Игорь Рудников

Учредитель

газеты,

журналист

Игорь

Рудников.

Депутат

Калининградской

областной

Думы

 
 

НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Кёнигсберг - Калининград / УБИТЬ ЖЕНУ В КЁНИГСБЕРГЕ. В багажнике “Ханомага” торговец зерном вывез труп своей супруги и утопил в пруду

  • УБИТЬ ЖЕНУ В КЁНИГСБЕРГЕ.
    В багажнике “Ханомага” торговец зерном вывез труп своей супруги и утопил в пруду

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Призрак Кёнигаллее

...Кёнигсберг. Понедельник, 18 октября 1937 года. 2 часа ночи 30 минут.

Чёрный осанистый “Ханомаг-Штурм”, поскрипывая резиной, завернул на Лаускараллее.

Франк Неклер резко выкрутил руль, чтобы объехать стоящий у тротуара громоздкий фургон. Повернул направо, и его “Ханомаг” покатил по набережной Преголи. Ещё поворот, потом ещё...

- Только бы поскорее вырваться из города, - как заклинание твердил Франк. - И не напороться на полицейский пост...

Франк вдавил педаль газа до полика. Мощный мотор “Штурма” выдавал максимальные обороты. Машина как призрак неслась в ночи по пустынной Кёнигаллее. Сидящая рядом Катарина вцепилась в дверную ручку и молчала, думая о чём-то своём.

...Лабиауштрассе. Машину сильно тряхнуло. Франк не заметил выбоины на дороге.

Миновали мирно спящий аэродром Девау...

Спрятано в “Штурме”

...Стрелка часов перед глазами продолжала свой однообразный бег. Три часа ночи. За поворотом - дорога на замок Нойхаузен. Осталось ещё километров сорок...

Ночь по-прежнему темным-темна. Это им поможет. Не зря они выбрали октябрь.

Франк внимательно следит за дорогой. Вот уже и окраина Лабиау. Железнодорожный переезд. К счастью, никого. Шлагбаум открыт. Не хватало ещё, чтобы его приметную машину опознал потом начальник переезда или путевой обходчик. Они должны добраться до места никем незамеченными.

...Лабиау. Город спит.

- Смотри! - дёргает его за рукав Катарина.

Навстречу, накренившись на бок, тяжело шёл грузовик с прицепом, до отказа нагруженный бочками. Завывающий дизелем “Фомаг” занимал почти всю проезжую часть. Франк, чтобы его пропустить, крутанул рулём и заехал на тротуар.

Разъехались... Не хватало ещё попасть в аварию с такой-то поклажей в багажнике.

Тяжёлая усталость наваливается на плечи Франка. Хочется пить...

Кёнигсберг. Вид с башни Королевского замка на деловую часть города и остров Кнайпхоф

Вскрытие покажет

Да, сколько всего произошло за последние сутки... Это же был план Катарины. Она всё придумала.

Вначале Франк напоил свою жену Луизу вином со снотворным. Когда супруга уснула, аккуратно положил её в ванну, наполненную холодной водой и оставил её там на сутки. Осталась самая малость - отвезти тело из кёнигсбергской квартиры к водоёму - и инсценировать несчаст­ный случай. Самое подходящее место - это их домик неподалёку от Лабиау, на берегу Деймы. Туда Луиза частенько приезжала одна. Когда не было прислуги, то сама стирала бельё и потом полоскала его с мост­ков. И вот поскользнулась, упала в воду, захлебнулась и утонула. Таков план!

Тело найдут только через четыре дня, когда из деревни вернётся прислуга. Полиция ничего доказать не сможет. Патологоанатомы при вскрытии тела в крови жертвы ничего не обнаружат. Катарина - молодец! Она обо всём позаботилась - отыскала специальное снотворное, которое без остатка усваивается организмом. Но самое главное, не забыть положить в карман платья Луизы железнодорожный билет. Всё должно быть правдоподобно. По легенде Луиза приехала из Кёнигсберга в Лабиау пятичасовым поездом...

Свёрток с трупом

Тёмный, бездонный провал Деймы. И вот уже первые особнячки.

Завернув в проулок, Франк выжимает педаль сцепления и выключает зажигание. Машина по инерции бесшумно катится вперед.

Франк останавливается в конце тупика на круглой площадке и выходит из машины. У него так одеревенели руки, что с трудом удерживают ключ. Наконец он распахивает ворота, заводит “Ханомаг” во двор и поспешно закрывает обе створки.

Справа - домик, слева - гараж, низкий, массивный. В конце аллеи за деревьями виднеется островерхая черепичная крыша флигеля. У Катарины вид отрешённый, пока она не проронила ни слова.

- Помоги-ка! - Франк выводит Катарину из оцепенения и приподнимает крышку багажника.

Свёрток цел и невредим. А внутри - она. Жена Франка Неклера - Луиза.

Один край полотнища чуть завернулся и обнажил туфлю, заскорузлую от воды. Франк подтягивает свёрток на себя.

Катарина берётся за другой конец.

- Пошли?

Она наклоняет голову в знак согласия.

Тяжёлая ноша

Согнувшись под тяжёлой ношей, они спускаются по аллее. Минуют живую изгородь. Флигель с черепичной крышей - это прачечная. Крошечный ручеёк лениво бежит к мосткам, спускающимся к воде. По дороге ручеёк расширяется, катится вниз, образует крошечный водопад и теряется в реке.

- Посвети! - командует Франк.

Свёрток с трупом они уложили на каменных плитах возле самой воды. Катарина держит фонарь. Франк принимается развёртывать брезент. Тело в помятой одежде поворачивается легко, как бы по собственной воле. Лицо Луизы, окружённое уже просохшими, растрепанными волосами, в темноте почти не видно.

Толчок - и труп скользит по мосткам. Всплеск, и волна докатывает до противоположного берега. Ещё немного... Франк подталкивает труп ногой, и он погружается в воду.

- Готово!

Катарина уже погасила фонарик. Франк на ощупь, складывает брезент, тащит его назад к машине.

Двадцать минут шестого...

В холодном поту

...Франк вскрикивает во сне и весь в холодном поту просыпается. Что это? Ночной кошмар? Всё пригрезилось?

Франк встаёт, идёт по тёмному коридору. Открывает дверь в спальню жены. Луиза спокойно спит, повернувшись на правый бок. Он слышит её мерное дыхание.

Верно, всё это - жуткий сон. Его жена Луиза - жива и невредима. А прекрасная, милая, нежная Катарина ждёт его завтра у себя дома. Всё, как обычно.

Правда, вот что странно... Во сне всё это именно она придумала. Жуткий план убийства - от начала до конца - её изобретение. Это во сне... А в обычной жизни его 26-летняя Катарина такая безобидная...

Тихая размеренная жизнь коммерсанта Франка Неклера, удачливого торговца зерном и мукой, продолжается...

Гнусный характер

...Франк по пути в свой офис на Холландерштрассе во всех подробностях вспоминал тот кошмарный сон. И как ему могло пригрезиться такое? Убить собственную жену! Да ещё таким изуверским способом.

А ласковая и такая деликатная Катарина - не только сообщница, но, по сути, инициатор такого жестокого преступления.

- Нет, Луизу я не люблю, - рассуждал вслух Франк. - Характер у неё стал гнусный. Она меня не любит. Впрочем, и я её тоже. Она ведь вышла за меня исключительно ради денег. Конечно, если бы Луиза куда-нибудь делась, ну... скажем, уехала навсегда, я бы особо горевать не стал. И даже если бы она вдруг... умерла. Или её кто-нибудь убил. Нет, не хочу об этом даже думать...

Маленькая спальня

Франк Неклер в жизни никогда не испытывал большего счастья, чем сейчас, находясь в тихой маленькой спальне Катарины. Её уютная квартира располагалась в старинном районе Кёнигсберга - Альтштадте, на Вагнерштрассе, 12.

“Странно, - подумал он. - Сорокапятилетний мужчина просто не имеет права быть таким счастливым. Это удел молодых...”

Он всё отлично понимал, но ничего не мог с собой поделать.

Конечно, к его счастью приложила руку и Катарина - чудесная, молодая, энергичная и прекрасная девушка. Кто бы мог подумать, что она так сильно полюбит мужчину средних лет?

Франк не был толстым лысым стариком, но иллюзий относительно своей внешности никогда не испытывал. Когда перевалило за сорок, редкий мужчина может считаться красавцем. И, тем не менее, Катарина что-то в нём разглядела. Что-то в нём ей понравилось...

Молодое тело

Франк уже не первый раз проводит вечера у Катарины, но никогда раньше он не испытывал такой свободы и полного счастья.

Он улыбнулся про себя. И отлично знал, почему у него такое хорошее настроение в этот вечер. Потому что из этой запутанной истории всё же есть выход... И этот выход он увидел во сне.

Катарина прижалась к нему и с чуть скрываемой тревогой поинтересовалась:

- Что-то случилось? О чём ты думаешь?

Франк выдержал паузу. Рассказать ли Катарине об этом жутком ночном кошмаре?

- Аллё! - Катарина легонько коснулась его руки. - Милый, ты со мной?

- Конечно, - кивнул Франк и обнял её.

Но вспомнив о своей жене, Неклер нахмурился.

Потом крепко прижимал к себе девушку и удовлетворенно вздохнул.

Где-то на самом краешке сознания крутилась назойливая мысль об убийстве.

На Гезексплац прогрохотал последний трамвай... Где-то в районе Гауптбанхоф раздался отдалённый паровозный гудок. И всё стихло.

Путь на эшафот

Франк с детства был страстным поклонником детективов. Он перечитал их великое множество и знал, что убийство жены ему никогда не сойдёт с рук.

Неклер прекрасно понимал, что в подобных делах первый, а зачастую и единственный подозреваемый - муж. Нынешняя полиция Кёнигсберга оснащена такими приборами, что сыщикам не составит особого труда найти улики, которые изобличат его в совершённом преступлении. Как бы осторожно он себя ни вёл. А уж суд! Разжалобить судей ему ни за что не удастся. Хорошенькое дельце: отправил на тот свет жену ради молоденькой любовницы. Такое не прощают!

Франк окончательно понял, что очень хотел бы избавиться от супруги. Но он вовсе не хотел отправляться из-за неё в тюрьму. Или на виселицу. Хотя нет... Никакой виселицы больше не будет. И плахи тоже... С топором, палачом и прочими средневековыми атрибутами в Третьем рейхе покончено раз и навсегда. Об этом он недавно прочитал в газете. С 14 октября 1936 года по предложению министра юстиции Гюртнера смертный приговор в Рейхе будут приводить в исполнение только при помощи гильотины...

- Бр-р-р... - поморщился от такой жуткой перспективы Франк.

Не хочет терять деньги

“А ведь если задуматься, - размышлял Франк, - то всё получилось совершенно случайно.

С Катариной он познакомился в баре, расположенном недалеко от его квартиры. Миловидная брюнетка вошла, увидела его и подошла к стойке. Он сам и не заметил, как они разговорились. Всё это было очень естественно. За знакомством в баре последовали свидания. Через неделю-другую Франк начал ездить к ней домой.

Вскоре Катарина знала о Неклере всё, начиная с его детства и кончая браком.

Естественно, Катарина попросила его развестись, но о разводе не могло быть и речи.

Франк так ей так сразу и сказал. Жена никогда не согласится его отпустить.

- Она не так воспитана, - Неклер с кривой улыбкой объяснил Катарине. - К тому же она не захочет терять мои деньги...

Да, деньги у него были. В его семье давно стали водиться деньги, а отец Франка довёл их до такой суммы, что их уже правильнее было называть “состоянием”. Фирма “Неклер & Сыновья” вот уже сорок лет занималась торговлей мукой и зерном в Кёнигсберге.

Развод невозможен

Франц не сомневался, что жена никогда его не любила. И замуж вышла только из-за денег. Какая бы причина ни была главной, дела это не меняет. Развод невозможен.

Конечно, он ни разу не заговаривал с Катариной об убийстве. Только рассказывал прочитанные детективы и обсуждал их.

- Хм, Катарина, убийство... Нет, это несовместимо, - размышлял Франк. - И дело было вовсе не в её невинности. Нет, Франк просто не хотел говорить ни о чём неприятном, когда находился рядом с ней. Ему хотелось, чтобы в их отношениях всё было идеально.

А оно и так всё было идеально. По крайней мере, Катарина так говорила. Она жила в собственной квартире, отказывалась принимать от него подарки. То есть, жила собственной самостоятельной жизнью.

- Но это не моя, а твоя жизнь, мой дорогой, - как-то призналась ему Катарина. - Она твоя, потому что я принадлежу тебе.

Странный посетитель


“Ханомаг-Штурм”

Однажды утром в конторе Франка появился незнакомец.

- К вам посетитель, - сообщила секретарша. - Герр Манфред. Он просил передать, что хочет поговорить с вами о фрейлейн Катарине Арнольд.

Франк побледнел, но сумел сохранить самообладание.

- Пусть зайдёт...

В кабинет уверенной походкой вошёл худощавый, с иголочки одетый мужчина.

- Закройте дверь, - попросил Франк.

- Да-да, конечно, - посетитель выполнил просьбу и сел на стул у стола.

- В разговоре с моей секретаршей вы упомянули имя Катарины Арнольд, - хмуро произнёс Франк.

- Я воспользовался её именем только для того, чтобы вы меня сразу же приняли. А то подумаете - пришёл очередной коммивояжёр с галстуками. Так вот, я - не коммивояжёр.

- Плевать! - Франк принял угрожающую позу, - Отвечайте, откуда вам известно имя фрейлейн Арнольд?

- Ну, лично с ней я незнаком. И никогда с ней не встречался. Но давайте перейдём к делу. Я пришёл оказать вам услугу.

Чикагская мафия

- Довольно! - Франк грохнул кулаком по столу. - Если вы не встречались с фрейлейн Арнольд, тогда откуда вам известно её имя?

- Оттуда, - многозначительно произнёс Манфред, - Я многое о вас знаю... В нашей организации отличный отдел по сбору информации...

- В организации? - ничего не понимая, повторил Франк Неклер. - Какой ещё организации? Гестапо?

Манфред как-то неопределённо кивнул и аккуратно погасил сигарету.

- Позвольте мне продолжить. Итак, вы читаете детективы. И наверняка вам часто попадались скупые намёки на крупную организацию, которая за определённую плату... убирает ненужных людей.

- Чикагская мафия? - хихикнул Франк. - Неужели в нашей стране такое возможно?! Бред! Если нет? Тогда... я понял - это синдикат...

- Какой ещё синдикат? - оторопело захлопал глазами Манфред. - Мы не имеем никакого отношения к американским криминальным структурам. У нас свой метод, и, позвольте вам заметить, абсолютно незаметный. Мы предлагаем наши услуги... за определённый гонорар.

- На такую дешёвку я не куплюсь! - рявкнул Франк.

Безотказный метод

- Понимаю, - кивнул Манфред. - Вам трудно решиться. Я оставлю вам свою визитку. Звоните в любое время, кроме выходных. Мы работаем с половины десятого до пяти, - он достал из кармана бумажник, вытащил из него маленькую белую карточку и положил на стол. Потом встал и направился к двери.

- Подождите, - неожиданно остановил его Франк.

- Да? - Манфред неторопливо повернулся.

- Вы хотите сказать... - быстро заморгал Неклер. - Вы хотите сказать, что за деньги согласитесь... убить мою жену?

- Я? - удивлённо приподнял брови Манфред. - Нет, герр Неклер. Конечно, я не буду никого убивать. Я только продавец. В наш век узкой специализации мы для устранения нанимаем... профессионалов.

- Но меня заподозрит полиция. Они узнают, что я нанял вас, и тогда...

- Ничего они не узнают, - прервал его Манфред. - Полиция никогда не догадается, что вашу жену... убили. Наш метод действует безотказно.

- Но...

- Пожалуйста, позвоните мне, - улыбнулся Манфред. - Когда будете готовы серьёзно обсудить дело.

Офис №48

- Всё это глупая шутка, - пробормотал про себя Неклер после того, как ушёл странный посетитель. - Но в мыслях он возвращался к этому разговору. И с каждым днём всё чаще и чаще.

Кёнигсберг. Площадь перед Королевским замком. “Ханомаг-Штурм”

В конце концов Франк осторожно рассказал всё Катарине, преподнеся всю историю от лица вымышленного друга.

Катарина, о, эта наивная девочка, даже не догадалась, что речь шла о нём самом.

- Этот твой друг ничего не потеряет, если позвонит и задаст несколько вопросов, правда? Ну сам посуди, какой будет от этого вред? Никакого. Он в любую минуту сможет всё остановить.

Именно этот совет и надеялся получить Франк. На следующее утро он позвонил по номеру, указанному в визитке, и договорился о встрече.

Контора герр Манфреда располагалась на четвёртом этаже старого здания на острове Кнайпхоф.

Франк долго мучился, чтобы найти место и запарковать “Ханомаг”. Пришлось свернуть с Кнайпхоффер Лангассе и заехать в подворотню.

На обшарпанной двери, покрытой потрескавшейся краской, висела только табличка с номером “48”. В комнате стоял один-единственный стол, за которым и сидел Манфред.

Гибель советника Хесслера

- Сами понимаете, мы стараемся не привлекать к себе внимания, - с улыбкой объяснил он. - Здесь у нас спартанская обстановка, основная же база располагается за городом. Присаживайтесь.

- База? За городом? - рассеянно проговорил Неклер. Он прочитал достаточно детективов, чтобы понимать такие прописные истины. - Я хотел поговорить о вашем... методе.

- А... - с понимающим видом кивнул Манфред и закрыл глаза. - Боюсь, я могу рассказать вам о нём очень мало. Сами понимаете, профессиональные секреты.

- Но...

- Безопасность мы гарантируем, - заверил его Манфред. - Ваша безопасность - это и наша безопасность. Мы прекрасно понимаем, что ниточка от вас может привести к нам.

- Конечно, - согласился Франк. - Извините. Но мне всё равно кажется, что...

- Что вы должны хоть что-то знать, - закончил за него Манфред. - Я с вами совершенно согласен.

И он назвал одну фамилию.

- Вы хотите сказать, что советник Хесслер...

Манфред с улыбкой кивнул.

Сердечный приступ

- Но советник же умер естественной смертью... - совсем растерялся Франк. - От сердечного приступа. Я об этом читал в “Кёнигсбергер Тагесблатт”.

- Всё верно. Коронер вынес решение - смерть от сердечного приступа, - вновь кивнул Манфред. - Наш метод абсолютно надёжен.

Франк вздохнул. После долгого молчания он напомнил:

- В прошлый раз вы сказали о гонораре...

- Ну, скажем, шесть тысяч рейхсмарок?.. - после небольшой паузы произнёс Манфред.

- Я не заплачу шесть тысяч авансом! - отрезал Франк. - Это безумные деньги! Знаете, моя машина стоит меньше!

- Свобода тоже ведь чего-нибудь стоит! - расплылся в улыбке Манфред. - Но вас никто и не просит платить всю сумму сразу. Три тысячи сейчас, вторую половину - после успешного окончания дела.

В комнате воцарилось напряжённое молчание.

- Чек вас устроит? - Франк с надеждой посмотрел на посетителя.

- Нет, только наличными, - отрезал Манфред. - Принесите их сюда сегодня же после обеда.

Просто исчезнет!

Домой Франк Неклер ехал, почти не обращая внимания на дорогу. Его “Ханомаг-Штурм” мерно покачивался на брусчатой мостовой.

Франк повернул на Кайзер-Вильгельмштрассе и погрузился в приятные мысли о будущем.

Свобода... Полная, абсолютная свобода. Теперь никаких приставаний, никаких ссор. И никаких “почему ты не обращаешь на меня внимания?”

Если верить контракту, фрау Неклер исчезнет сегодня днём. Наверное, уже исчезла. И Франк сверился с часами, расположенными на панели приборов.

Уже подъезжая к дому, Неклер дал зарок больше никогда не жениться. Хотя, нет... Исключения всё же бывают. Катарина - совсем другое дело. С ней всё так легко и просто.

Весело насвистывая, Франк открыл входную дверь. Интересно, где лежит Луиза? В гостиной, на кухне или в спальне? Он закрыл дверь и потянулся к выключателю...

- Франк?

Это был её голос! Луиза! Жива?!

Через несколько минут Франк выяснил, что никто и не покушался на её жизнь. Супруга была цела и невредима. И полна решимости и дальше отравлять ему существование...

Проломила себе голову

- Наш герой-любовник уже добрался домой и, конечно, обо всём догадается, - вздохнул Манфред. - Ну, вот и конец...

- А если он пойдет в полицию? - заёрзала сидящая рядом Катарина.

- И что он им скажет? - покачал головой Манфред. - Что нанял людей убить свою жену и они её не убили? Не бойся, нам ничто не грозит. Конечно, если бы она неожиданно поскользнулась в ванной и проломила себе голову, мы могли бы записать её смерть на свой счёт. И тогда бы с полным правом получить вторые три тысячи. Но, знаешь, чрезмерная жадность чревата неприятностями.

- А контора?

- С конторой тоже всё гладко. Я её уже закрыл. Жалко, что пришлось заплатить за месяц вперед. Но зато он нас никогда не найдёт.

- Ты гений! - похвалила девушка.

- Гений? Это ерунда. Собрать информацию, заморочить голову, получить деньги и вовремя унести ноги - всё очень просто. Идея стара, как мир.

Манфред довольно хмыкнул и обнял Катарину.

Предъявите паспорта!

Пиллау, морской порт. Понедельник, 20 декабря 1937 года. 14 часов дня.

...Полным ходом идёт посадка пассажиров на турбоэлектроход “Танненберг”, оправлявшийся через час из Пиллау в Ригу. Сотни путешественников со своим багажом выстроились в две очереди, которые вытянулись от вокзала до самого судна.

Паспортный контроль только что прошла импозантная пара - молодой человек с бородкой и усами и миловидная блондинка. Они уже подошли к трапу, когда их внезапно окликнул человек в штатском. Рядом с ними, как из-под земли, выросли двое рослых полицейских.

- Предъявите свои паспорта! - потребовал штатский.

Блондинка улыбнулась, кокетливо дернула плечиками и достала из сумочки документ.

- В чём дело? - изобразил удивление мужчина. - Мы уже прошли паспортный контроль!

- Криминальная полиция. Старший инспектор Краузе. Делайте, что вам говорят.

- Аделия Компфер, - прочитал сотрудник кёнигсбергской крипо. - Вы родились в Тильзите в 1911 году. Верно? А это ваш муж?

Аделия кивнула.

- Клаус Компфер, - старший инспектор взял паспорт молодого человека. - Дата рождения - 1905 год. Место рождения - Кёнигсберг. Всё правильно?

Мужчина кивнул.

- Именем закона вы арестованы, - громко объявил Краузе. - По подозрению в убийстве Луизы Неклер.

Выкинули из окна

- Какое ещё убийство? - глаза супругов округлились. - Мы никого не убивали! Это же был обыкновенный розыгрыш.

- Хорош розыгрыш, - хмыкнул Краузе. - Вы выкинули даму из окна её собственной спальни. С пятого этажа. И всё обставили так, будто бы это она сама поскользнулась, когда протирала стёкла...

- Да мы её знать не знаем! - в один голос запротестовали арестованные.

- Шагайте, мы во всём разберёмся, - пообещал Краузе и приказал полицейским отконвоировать арестованных в стоящий неподалёку чёрный фургон. - Но деньги за заказное убийство вы же взяли?

При обыске багажа, принадлежащего супругам Компфер, были обнаружены спрятанными в одежде и нижнем бельё банкноты. Пересчитали. Вышла приличная сумма - 28 тысяч рейхсмарок.

Идеальное преступление

Через сутки допроса Аделия созналась, что деньги были получены в результате мошенничества - тщательно продуманного плана. Она, выступая под разными именами, хорошо входила в роль. Вначале знакомилась с обеспеченными коммерсантами и высокопоставленными чиновниками, которые желали приятно проводить время в компании обаятельной девушки. А фрейлейн, тем временем, узнавала подробности их личной жизни.

С Неклером мошенники разыграли спектакль, как по нотам. Уже очень скоро Аделия-Катарина была во всех тонкостях посвящена в личную жизнь своего “подопечного”. Начиная с его детства и кончая браком, для разрушения которого тот готов был пойти на всё.

А дальше в игру вступил Клаус-Манфред.

Аферами “сладкая парочка” начала заниматься ещё в марте 1934 года. За это время они успели обчистить пять “клиентов”. Никто из них в полицию не обращался. И преступникам всякий раз всё очень удачно сходило с рук. План безупречно работал, пока жена Франка Неклера - Луиза, не выпала из окна...

Единственный свидетель

После трагедии Франк вёл себя очень странно. И сразу попал под подозрение полиции. На втором же допросе он рассказал про Манфреда и про аванс в 3.000 рейхсмарок.

Берлин. Тюрьма Плетцензее, где 5 ноября 1938 года был казнён торговец зерном Франк Неклер

Франка сразу же заперли в камере предварительного заключения. А полиция объявила розыск Манфреда и его подручной. Вскоре аферисты были арестованы в Пиллау при попытке покинуть границы Рейха. Правда, оба изменили свою внешность. Клаус-Манфред побрился наголо и отрастил усы с аккуратной бородкой. Аделия-Катарина из брюнетки с длинными вьющимися волосами превратилась в стриженую блондинку.

Но после первых допросов стало ясно, что к убийству они никакого отношения не имеют. На момент совершения преступления у них оказалось 100-процентное алиби. И им предъявили обвинение только в мошенничестве.

...Земельный суд Кёнигсберга признал Франка Неклера виновным в убийстве собственной жены и приговорил к смертной казни. Алиби у Неклера не оказалось. К тому же против него свидетельствовал булочник - сосед напротив. Он под присягой показал, что видел, как всё было. Франк толкнул вниз свою жену, когда та, стоя на подоконнике, мыла окно.

Чудовищная ошибка!

Ключевая фраза прокурора в обвинительной речи звучала так:

- Когда Франк Неклер убедился, что исполнители задуманного убийства скрылись, то решил довести дело до конца. И собственноручно вытолкнул супругу из окна.

- Это чудовищная ошибка! - выкрикнул после оглашения смертного приговора Франк Неклер. - Она сама выпала. Случайно. Я к этому никакого отношения не имею!

Несмотря на все старания адвоката, высший земельный суд апелляционной инстанции оставил приговор без изменения.

Франк Неклер был казнён на гильотине в берлинской тюрьме Плетцензее 5 ноября 1938 года.

Через два месяца выяснилось, что сосед лжесвидетельствовал против Неклера - просто завидовал обеспеченному соседу. А Луиза выпала из окна - сама. Без чьей-либо посторонней помощи. Несчастный случай.

Та, которой не стало

Кёнигсбергский драматург Герман Гезе по материалам судебного процесса над Франком Неклером в начале 1939 года написал пьесу “Убить жену в Кёнигсберге”. Пьеса была издана довольно большим тиражом и имела читательский успех. Но начавшаяся война сорвала планы на постановку пьесы в кёнигсбергском театре. Не успел Гезе воплотить и другой свой замысел - написать одноимённый детективный роман и киносценарий для его экранизации.

Гильотина в тюрьме Плетцензее. Фото 1945 года

После войны на руинах старого Кёнигсберга вырос уже совершенно другой город. Его жители даже не подозревали о существовании драматурга Германа Гезе и никогда не слышали о его нашумевшей пьесе.

Уже после Второй мировой войны к сюжету “Убить жену в Кёнигсберге” обратились французские мастера детектива Пьер Буало и Тома Нарсежак. Место действия было ими перенесено в Париж 50-х годов. Но они воспользовались лишь отдельными сюжетными поворотами этой пьесы. Их криминальный психологический роман вышел в 1952 году под названием “Celle qui n’йtait plus” (дословный перевод - “Та, которой не стало” - прим. авт.) и получил мировое признание.

Ю. ГРОЗМАНИ

   

236040, г. Калининград
ул. Черняховского, 17
(второй этаж)
тел. (4012) 991-210

Архив номеров
Архив номеров