Игорь Рудников

Учредитель

газеты,

журналист

Игорь

Рудников.

Депутат

Калининградской

областной

Думы

 
 

НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Кёнигсберг - Калининград / МАГИЧЕСКИЙ ЩИТ КЁНИГСБЕРГА. Отто Ренц знал сакральную тайну Адольфа Гитлера

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Геодезист фюрера

В центре - Адольф Гитлер

В середине девяностых годов в польском музее “Волчье логово” (“Вольфшанце” - недалеко от городка Кентшин в Варминско-Мазурском воеводстве) появился старик с типичными азиатскими чертами лица. Он пристально посмотрел на огромный плакат с изображением схемы восточнопрусской резиденции фюрера и громко произнёс: “Das kann doch nicht war sein” (этого не может быть).

Понятное дело, странный немец-азиат привлёк к себе внимание окружающих. Старик долго изображал на лице таинственность и делал вид, что не желает ничего рассказывать. Но в конце концов сдался.

- Меня зовут Отто Ренц, - тихо сообщил немец. - Я геодезист. “Вольфшанце” повторяет мои чертежи, которые я сделал на Тибете в 1940 году по заданию фюрера. Я только сейчас это понял!

Таинственный незнакомец больше ничего не рассказал, но свои координаты оставил всем любопытствующим. Неудивительно, что вскоре к Отто Ренцу наведались несколько любителей мистики. С их лёгкой руки мир узнал об удивительной истории “тибетского магического щита Восточной Пруссии”.

Немецкий бурят

Отец Отто - Карл Ренц - был автомехаником. В 1907 году он принял участие в знаменитом авторалли Пекин-Париж. Трасса проходила через пустыню Гоби, Бурятию и русскую Сибирь. В Кяхте молодой механик встретил необычайно красивую бурятскую девушку по имени Эржен. Карл напрочь позабыл о ралли, женился на своей избраннице и увёз её в Германию. Вскоре в семье появился сын Отто.

Мальчик с раннего детства интересовался родиной матери и даже начал читать труды по восточной философии. Отто хотел стать востоковедом, но отец настоял на техническом образовании. Молодой Ренц поступил в Берлинский университет на факультет геодезии и картографии, но своего увлечения не оставил.

Отто стал посещать “Буддийский дом” в северо-западном предместье Берлина. Там юноша познакомился с тибетским монахом. Это решило дальнейшую судьбу геодезиста.

Особое поручение

Весной 1940 года молодого геодезиста направили на строительство военного аэродрома в Восточной Пруссии. Однако поездка не состоялась: его вызвали в Буддийский дом - на встречу с “каким-то важным человеком”. Им оказался сам Гиммлер!

Вольфшанце. Кейтель, Геринг, Гитлер, Борман

- Разговор был недолгим, - вспоминал Отто. - Рейхсфюрер СС спросил, готов ли я выполнить ответственное задание. Вместо ответа я вскочил и вытянулся в струнку. Гиммлер предложил мне - я ушам своим не поверил - отправиться на Тибет и там произвести геодезиче­скую съёмку: сделать план одного объекта. Что за “объект”, я должен был узнать на месте...

Уже на следующий день Отто прошёл специнструктаж. Геодезиста предупредили, что Тибет наводнён английскими агентами, все важные дороги контролируют английские патрули. Никто не должен был знать, что на Тибет заявился немецкий геодезист.

- Ваша восточная внешность весьма кстати, - усмехнулся рослый эсэсовец. - По документам вы будете числиться гражданином Манчжоу-Го, направляющимся по делам торговой фирмы в Лхасу. Будьте осторожны...

Ранним апрельским утром 1940 года пассажирский самолёт “Дорнье” с Отто Ренцем на борту поднялся с берлинского аэропорта и взял курс на Москву.

- Я был молод и готов к любым превратностям судьбы, - с ностальгией вспоминал Ренц. - Чтобы там ни было, но я увижу самую таинственную, самую загадочную на земле страну...

“Хранимый небом”

Слева - Г. Гиммлер

Из Москвы самолёт взял курс на восток. Совершив промежуточные посадки в Омске и Хабаров­ске, “Дорнье” достиг Харбина.

О дальнейших событиях Отто рассказывал без излишних подробностей:

“У самолёта меня встретил японский офицер в европейском платье. Он отвёз меня в туземную гостиницу в Старом городе. Там я познакомился со своим проводником - тибетцем Дагма. Трудно сказать, сколько ему было лет и кто он был по профессии, но он довольно хорошо говорил по-английски и даже знал несколько немецких фраз.

В Харбине мы провели два дня, знакомясь друг с другом, и закупая всё необходимое для нашей будущей экспедиции. В основном это были подарки, как я понял, для должностных лиц тибетской администрации.

Кажется, мы нашли общий язык с Дагмой и понимали друг друга, если не с полуслова, то с полуфразы.

На третий день всё тот же японский офицер отвёз нас на свой машине на аэродром, и лёгкий двухмоторный самолёт японского производства с опознавательными знаками Манчжоу-Го вылетел в юго-западном направлении.

Только тогда я узнал, что целью нашего путешествия должен быть высокогорный монастырь, чьё сложное тибетское название сводилось к двум простым словам - “Хранимый небом”.

Верхом на яках

Далее Отто поведал следущее:

“Подняв тучи песка, пыли и мелкого щебня, самолёт приземлился на берегу полуиссохшего солёного озера с широкими краями. Мы высадились, навьючили на себя два заплечных мешка с нашими пожитками и двинулись по едва приметной тропе, которая с каждым километром всё круче и круче уходила в горы.

Высокогорный монастырь “Хранимый небом”

Дагма сказал, что этот же самолёт прилетит за нами ровно через месяц, и мы должны успеть вернуться к озеру к назначенному сроку. Дагма был единственным человеком, который мог вывести меня к посадочной полосе, то есть к порогу привычного для меня мира, к цивилизации. Случись что-нибудь с ним - и я рисковал навсегда остаться в этих горных дебрях...

Однако мне не верилось ни во что плохое. Более того, мне казалось, что это самые счастливые, самые главные дни в моей жизни.

К концу дня мы добрались до небольшого тибетского селения и там присоединились к каравану из шести яков, навьюченных мешками из сыромятных воловьих шкур с ячменем, кунжутом, мукой, чаем.

Наутро мы двинулись в путь...”

Чёрная бездна

“Мы поднимались вверх почти одиннадцать дней. И как плавно ни набирали высоту, всё же, забравшись километров на пять выше уровня моря, я почувствовал все симптомы горной болезни: ломило в висках, грудь давила невидимая тяжесть, ныло сердце.

Монастырь “Хранимый небом” открылся короткой цепью грубых построек с покатыми стенами. И только золочёное навершие главного храма ослепительно сияло на густо-синем высотном небе. Небо было столь разрежено, что сквозь него, казалось, проступала чернота космической бездны.

Не верилось, что весь строительный материал был доставлен снизу, из долин. Проще было думать, что эти дома и храмы были спущены с небес в готовом виде.

Монастырь отдалённо походил на те замки, которые лепят у нас над Рейном по скальным обрывам. А впрочем, ничего подобного я нигде никогда не видел...

Истомлённый дорогой и горной немочью, я проспал почти сутки на каком-то войлоке в монашеской келье. Тем временем Дагма, раздаривая хадаки (подарки) направо и налево, договорился с настоятелем о моей работе.

Придя в себя, я собрал теодолит, наладил треногу и приступил к съёмкам”...

Перстень Гиммлера

В монастыре хранились священные мощи: палец, локоть и стопа знаменитого тибетского ламы Цзонкабы. Здесь же верующие поклонялись самой главной реликвии - сердцу Цзонкабы.

- Это был большой кусок базальта, похожий скорее на сердце мамонта, чем человека, - вспоминал Отто. - Каменная святыня хранилась в дугане, главном храме, вокруг которого в определённом мистическом порядке располагались сумэ - малые часовни. Я всё тщательно перенёс на план...

Выполнив задание, Отто успешно вернулся в Берлин. Карты и схемы он передал Гиммлеру, за что получил подарок - перстень.

После этого Ренц отправился служить военным геодезистом в Северную Африку к генералу Роммелю. Затем был плен, возвращение домой, работа в небольшой коммерческой фирме и, наконец, пенсия.

Уже в старости Отто отправился в турпоездку в Польшу, в музей “Волчье логово”, где сделал неожиданное для себя открытие...

Сердце Цзонкабы

- Я был потрясён, увидев на информационном щите план главной ставки Гитлера, - не скрывал изумления Отто. - Схема повторяла почти один к одному тот чертёж, который я сделал в монастыре “Хранимый небом”.

У геодезистов хорошая зрительная память. Я прекрасно помнил, что главный храм - дуган и малый сумэ - находились внутри сердцеобразной кольцевой тропы. Бункер фюрера (дуган) и домик Бормана (сумэ) опоясывала дорожка, имевшая форму сердца. Сердца Цзонкабы! Бункеры Гиммлера, Геринга, Геббельса, Шахта располагались в точном соответствии с местоположением малых храмов тибетского монастыря.

У меня голова пошла кругом! Выходит, сделанный мною план, лёг в основу разбивки “Волчьего логова”!

В общем, получалось, что Гитлер соорудил некий “магический щит”. Только вот тибетское волшебство не спасло ни Восточную Пруссию, ни Кёнигсберг, ни самого фюрера...

Прикольный старик

Как известно, Гитлер верил во всякую мистику и паранормальные явления. Мифы о “тайных знаниях Третьего Рейха”, добытые нацистами в загадочном Тибете, постоянно гуляют по интернету.

История Отто Ренца - одна из них. Изрядное количество поклонников оккультизма склонны считать его рассказ чистой правдой. Ничего не поделаешь: обладая достаточной фантазией, нетрудно увидеть на схеме “Волчьго логова” сердце Цзонкабы, а в мрачных контурах бункера фюрера найти контуры тибетского монастыря. Можете сами это проделать - соответствующие карты, фотографии и схемы нынче достать несложно.

Если займётесь этим увлекательным делом, вспомните немецкого бурята Отто. Прикольный был старик...

А. Захаров

   

236040, г. Калининград
ул. Черняховского, 17
(второй этаж)
тел. (4012) 991-210

Архив номеров
Архив номеров