Игорь Рудников

Учредитель

газеты,

журналист

Игорь

Рудников.

Депутат

Калининградской

областной

Думы

 
 

НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Кёнигсберг - Калининград / ЧЁРНЫЙ РЕЙТАР ИЗ КЁНИГСБЕРГА. Как Юрген Фаренсбах защищал русскую столицу

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

15-летний солдат

В 1385 году от рождества Христова славный рыцарь Вильгельм Фаренсбах получил от своего родного дяди, магистра Тевтонского ордена Винриха фон Книпроде, приказ отправиться в Ливонское ландмайстерство. Тамошним братьям требовалась помощь - они подверглись очередному опустошительному набегу новгородцев, которые разорили окрестности замка Нейгаузен и увели с собой множество пленников.

После тяжёлого ранения Вильгельму пришлось оставить военную службу, он поселился на острове Эзель и женился. Через несколько лет у его потомка, фогта (наместника) местечка Куресааре, родился одиннадцатый сын - Юрген. Восемь братьев и сестёр младшего Фаренсбаха умерли ещё в младенчестве, а двое уцелевших мальчиков занимались военным делом. Такая же участь была уготована Юргену.

В 1565 году, когда Юргену едва исполнилось 15 лет, отец посчитал его достаточно взрослым и отправил в соседнюю Швецию - обучаться военному делу.

С того времени ратное ремесло стало для юного Фаренсбаха любимой профессией - он стал бродячим наёмником.

Бродячий наёмник

В те годы Швеция вела войну против Дании, Любека и Польши. Шведы вторглись в Норвегию, где были наголову разбиты датчанами. Юрген попал в плен. Однако как только Фаренсбах оказался в Дании, он сбежал из-под стражи и подался во Францию. Естественно, “опытный ветеран” на новом месте сразу же записался в армию.

Поучаствовав в кровавой гражданской войне между католиками и протестантами, Юрген через год бросил французов и уехал в Австрию. Император Максимилиан II вёл жестокую войну с турками. Воевать с “неверными” Фаренсбаху было больше по душе.

На полях брани в Венгрии Юрген овладел премудростями рейтарской тактики немецких наёмников и к окончанию боевых действий стал отменным воякой.

Как только Австрия заключила мир с Османской империей, Юрген подался в Ливонию. С некоторых пор “солдат удачи” мечтал послужить наёмником в таинственной Московии. Об этой экзотической стране мало кто знал что-то толком. Тем лучше - более увлекательного приключения трудно было представить!

Заковали в кандалы

В Прибалтике было неспокойно. С 1558 года шла война с Московским царством (эту войну на Руси называли “Ливонской”). Царь Иван Грозный, захватив на востоке Казанское и Астраханское ханства, обратил свой взор на запад. Однако война с ливонцами не принесла Московии желаемого быстрого прорыва к Балтике. Сражения шли с переменным успехом, обе стороны напрягали все силы, но конца и края войне не было видно.

В 1570 году, воспользовавшись очередным временным перемирием между враждующими сторонами, Юрген отправился из Ливонии в Москву. Как только Фаренсбах пересёк границу, его схватили, заковали в кандалы и бросили в темницу. Оно и понятно: типичный лазутчик.

Юргену грозила незавидная участь. Спасла его случайность...

Сожгли Москву

Крымский хан Девлет-Гирей решил положить конец экспансии Московии на мусульманский Восток. Заручившись поддержкой Османской империи, Девлет-Гирей вознамерился “вернуть правоверным” Казанское и Астраханское ханства, захваченные русскими. В 1571 году крымский хан собрал войско и двинулся на Москву.

Главные силы русских были заняты войной с ливонцами. Иван Грозный крепко рассчитывал на опричников. Однако эти “воины” привыкли “вынюхивать измену и выжигать крамолу” - то есть арестовывать, пытать и грабить неугодных царю бояр и их холопов. Так что на бой с крымскими татарами опричников собрать не удалось. Они с грехом пополам выставили всего один полк. Да и тот не оказал врагу должного сопротивления и отступил.

Войско Девлет-Гирея безнаказанно вышло к Москве и подожгло город. Спасавшихся бегством мирных жителей татары “взяли в полон”. Всего враг увёл в Крым не менее 60 тысяч пленников. Все окрестности Москвы подверглись жестокому разграблению. Это был серьёзный удар по престижу Ивана Грозного. Вместе с многочисленной свитой он бежал из разорённой столицы в Великий Новгород.

Стыд и позор

Через несколько недель крымский хан прислал царю Ивану гонцов с письмом.

- Жгу и пустошу всё из-за Казани и Астрахани, а всего света богатство применяю к праху, надеясь на величество божие, - заносчиво сообщил Девлет-Гирей. - Я пришёл на тебя, город твой сжёг, хотел венца твоего и головы, но ты не пришёл и против нас не стал. А ещё хвалишься, что-де московский государь! Были бы в тебе стыд и дородство, так ты б пришёл против нас и стоял!

Иван Грозный встретил ханских гонцов смиренно, одетый в крестьянскую сермягу.

- Видишь меня, в чём я? - обратился Иван к татарам. - Так-де меня хан сделал! Всё моё царство выпленил и казну пожёг, дати-де (одеть) мне нечево царю...

Девлет-Гирею московский царь передал следующее послание:

“Если ты сердишься за отказ к Казани и Астрахани, то мы Астрахань хотим тебе уступить. Только теперь скоро этому делу статься нельзя: для него должны быть у нас твои послы, а гонцами такого великого дела сделать невозможно. До тех бы пор ты пожаловал, дал сроки и земли нашей не воевал”.

Смертельная опасность

Однако Девлет-Гирей, поощряемый турками, закусил удила. Он решил попросту уничтожить Московское царство. Над русским государством нависла смертельная опасность. Иван Грозный понял, что никакими уступками не отделаться и принялся готовиться к войне.

Русские мобилизовали последние ресурсы. С большим трудом формировались полки для отражения нового нашествия. Понятно, что не все бойцы были лучшего качества - на полях в Ливонии слишком много воинов полегло, а новых хорошо обучить не хватало времени. В этой ситуации для укрепления армии использовали любую возможность. Тут и до Юргена Фаренсбаха дошёл черёд.

Юргена вызвал к себе русский бородатый воевода и без обиняков спросил, не пожелал бы он землю христианскую от поганых басурман оборонить. Фаренсбах дал согласие, его освободили от оков, обласкали и... отправили в Ливонию.

- Собери резвых немецких людей, до ратного дела охочих, - напутствовал Юргена воевода. - Да числом поболее. Заплатим, не скупясь.

Фаренсбах подивился такому доверию, но миссию выполнил. Вскоре Юрген вернулся с тремя сотнями наёмников. Немного, конечно, зато все - отборнейшие вояки, “чёрные рейтары”.

Убийственная тактика

Чёрные рейтары отличались от всех прочих кавалеристов того времени особой тактикой ведения боя. На вооружении они имели от двух до пяти пистолетов и сближались с противником в чёткой колонне, насчитывающей до десятка шеренг.

Сблизившись с врагом, первая шеренга палила из всех пистолетов, после чего организованно отходила в тыл колонны. Затем залп производила вторая шеренга, за ней третья и так далее. Отходя назад, рейтары перезаряжали пистолеты и ждали своей очереди открыть огонь. Колонна действовала слаженно, как машина.

Такая тактика требовала отлично вышколенных лошадей, высочайшей дисциплины и организованности кавалеристов. Кроме немцев тогда так никто не воевал.

Наёмников из Германии высоко ценили во всех армиях Европы. Появление на поле боя рейтаров часто наводило ужас на врага. Зная это, рейтары красили свои доспехи в чёрный цвет - для устрашения (психологического воздействия на противника).

Вот с такими ребятами Юрген прибыл в Московию. Это были типичные представители того времени - они воевали на стороне тех, кто больше платил. Но дрались рейтары хорошо - этого не отнять.

“Еду на царство!”

Летом 1572 года Девлет-Гирей объявил, что “идёт в Москву на царство”. То есть начинает войну не с целью грабежа, а ради покорения русского государства. Все земли Московии крымский хан заблаговременно поделил между приближёнными мурзами (сановниками). Не менее 60 тысяч татар с немалым числом пушек двинулись в поход.

Русские сумели собрать около 25 тысяч стрельцов и ополченцев. Под командованием князя Михаила Воротынского они встали заслоном у реки Ока в районе Серпухова - всего в 100 километрах от столицы.

26 июля татарское войско вышло к Оке как раз у Серпухова. Русские полки хорошо укрепились на противоположном берегу и отбили все попытки врага переправиться через реку. Тогда хан Девлет-Гирей оставил напротив Серпухова небольшой заслон, а основные силы разделил на две части: они обошли армию Воротынского с двух сторон, форсировали Оку в незащищённых местах и устремились к Москве.

Девлет-Гирей уже предвкушал победу.

“Москва за нами!”

Однако князь Воротынский был опытным воеводой и предусмотрел подобный вариант развития событий. Воротынский отправил вдогонку татарам передовой полк Дмитрия Хворостинина - около двух тысяч отборных всадников вместе с сотней немецких рейтаров. Главные силы русских пешим порядком последовали за кавалерией.

29 июля полк Хворостинина вскоре настиг арьергард татарского войска и в жестокой сече разгромил басурманов. Девлет-Гирей, не дойдя до Москвы всего 30 километров, вынужден был развернуть главные силы на 180 градусов и атаковать русский передовой полк. Воины Хворостинина начали организованный отход.

Рейтары Фаренсбаха отступали последними, чем заслужили похвалу воеводы. 30 июля Хворостинин заманил татар к деревне Молоди. Здесь, согласно уговору, Воротын­ский развернул главные силы русского войска.

Стрельцы и ополченцы укрепились в гуляй-городе - мобильном укреплённом лагере, состоявшем из повозок и толстых деревянных щитов с бойницами. Татары с ходу попали под огонь русских пищалей, понесли потери и отошли.

Девлет-Гирей стал готовиться к решающему штурму.

“Руки поотсекли”

Трое суток Юрген с уцелевшими рейтарами и русскими воинами отбивали бешеные атаки татар. Раз за разом на гуляй-город накатывались волны враже­ской конницы - и каждый раз татары были вынуждены отходить назад.

В промежутках между приступами рейтары и русские кавалеристы совершали дерзкие вылазки и громили врага на открытом месте. Девлет-Гирей приказал своим воинам спешиться и атаковать гуляй-город в одном строю с янычарами.

Крымцы полезли на деревянные стены, устилая всё вокруг своими трупами, а хан бросал в бой всё новые силы. Нападавшие рубили русские повозки саблями, расшатывали стены руками и пытались через них перелезть.

- И тут много татар побили, - вспоминал позднее Юрген, - и руки поотсекли бесчисленно много.

Разгром крымцев

2 августа татары бросились в очередную атаку. Их число сильно поубавилось - потери были велики. Дождавшись, когда главные силы крымцев в очередной раз втянулись в кровавую схватку за гуляй-город, воевода Воротынский незаметно вывел большой полк в лощину, обошёл нападавших и ударил татарам в тыл.

Одновременно из-за стен гуляй-города совершили вылазку и воины Хворостинина с рейтарами. Не выдержав двойного удара, крымцы и турки побежали. Потери были огромны: погибли все семь тысяч янычар, большинство татарских мурз, а также сын, внук и зять самого Девлет-Гирея. Множество высших крым­ских сановников попало в плен.

- И много тех татар побили, - доложил князь Воротынский о результатах битвы, - а иные перетонули, а иные ушли за Оку.

Царская милость

Московское царство устояло. Юрген вместе с выжившим десятком рейтаров получил щедрую награду. Но оставаться на службе у Ивана Грозного никто из немцев не захотел - война с неверными закончилась, с Девлет-Гиреем был заключён мир. Рейтары отправились искать счастья в Австрию, где можно было повоевать с турками.

Юрий Францбеков (так звали Юргена русские) о своём решении никогда не жалел. Всего через 10 месяцев после славной победы при Молодях князя Воротынского арестовали по приказу Ивана Грозного и обвинили в том, что он “хотел околдовать самого царя”.

Воевода не выдержал пыток и помер. А вот Юрген Фаренсбах благополучно дожил до глубокой старости.

А. Захаров

   

236040, г. Калининград
ул. Черняховского, 17
(второй этаж)
тел. (4012) 991-210

Архив номеров
Архив номеров