе.

Только если “старый” Христос пришёл в мир с любовью - “новый” отнюдь не был готов возлюбить ближнего как самого себя. В основном он произносил пламенные речи о плотском грехе.

Кусочек плоти

Кёнигсберг. Oberbergstrasse перекрёсток с Wernerstrasse

Однажды Захариас начал проповедь словами “о небольшом куске плоти, самой опасной части человека”.

Мужчины в церкви побледнели, женщины - покраснели, а Вернер продолжал в подробностях описывать кошмарные последствия “неправильного использования” означенного “куска плоти”.

- Хотите, я скажу вам, как называется этот крошечный кусок плоти?! - спросил Вернер у паствы, оцепеневшей от ужаса.

В церкви стояла гробовая тишина. Дамы, близкие к обмороку, судорожно сжимали в руках флакончики с нюхательной солью.

- Показать вам этот крошечный кусок плоти?!

Церковный староста медленно сел прямо на пол.

- Вот источник наших грехов! - и Вернер высунул ЯЗЫК.

Запущенный сифилис

...Конечно, подобные эскапады едва ли сулили ему кардинальскую мантию. К тому же он продолжал писать - стихи, трагедии, которые были преисполнены такого накала религиозных чувств, что граничили с ересью. Или - с наследственным безумием. Отягощённым болезнью, которую Вернер подцепил у проститутки в те дни, когда ещё искал порочных развлечений.

В пятьдесят пять лет Захариас умер от запущенного сифилиса. Великий Гёте снизошёл до эпитафии:

“У меня этот поэт, как бы честно я ни старался отнестись к нему с искренним сочувствием, всегда возбуждал ужас и отвращение, как прекрасно замысленное природой тело, снедаемое неизлечимым недугом”.

Ну а нам остаётся сказать: Захариас Вернер был не так уж и не прав, когда предсказывал “городу К.” судьбу испепелённых Содома и Гоморры. Но это уже совсем другая история. А наши “прогулки” - продолжаются.

Д. Якшина

   

236040, г. Калининград
ул. Черняховского, 17
(второй этаж)
тел. (4012) 991-210

Архив номеров
Архив номеров