Игорь Рудников

Учредитель

газеты,

журналист

Игорь

Рудников.

Депутат

Калининградской

областной

Думы

 
 

НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Кёнигсберг - Калининград / СКРОМНЫЙ ПИВОВАР ИЗ КЁНИГСБЕРГА. Даже портовые склады в древнем городе носили поэтические имена...

  • СКРОМНЫЙ ПИВОВАР ИЗ КЁНИГСБЕРГА.
    Даже портовые склады в древнем городе носили поэтические имена...

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Наша сегодняшняя “прогулка” вместе со специалистом по истории края Николаем Чебуркиным - по Кенигсбергу морскому.

Слезы Гелиад

Буксир тянет судно через разведённый Деревянный мост, 1935 год

...В древности Балтийское море называли поэтическим именем Эридан. В древнеримской мифологи именно это море - могила Фаэтона, сына Гелиоса - бога Солнца. Чтобы доказать сомневающимся свое божественное происхождение, самолюбивый и дерзкий юноша украл солнечную колесницу отца, но не смог справиться со стремительно несущимися конями и чуть не погубил в страшном пламени Землю. В гневе Зевс сбросил Фаэтона с колесницы, тот упал в воды Балтийского моря и утонул. Сестры Фаэтона, Гелиады, оплакали брата, и слезы их превратились в янтарь.

Пруссы, в давние времена жившие на юго-восточных берегах Балтики, были искусными рыбаками и охотниками. Они торговали со Скандинавией и другими странами, вывозя янтарь и мех куницы, а ввозя железо и соль. Один из германских хронистов в начале XII отмечал, что меха, “из-за которых в нашей стране разлился смертельный яд гордости”, пруссы почитают не более навоза и с легкостью меняют драгоценные шкурки на одежду из льна. Многие окрестные государства “точили зубы” о Самбийский полуостров. Известно, к примеру, что в середине Х века в устье реки Прегель высадился “морской десант” датчан, пожелавших основать здесь свою колонию.

Даны захватили Самланд, но... очень скоро переженились на вдовах убитых ими пруссов и как бы “растворились” в чужом этническом пространстве.

- В 1242 году купцы из Любека - столицы ганзейского купеческого союза - предложили руководству Тевтонского ордена создать в устье Прегеля торговую факторию. Однако территория Пруссии принадлежала язычникам, и реализовать идею купцы смогли только после того, как Тевтонский орден покорил пруссов и основал на их земле свое военно-религиозное государство. И то - далеко не сразу.

Поначалу Тевтонский орден мало волновала такая перспектива, как превращение завоеванной земли в некое связующее звено между западом и востоком. Но ганзейцы от своей идеи не отказались, - говорит Николай Чебуркин. - Союз Ганза своим существованием был обязан обилию рыбы в Балтийском море. Тогда в Европе оно было самым рыбным. В устьях рек кишмя кишели семга и угорь, сельдь проплывала в бесчисленном множестве.

“Сельдь <...> была важным историческим лицом очень своенравного характера, - писал Э. Лависс в “Очерках по истории Пруссии”, - и ее причуды не раз до глубины души волновали весь северный мир и стоили жизни тысячам людей. И когда рыба, изменив путь, пошла мимо Шонена и норвежских берегов, моряки последовали за ней. И ганзейцы, дав ряд сражений англичанам, шотландцам и голландцам, пустив ко дну немало иностранных кораблей, удержали за собой поле битвы. Лов сельди положил начало благосостоянию прусских городов...”

Плавучий монастырь

Благодаря наличию водного пути Кенигсберг превратился в крупный торговый центр... В разное время он бывал разным: столичным, университетским, городом-крепостью - но всегда оставался торговым. И - морским. Здесь начинался так называемый Янтарный путь, пересекавший Прегель - границу речного и морского судоходства.

Орден торговал в том числе с Новгородом и Москвой. Тот же
Э. Лависс писал:

“Немецкий торговый корабль был похож тогда на плавучий монастырь. Когда он, отправляясь в дальнее плавание, отходил на полдня пути от гавани, капитан собирал команду и пассажиров и держал речь: “...Мы предоставлены богу, ветрам и волнам, нас окружают опасности, нам грозят бури и морские разбойники. Не достигнуть нам цели, если мы не подчиним себя общему уставу. Начнем с молитвы, прося у Господа попутного ветра и счастливого пути, а затем изберем судей, которые будут судить нас беспристрастно”. По окончании молитвы и выборов читался устав, где говорилось: “Воспрещается богохульствовать, поминать дьявола и спать во время молитвы”. Эти христианские купцы являлись на туманных берегах Балтийского моря тем же, чем древние греки для залитых солнцем побережий Средиземного моря, то есть вестниками цивилизации”.

...В 1356 году Великий Магистр Тевтонского ордена Винрих Книпроде дал разрешение Альтштадту, Кнайпхофу и Лебенихту на постройку складов и причалов на прилегающих к трем городам участках реки. Это - официальная дата образования Кенигсбергского порта. Каждый из трех средневековых городов занимал свою территорию. Альтштадт - у Лаака, образованного рукавом Прегеля, а потом, после строительства в 1404 году Деревянного моста, также у Бычьего рынка и Ивовой дамбы. Кнайпхоф - с южной стороны Зеленого моста, от конца Кнохенштрассе до Клапервизе; Лебенихт - на Ангере.

Все склады носили поэтические имена: Лебедь на Райфшлагерштрассе, Пеликан - на Боньвергкгассе, Пастуший - в собственности Негелайня, Гриф - на Тренкгассе, Олень - на Фогельгассе... Кит - там же, Ноев Ковчег на Райфшлагерштрассе, Виноградный, Аист, Журавль и т.д. В Лебенихте имелся склад Скромного Пивовара.

Ни одного из них не сохранилось - их уничтожили частые пожары.

“Лаштадя”

Погрузочные причалы во всей Германии назывались Лаштади (от “Лаштадиум” - корабельный балласт, место для разгрузки судов). В Кенигсберге все, от молодого до старого, вне зависимости от пола и образования, называли их словечком “Лаштадя”. Старейшая кенигсбергская лаштадя располагалась до 1327 года на острове Кнайпхоф.

В 1440 году река Прегель вдоль набережных Альтштадта и Кнайпхофа была углублена, а еще через двести лет член Кнайпхофского городского Совета Лоренц Гедлер проложил вдоль берегов Прегеля протяженную дамбу, которая в 1736 году была удлинена до залива.

Вплоть до XVIII века Кенигсберг почти не занимался судостроением. Товары вывозились и привозились ганзейскими судами, а также датскими, голландскими и шведскими. Город был перевалочной базой между Россией и странами Северной и Средней Европы. С одной стороны, это было выгодно: не нужно было тратить деньги на строительство судов; с другой - отсутствие собственных судоходных компаний ставило всю кенигсбергскую торговлю в зависимость от партнеров.

Эта ситуация особенно обострилась при герцоге Альбрехте, который был одержим идеей распространения идей протестантизма, а к торговле относился постольку-поскольку. Россия же вела тяжелую войну в Ливонии, потом воевала с Польшей и Швецией, что надолго вычеркнуло ее из списка VIP-торговых партнеров герцогства.

И только в XVIII веке Кенигсберг начинает строить собственные корабли - в том числе и с подачи русского царя Петра I, который предложил Фридриху Вильгельму I в ходе Северной войны оснастить три или четыре судна.

Пётр I позвал всех к столу

В начале XVIII века Кенигсбергскую гавань ежегодно посещало более 800 кораблей. На одном из них и приплыл Петр I. В историческом романе Алексея Толстого это описано так:

“<...> С левого борта вдали плыли песчаные берега. Изредка виднелся парус. На запад за край уходил полный парусов корабль. Это было море викингов, ганзейских купцов, теперь - владения шведов <...> Подплыв, выстрелили из пушки, бросили якорь. Капитан просил московитов к ужину <...> Поутру вылезли на берег. Особенного здесь ничего не было <...> Мужики в кожаных шапках-зюйдвестках, губы бриты, борода только на шее. Ходят, пожалуй, неповоротливей нашего, но видно, что каждый идет по делу, и приветливы без робости.

Петр спросил, где у них шинок. Сели за дубовые чистые столы, дивясь опрятности и хорошему запаху, стали пить пиво <...> Рыбаки и рыбачки заглядывали в окна, стояли в дверях. Петр весело подмигивал этим добрым людям, спрашивал, как кого зовут, много ли наловили рыбы, потом позвал всех к столу и угостил пивом”.

...В 1811 году управление кенигсбергскими и пиллаускими портовыми сооружениями было передано городскому купеческому сословию. Деятельность порта заметно оживилась. В 1828 году в городе был основан завод “Унион Гиссерайт” (Литейный завод Унион), выпускавший, кроме различной металлопродукции, паровозы и суда. Кстати, в середине XIX века первое железное паровое судно “Шнель” регулярно “бегало” между Кенигсбергом и Тильзитом.

(Со временем завод “Унион” приобрел несколько верфей и построил на южном берегу Прегеля большой производственный комплекс.

Впоследствии, в ходе кризиса 20-х годов ХХ века, часть его выкупила судостроительная компания “Шихау”. Сейчас в этом комплексе располагается Калининградский судостроительный завод “Янтарь” - прим. авт.)

В 1879 году купцы Кенигсберга решили обзавестись морским каналом. Они подсчитали, что убыток от перегрузки товаров в Пиллау на суда с малой осадкой составляет ежегодно около 450.000 марок. Был объявлен конкурс на лучший проект строительства судоходной трассы - с премией в 10.000 марок победителю. Первую премию получил Хуго Натус, строительный инспектор гавани Пиллау.

Морской канал

Купечество взяло на себя обязательство перечислять ежегодно 130.000 марок - в течение десяти лет. Остальные расходы взяло на себя правительство, понимая, что строительство канала будет способствовать процветанию всей Пруссии.

Канал предназначался для судов длиной до 120 м и осадкой до 6 м. Он связал Пиллау и Кенигсберг и был торжественно открыт 15 ноября 1901 года. Этот день в Кенигсберге был объявлен праздничным.

...Потомок Хуго Натуса, Рудольф Райхерт, 1909 года рождения, пребывая в доме престарелых в Германии, вспоминал:

“Прусское государство представило проект морского канала на Парижской Всемирной выставке <...> и получило золотую медаль, которая с грамотой была передана Хуго Натусу. Она побывала у меня в руках, когда я был мальчиком. Она, к моему разочарованию, была из бронзы. Моя бабушка, его дочь, сказала мне, что в грамоте было написано, что имеется право покрыть медаль позолотой <...> Позже правительство Кенигсберга присвоило одному из своих пароходов имя прадеда.

Я видел его с берега Прегеля в начале лета 1933 года, прямо против 5 бассейна порта... когда я был еще студентом, совмещающим работу с учебой”.

Старинная улочка в складском районе порта, 1915 год

Натус умер в 1912 году, в возрасте 87 лет. В газетах появился некролог, где Натуса назвали “тайным строительным советником, кавалером высшего ордена, куратором и учредителем академического общества “Мотив” - но не упомянув отдельной строкой о Морском канале, вполне сопоставимом по изяществу инженерного решения со знаменитым Суэцким.

...В 1897 году на набережной Прегеля были построены зернохранилище и вальцовая мельница. Кстати, старый порт располагался в центральной части города - он простирался от нынешнего Литовского вала до Гвардейского проспекта.

...Зерновое хранилище было гигантским - 135 м в длину, 35 м в ширину, 47 - в высоту. Для его сооружения потребовалось более 7 миллионов штук кирпича, возведено оно было на 8000 железных сваях и состояло из четырех элеваторов общей емкостью в 56 тысяч тонн. До 1930 года это был самый крупный зерновой склад в Европе - так же как вальцовая мельница являлась самой большой из всех, когда-либо построенных для переработки ржи.

Десятиэтажное здание зернохранилища сгорело в 1945 году. Уцелела только центральная часть, на остатках которой был размещен радиоламповый завод на Правой Набережной. Мельница сохранилась - теперь там мелькомбинат.

Зачем Шенген на Чукотке

...Новый порт был построен после Первой мировой войны - прямо напротив этих сооружений. Архитектором был инженер Корнелиус Кучке. Предусматривалось, что в новом порту будет пять гаваней, но построили только три - Свободную (600 м в длину, и от 80 и до 120 м в ширину, с причальной стенкой протяженностью в 450 м), Индустриальную (по площади в два раза больше Свободной) и Лесную (1030 м в длину, 80 м в ширину, от 3 до 6,5 м в глубину).

Порт был торжественно открыт 13 июня 1924 года обер-бургомистром Гансом Ломейером. Имевший 100.000 квадратных метров навесных и складских помещений, оснащенный тридцатью электрическими и портальными кранами, он считался самым современным на Балтийском море.

(Предполагалось также открыть Вольную гавань - где, благодаря так называемому режиму портофранко все привозимые из России товары должны были обрабатываться в Кенигсберге и отправляться дальше за границу без всяких пошлин и таможенных ограничений. Со временем Вольная гавань стала бы Русской гаванью, но... не срослось.)

Чуть раньше, в 1920 году, по инициативе консула Освальда Хаслингера была создана Морская служба Восточной Пруссии - специальная пароходная компания, которая наладила бесперебойные перевозки по Балтийскому морю и соединила тем самым метрополию и отрезанную от нее Восточную Пруссию.

(Опять-таки наглядный пример того, КАК заботилось правительство Германии о своей анклавной территории. А у нас... известно, что еще в конце 90-х годов Евросоюз, по инициативе готовившейся к вступлению в него Литвы, предложил обеспечить всех жителей Калининградской области Шенгенскими визами. Бесплатно. Правительство России отказалось: дескать, обеспечивайте визами всех россиян, включая жителей Чукотки. С какой, мол, стати у калининградцев должны быть какие-то преференции?! В Евросоюзе - и в Литве - только руками развели. А Кремль до сих пор гордится своей твердостью: дескать, не допустил нарушения конституционных прав граждан в Тамбове или Чите - на свободное перемещение. Ну а то, что ущемлены наши права - кого волнует?

Моя подруга, живущая в Петербурге, осенью прошлого года родила. Хотела приехать к маме в Светлый, провести зиму. Ей сказали: необходим загранпаспорт, куда надо вписать и месячную дочь. Предварительно ее сфотографировав. В студии. Представляете эту картину?.. На самолет у нее денег нет. Так и сидит в Питере. Ждет, когда ребенок научится держать голову - чтоб можно было усадить перед фотообъективом.

Попробуйте-ка растолковать эту анекдотическую ситуацию жителям какого-нибудь Томска - не поймут! Чтоб из России в Россию ездить исключительно по загранпаспорту, выправленному, кстати, за собственные денежки?.. И чтобы ребенок не мог попасть к родной бабушке, потому что у него, месячного ребенка, загранпаспорта нету?.. Это как на идиотском плакате, о котором мы уже упоминали: физиономия расплывшегося в глупейшей улыбке пацана и слоган: “Россия без границ. Не забудь получить загранпаспорт!” - прим. авт.)

Картошка с селедкой

Морская служба работала до 1939 года. Вскоре после начала Второй мировой войны ее суда “Таненберг”, “Пруссия” и “Ганзейский город Данциг” стали минными тральщиками... которые в 1945-м были наспех перекроены в советские рыболовецкие траулеры: страна-победитель остро нуждалась в рыбе. И прежде всего - в селедке, которая вместе с картошкой составляла основной рацион советского народа.

Тогда же, в 1945-м, в новоприобретенной Кенигсбергской области появились два порта: рыбный (он занял Лесную гавань) и Торговый (Индустриальная и Свободная гавани).

Кстати, в Кенигсберге отдельного рыбного порта не было, т.к. не имелось такой направленности (рыбу добывали в основном для собственных нужд и торговали ею во внутренней гавани порта, на специальном Рыбном рынке) - а при советской власти рыбодобывающая промышленность Калининградской области составляла 10% от всесоюзной.

...”Новейшая история” обоих портов достаточно драматична - и здесь мы ее касаться не будем. Скажем лишь: в последнее время о них практически не говорят как о “градообразующих предприятиях”. Флот распродан, калининградские моряки ходят под чужими флагами, “рыбные” вузы готовят “специалистов широкого профиля” - экономистов, менеджеров... специализированные рыбные магазины - “Океан” и “Дары моря” - приказали долго жить. Перепрофилированы-с. А рыба давно уже стоит не дешевле мяса - самая обычная, не говоря уже о таком деликатесе, как балтийский лосось или угорь... И что впереди - сказать трудно.

Радует одно: любой портовый город - город вольный. По крайней мере, - “вольнее” своих континентальных собратьев.

Знаете, когда ты возвращаешься домой... в начале XXI века... и видишь мачты парусника (“Крузенштерн” стоит на ремонте) - ощущение возникает романтическое. Как будто ты - персонаж романов Грина, а вокруг - Зурбаган или Лисс. А это значит, что еще не все потеряно. Что бы с нами ни случилось - чужое былое величие, сойдясь на перекрестке времен с нашей русопято-переселенческой “вольницей”, дало разительный эффект. Никем еще не изученный, но реальный. И очень может быть, что история “загибающейся” Калининградской области на новом витке превратится в историю республики - процветающей и свободной как море.

Ну а наши “прогулки” - продолжаются.

Д. Якшина

   

236040, г. Калининград
ул. Черняховского, 17
(второй этаж)
тел. (4012) 991-210

Архив номеров
Архив номеров