Игорь Рудников

Учредитель

газеты,

журналист

Игорь

Рудников.

Депутат

Калининградской

областной

Думы

 
 

НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Кёнигсберг - Калининград / ПОСЛЕДНИЙ СНАРЯД КЁНИГСБЕРГА. Комендор крейсера “Лютцов” матрос Вилли Шмидт не спас столицу Восточной Пруссии

  • ПОСЛЕДНИЙ СНАРЯД КЁНИГСБЕРГА.
    Комендор крейсера “Лютцов” матрос Вилли Шмидт не спас столицу Восточной Пруссии

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Боевая тревога

В три часа утра 16 января 1945 года на тяжёлом крейсере “Лютцов” (“Lutzow”) загремели колокола громкого боя - тревога! Матрос Вилли Шмидт вскочил с койки и опрометью бросился на боевой пост - в носовую башню главного калибра. Ещё не рассвело, когда “Лютцов” вышел из гавани Пиллау (ныне Балтийск). В море дул порывистый морозный ветер. Матросы в носовой башне ёжились от холода, к броне невозможно было притронуться - она покрылась изморозью.

- Опять пойдём русскую пехоту обстреливать, - зябко передёрнул плечами комендор Ганс. - Заодно и погреемся...

Вилли Шмидт вырос в Кранце. Отсюда его призвали на флотскую службу - комендором крейсера “Лютцов”. Отсюда 18 февраля 1945 года сотрудники СМЕРШ вывезли его отца...

Вилли попал на “Лютцов” три месяца назад - его призвали на службу из маленького восточно-прусского городка Кранц (ныне Зеленоградск). Провожал парня только отец-портной: мать умерла ещё в 1942-м, старшая сестра погибла в Кёнигсберге во время английской бомбардировки 1944 года.

- Не будь идиотом, Вилли, - напутствовал сына старик. - Не геройствуй, не лезь на рожон. Война скоро закончится - сам должен понимать, как именно...

Шмидт-старший потерял на первой мировой ногу - знал, о чём говорил. Вилли не возражал - русские стояли уже у границы Восточной Пруссии. Мудрено было не сообразить, чем всё это закончится.

В декабре 1944-го матрос Шмидт прошёл ускоренную подготовку и попал во 2-ю боевую группу Кригсмарине под командованием адмирала Августа Тиле.

Вилли Шмидт вырос в Кранце. Отсюда его призвали на флотскую службу - комендором крейсера “Лютцов”. Отсюда 18 февраля 1945 года сотрудники СМЕРШ вывезли его отца...

Группа Тиле

2-я боевая группа была сформирована в июне 1944 года. В неё вошли практически все уцелевшие крупные артиллерийские корабли Германии: тяжёлые крейсера “Лютцов”, “Адмирал Шеер” и “Принц Ойген”. Задача: поддержка огнём главного калибра немецких войск на суше.

Мощные крейсера непрерывно обстреливали советские войска в Прибалтике из 280-мм и 203-мм орудий. Во многом благодаря их действиям немцам удалось удержать Курляндский плацдарм в Латвии. Только один “Лютцов” всего за октябрь 1944 года выпустил около тысячи снарядов.

Советское командование стремилось уничтожить группу адмирала Тиле. Краснознамённый Балтийский флот имел для этого всё необходимое. В его состав входили: линейный корабль, 2 крейсера, 12 эскадренных миноносцев, 28 подводных лодок (из них - 20 в строю), 5 сторожевых кораблей, 78 торпедных катеров, 220 малых охотников и сторожевых катеров, 73 тральщика, 204 катера-тральщика и 47 бронекатеров. Военно-воздушные силы насчитывали 787 самолётов, в том числе 365 истребителей, 87 торпедоносцев, 74 бомбардировщика, 176 штурмовиков, 66 разведчиков и 13 корректировщиков.

Однако красные адмиралы побоялись отправлять в море крупные надводные корабли, включая эсминцы и сторожевики. За пределы Финского залива разрешили выйти только катерам и подводным лодкам. С воздуха их поддерживала авиация.

Силы немалые, но их оказалось недостаточно.

Удержать море!

В 1944 году советский флот, несмотря на все старания, не смог потопить или повредить ни одного корабля группы Тиле. Кригсмарине прочно удерживал в своих руках южную Балтику.

Тяжёлые крейсера безнаказанно палили по наступающим русским дивизиям, а транспортные суда непрерывно снабжали всем необходимым прибрежные плацдармы.

В январе 1945 года гитлеровцы сумели морем вывезти из Лиепаи и Вентспилса в Восточную Пруссию танковую и четыре пехотные дивизии. В феврале 1945-го они эвакуировали с курляндского плацдарма в Штеттин танковый корпус СС. В порты Лиепая и Вентспилс каждый день прибывало в среднем по три-четыре транспорта и столько же выходило обратно в Германию.

Пресечь этот поток русские моряки и лётчики не смогли - большая часть немецких транспортных судов достигала цели.

Однако на суше положение Германии становилось всё хуже. В январе 1945 года советские войска на севере вышли к Мемелю (Клайпеда, Литва), а на юге - к Эльблонгу (Эльбинг, Польша). Кёнигсберг был блокирован и отрезан от сухопутной группировки на Земландском полуострове.

Немцы предпринимали отчаянные попытки прорвать кольцо окружения. От устойчивости морских коммуникаций зависел успех эвакуации на Запад беженцев и остатков сухопутных войск.

Атака “Ленинца”

24 января 1945 года 28-й корпус Вермахта перешёл по льду из окружённого Мемеля на Куршскую косу. Далее немцы отступали через Кранц в сторону Пиллау. Советская армия предприняла попытку захватить Кранц и отрезать пути отхода германскому корпусу. Для обороны города адмирал Тиле выслал крейсер “Принц Ойген” и три эсминца.

Одновременно с этим “Лютцов” отправился на другой фланг - к Фишхаузену (Приморск). Отсюда крейсер открыл огонь по совет­ским войскам, наступавшим севернее и южнее Кёнигсберга.

Русские пытались воспрепятствовать обстрелу. В районе мыса Брюстерорт (Таран) постоянно дежурили советские подводные лодки. Авиация Балтфлота тоже старалась наносить удары по кораблям противника.

Надо сказать, что район маяка Брюстерорт пользовался у советских моряков дурной славой. В январе 1945 года там погибла подлодка “С‑4”. Затем там же атаковать немецкие крупные корабли пыталась субмарина “Щ-407” - безрезультатно.

На сей раз в атаку на “Принц Ойген” вышла подлодка “Л-3” типа “Ленинец”. Неудачно. Крейсер несколько дней кряду молотил по советским войскам, обеспечивая отход германского корпуса. Атака русских самолётов тоже ничего не дала.

Лишь полностью выполнив задачу, крейсер вернулся в Пиллау. Немецкие войска с Куршской косы благополучно ушли через Кранц.

Портной из Кранца

В субботу 3 февраля 1945 года последние немецкие пехотинцы прошли по Кёнигсбергской улице Кранца (Курортный проспект) и отступили в направлении Варгенау (Котельниково). Рано утром на следующий день в городок вошли солдаты советского 292-го стрелкового полка. Кранц продолжал жить обыденно: даже магазины не закрылись.

Командир 292-го стрелкового полка подполковник Маршавин вспоминал позднее:

“Мы зашли в угловой дом на площади и увидели портного, который шил одежду. Всюду были развешаны заготовки. На нас портной не обратил никакого внимания. Мы немного постояли, но не стали его беспокоить и вышли на улицу. В море на горизонте были видны два немецких корабля, которые быстро удалялись.

Выйдя на берег, мы увидели, как мужчина, взяв за руку женщину, тянул её в воду. Зайдя в море по пояс, женщина сумела вырваться и выйти на берег, а мужчина так и скрылся в пучине.

На берегу моря (ныне район ветлечебницы) был обнаружен большой винный склад. Наш полк успел забрать две машины вина”.

Понятное дело, что полк отпраздновал победу на славу.

А хладнокровным портным оказался отец Вилли. Сам Шмидт-младший в это время вёл огонь из носовой башни “Лютцова” по советским войскам в районе Эльбинга. 10 февраля 1945 года корабль сменил другой немецкий крейсер - “Адмирал Шеер”. Благодаря его мощному удару по советским дивизиям 39-й армии у Пейзе (Светлый), немцам удалось временно восстановить сообщение между Пиллау и Кёнигсбергом.

До самого апреля 1945 года крейсера группы Тиле попеременно обстреливали советские войска у Пиллау и Данцига. Затем они ушли на Запад - закончились снаряды. Их не осталось на складах, а производство было прекращено. Германии было уже не до этого, приближалось полное поражение.

6-тонные бомбы

Парадное построение экипажа на крейсере “Лютцов”

16 апреля 1945 года крейсер “Лютцов” стоял на рейде Свинемюнде (Свиноусьце, Польша). Вилли накрывал стол в офицерской кают-компании и разливал вино по бокалам. Командиру крейсера капитану 1 ранга Клоке должны были в торжественной обстановке вручить “Немецкий крест в золоте”. Все ждали командующего флотом.

Не успел адмирал Меендсен-Болькен подняться по трапу на корабль, как прозвучал сигнал воздушной тревоги. В небе появились англий­ские бомбардировщики.

Сквозь очереди 40-мм зениток послышался пронзительный свист, затем что-то грохнуло и заскрежетало. Корпус корабля содрогнулся. Рвавшиеся наверх по трапам люди кучей рухнули на палубу. Затем наступила тишина. Уцелевшие моряки увидели, как нос крейсера круто задрался вверх.

Старший помощник капитан 2 ранга Ланге, которого смогли освободить из боевой рубки только после выноса трупов, сразу же бросился обследовать “Лютцов”. Оказалось, что в корпус попали две бомбы, но не взорвались. Кораблю несказанно повезло, ведь англичане использовали специальные шеститонные бомбы “Таллбой”, которыми уже потопили в Норвегии линкор “Тирпиц”. В случае взрыва, крейсер разнесло бы в клочья!

Оставшихся в живых матросов свезли на берег. Вилли среди уцелевших не оказалось - он погиб.

Пошёл ко дну

На тяжело повреждённом “Лютцове” продолжала теплиться жизнь. Из Свинемюнде прибыл моторный паром - зарядовая станция, чтобы обеспечить корабль электричеством.

Немецкие зенитчики

Вскоре появился насосный пароход. Матросы с “Лютцова” вырезали деревянные клинья, смастерили пластыри, поставили уплотнители, чтобы с помощью пароходных насосов можно было приступить к откачиванию воды из затопленных отсеков.

28 апреля корабль удалось поставить на ровный киль. В этот же день советские войска прорвались к Свинемюнде. “Лютцов” выпустил по врагу несколько снарядов из орудий вспомогательного калибра.

1 мая 1945 года старший помощник Ланге приказал остаткам команды построиться, чтобы официально объявить о смерти Адольфа Гитлера. После этого в трюмы заложили подрывные заряды и привели их в действие.

Корабль во второй раз пошёл ко дну - на этот раз окончательно.

Крупнейшая катастрофа

Крейсер “Адмирал Шеер” погиб ещё раньше - 10 апреля 1945 года в Киле, тоже от английских шеститонных бомб. Из группы адмирала Тиле уцелел только “Принц Ойген” - он сдался союзникам в Копенгагене.

Можно сказать, что немецкие крейсера на Балтике продержались практически до последнего дня войны. Советскому флоту так и не удалось прекратить германские артиллерийские обстрелы с моря.

Чуть больше советским морякам повезло с уничтожением транспортных судов врага. Кстати, знакомая нам подлодка “Л-3”, не сумевшая уничтожить “Принц Ойген”, в ночь с 16 на 17 апреля 1945 года потопила германский транспорт “Гойя”. На судне погибли около 7.000 человек: военных и гражданских беженцев. До сих пор это считается крупнейшей катастрофой на море за всю историю мореплавания.

Однако в целом коммуникации Третьего Рейха на Балтийском море эффективно работали до самого 9 мая. В морских рейсах участвовали более 1.000 транспортных судов Германии. Они перевезли около двух миллионов человек. Потоплено же было 70 судов, на которых погибли не более 30 тысяч пассажиров. Говоря военным языком, общий процент потерь был незначителен.

А. Захаров

P.S. Отца Вилли 18 февраля 1945 года сотрудники СМЕРШ вывезли вместе с остатками немецкого населения Кранца в лагерь, расположенный в посёлке Шлоссберг (Добровольск, Краснознаменский район). Дальнейшие его следы затерялись. Скорее всего, старик не дожил до массовой депортации немцев в Германию.
   

236040, г. Калининград
ул. Черняховского, 17
(второй этаж)
тел. (4012) 991-210

Архив номеров
Архив номеров