НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Политика / “НОЧЬЮ КО МНЕ ПРИШЛИ БАНДИТЫ”. Председатель горсовета Кропоткин честно сказал, что денег у него нет

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • “НОЧЬЮ КО МНЕ ПРИШЛИ БАНДИТЫ”.
    Председатель горсовета Кропоткин честно сказал, что денег у него нет

Серая тетрадь

В тиши своего кабинета, с 7.00 до 9.00 утра, когда никто не мешает, председатель городского совета Калининграда Андрей Кропоткин, упорно работает. Надо полагать, предводитель депутатского корпуса трудится над антикризисной программой. Возможно, изучает какие-то документы, штудирует труды великих экономистов мира - от Маркса до Кейнса. Делает только одному ему понятные пометки на полях своей серой толстой тетради...

Наверное, по-другому сейчас и не может быть. На дворе очередной кризис, а Кропоткин в прошлом - удачливый бизнесмен. Кризис 2008 года он не только успешно пережил, но и заработал прилично...

Торговал на рынке

Андрей Кропоткин: - Стали угрожать моей семье...

Ранним утром я действительно нашёл спикера на своём рабочем месте - за овальным столом из тёмного полированного дерева.

- Говорят, у вас есть чёткий рецепт, что сейчас надо делать бизнесменам.

- Нужно верить, что всё зависит только от тебя, - Кропоткин отложил в сторону томик Кейнса в дорогом кожаном переплёте и раскрыл серую тетрадь. - И нельзя допускать, чтобы опускались руки. Это залог будущего успеха.

- А лично вы с чего начинали свой бизнес?

- Очень давно это было. Ещё в школе. Фантиками менялись... - Андрей Михайлович расхохотался. - Шучу. В 1991-1993 годах - вот когда всё зарождалось. Я занимался... э-э-э...

- Интересно, чем вы занимались.

- Что подешевле купить и подороже продать. Торговали прямо так... Нет, не в магазинах. Какие тогда магазины? На Центральном рынке. На улице Баранова. Где место было, там и торговали. Главное, было не останавливаться, не терять темп.

- Я всегда думал, что стоять на рынке для человека с амбициями и далеко идущими планами - это тупик.

- Правильно. Поэтому я и не останавливался. Многие, с кем я начинал тогда торговать, до сих пор на этом же рынке так и стоят. Они затормозились в своём развитии. А я постоянно старался совершенствоваться, развиваться...

- Когда появилось первое в городе совместное российско-японское предприятие “Хитачи”, я сразу же устроился туда - менеджером. До 1996 года там набирался опыта.

Женские сапоги

- Давайте вернёмся к рынку. А чем вы торговали?

- Да всем торговал. Чем можно было, тем и торговал.

Промтоварный рынок Калининграда - тут постигали азы бизнеса многие депутаты горсовета

- Чем конкретно?

- Ну, сапоги женские продавал.

- А откуда у вас появились жен­ские сапоги?

- Я их в магазине купил. Правда, в эпоху всеобщего дефицита, чтобы их купить, требовалось постоять за ними в очереди пару часов. Постоял. Купил. Отнёс на рынок. И продал. За большую цену.

- И кто был вашим покупателем?

- Тот, кто не хотел стоять в очереди два часа.

- Но у кого были деньги.

- Правильно. Такая торговля была тогда очень востребована. Лет восемь всё продолжалось. До 1998 года... Всё росло вверх. Цены на товары, валюта... Плюс дефицит товара. Никто нам не мешал.

- А милиция?

- А что милиция? Ведь торговлю тогда никто не запрещал. А торговля на рынке - и вовсе приветствовалась всеми.

Пачка денег

- На рынке вас часто обманывали?

- Знаете, всё приходит с опытом. Один раз попался, на второй - становишься бдительнее. Вот, например, как-то продал я вещь. Со мной стали расплачиваться.

Здесь, напротив КГБ, в разгар перестройки торговали валютой будущие отцы города

- Доллары?

- Рубли. Пачка увесистая. У меня сомнений никаких. Ведь только что при мне всё пересчитали. Каждую банкноту видел. Ничего не подозревая, прячу деньги в карман. Потом, когда достал эту пачку - так и ахнул. Сумма оказалась значительно меньше.

- Ловкость рук?

- Профессионалы работали. В следующий раз я уже был намного осмотрительнее...

Чистый рэкет

- А ещё что продавали?

- Да всё. Всё, что можно было купить, а потом - перепродать. С выгодой для себя.

Например, поехал я в колхоз “За Родину” и закупил там треску. Потом повёз её в Киев продавать. А там - приобрёл шампанского. Розового.

- Много трески? Целую фуру?

- Нет. Две сумки по 20 банок в каждой. Ну а шампанского, соответственно, вышло десять коробок. 120 бутылок.

- Удачная сделка?

- Нет. На железнодорожной станции, куда доставили игристое, меня ждал сюрприз. Подъехала милиция.

- Российская?

- Украинская. Это же на территории Украины было. Мол, откуда шампанское. Где купили? Надо проверить происхождение товара. Не ворованный ли?

Никакие мои объяснения они слушать не стали. Забрали всю партию - и под замок. Типа, надо разбираться. А у меня - поезд через 40 минут. И ходит он всего раз в сутки. Оставаться на этом забытом Богом полустанке - не рискнул. Где ночевать? Ни денег, ничего... А билеты - на руках. Пришлось шампанское оставить и уехать. Милиция специально провернула эту аферу. Чистый рэкет.

Братва на хвосте

- В Польшу ездили?

Андрей Кропоткин

- За костюмами. Но тогда у нас уже разделение было. Специализация. Один ездит, другой - продаёт... До 1993 года я продавал спортивные костюмы на рынке. А в 1994-м ушёл в фирму “Хитачи”. А вообще, рынок - прекрасная школа для предпринимателей. Учиться торговать надо с азов.

- Но сейчас-то менеджеры учатся этому делу в университете, а не на рынке...

- У всех - своя дорога. Я, работая менеджером в “Хитачи”, в 1995 году ещё и гонял автомобили из Европы. В Германию ездил, Австрию...

- В те времена на польских дорогах было неспокойно... Вас пытались грабить?

- Ехали мы на польских номерах. Машина - “Пежо-406”. Останавливаемся на бензоколонке, заходим в гриль-бар, заказываем завтрак. За соседним столиком - дальнобойщики. По-русски ведут оживлённую беседу.

Через окно наблюдаем, как на парковку заруливает тонированная “девятка”. Российский “ВАЗ”. Оттуда появляются несколько бритых парней. Заваливают в гриль-бар. Видят дальнобойщиков, которые, ничего не подозревая, продолжают болтать по-русски.

Парни подсаживаются к ним и без долгих вступлений угрожают и требуют выкуп.

Видим, что через пару минут и до нас очередь дойдёт. Пока есть время, тихонечко выходим, садимся в машину и рвём в сторону границы с Германией.

Братки видят, что у них из-под носа уходит добыча, бросаются за нами в погоню. Около трёх километров висели у нас на хвосте. Потом - отстали. Если бы мы ехали в сторону России - всё закончилось куда серьёзнее. В том районе промышляла белорусская банда. Это мы потом узнали...

Не заводится, собака

- Иномарки где продавали? На рынке “Борисово”?

- На стадионе “Балтика”. В середине 90-х там огромная торговая площадка была.

- Много машин реализовали?

- Всего три. “Ауди-80”, “БМВ‑тройку” и “Мерседес-230”. Правда, с “Ауди-80” меня обманули...

Дело было так. Выставил я на площадку возле стадиона “Балтика” эту машину за 6.500 долларов. Но она упорно не продавалась. Один месяц, два, три... Полгода простояла. И вдруг звонит мне какой-то парень. Говорит таким радостным голосом: “Аудюху” хочу вашу купить. Она мне сразу приглянулась. Не можете сейчас на стадион подойти?”

Прихожу. Знакомлюсь. Нормальный такой человек. Доброжелательный. Стали заводить машину. Но вот, собака, не заводится. За полгода аккумулятор сел. По нулям.

- Что потом?

- Я же говорил, что мой покупатель - человек коммуникабельный. В общем, так вышло, что за восемь часов общения он стал чуть ли не моим лучшим другом. Я открылся ему, полностью доверился. Аккумулятор мы зарядили, машину завели. Всё нормально.

Потерял машину

- На следующий день мы справку-счёт выписали, все документы оформили. Машина уже на покупателя зарегистрирована. Всё честь по чести. Мне осталось только деньги получить.

Тут мой новый друг и говорит, что остановился в отеле “Ханса” - в 90‑х годах была такая плавучая гостиница, оборудованная на борту речного парохода возле Музея Мирового океана. Она потом сгорела... Ну, так вот выходило, что надо было на эту “Хансу” за деньгами ехать.

Приезжаем. Он по трапу бодро поднимается на борт теплохода.

Проходит 30 секунд, 40... Ничего такого пока не происходит. Я просто жду. Но беспокойно как-то на душе. Словно внутренний голос подсказывает: здесь что-то не так.

А на эту “Хансу” с берега было два трапа проложено. У одного трапа я стою и жду того парня с моими деньгами. А второй трап - метров за пятьдесят. И тут я вижу как мой знакомый быстро сходит на берег по другому трапу, садится в припаркованную тут же иномарку и уезжает. И тогда понял: я потерял всё. И машину, и деньги. Ведь “Ауди” оформлена на него и теперь является его собственностью. Но тем не менее я всё же подал заявление в милицию.

- Безрезультатно?

- И я так думал поначалу, что безрезультатно. Но проходит полгода. Звонок в дверь. Открываю. На пороге милиция. “У вас машину угоняли?” - интересуются пинкертоны.

“Да, - отвечаю. - А что?”

Трюк с оружием

“Мы нашли вашу машину”, - обрадовали сыщики.

Тот парень вконец заигрался. Снова приехал из Тольятти в Калининград и попытался ещё раз провернуть точно такой же трюк. Но уже не один, а с подельником. И даже оружие для подстраховки взяли.

Но что-то у них пошло не так. Им сели на хвост. Мошенники пытались скрыться. В общем, взяли их только в аэропорту “Храброво”.

- Свою машину назад получили?

- В милиции мне предложили поехать в Тольятти и забрать там свою “Ауди”. Но я за тридевять земель ехать не хотел. В общем, через некоторое время из Тольятти ко мне приехал родственник того парня и отдал деньги за машину. Ровно 6,5 тысячи долларов.

Я потом часто вспоминал ту ситуацию. Почему же меня так легко провёл тот авантюрист?

- Правда, а почему?

- Актёрское мастерство жулика. Особая подготовка. Если не сказать больше - гипноз.

Не поверить ему было нельзя. Настолько всё, что он говорил, выглядело правдивым и достоверным...

Это сейчас я опытным стал. У меня есть чутьё. Могу раскусить человека, правду он говорит или нет. Аферист он или честный человек. Хотя первоначально я доверяю людям. И только если человек допустил какой-то промах, начинаю относиться к нему с большей осмотрительностью.

“Ты нам должен!”

- Вам часто угрожали?

- Когда я жил в переулке Театральном... Звонок в дверь. Открываю. Вижу крепких ребят. Они с порога начинают на меня наезжать: “Ты нам должен!”

Кто должен, кому должен?

“Пять тысяч долларов в месяц”.

У меня таких денег нет. Да и с какой стати я кому-то должен платить?!

- Вы тогда всё ещё торговали иномарками?

- Я уже был директором “Фотодизайна”. Но на самом деле денег не то что лишних, вообще никаких у меня не было. Всё шло в дело. Экономить приходилось буквально на всём. Временами и есть нечего было. На велосипеде на работу ездил.

- Это директор-то фирмы?

- Я возвращал долги. Ведь с чего этот бизнес начинался? Был инвестор. В 1998 году он вложил 250 тысяч долларов в дело. Меня он назначил генеральным директором. За два года я отбил эти деньги и стал полноценным партнёром.

- В чём суть этого бизнеса?

- Я организовал сеть фотоателье, где проявлялись плёнки и печатались фотографии. Всего шесть точек. В Калининграде, Балтийске, Советске. Плюс ещё 30 точек приёма заказов по городу. Мы работали с солидной японской фирмой “Фуджи”. Технологии, оборудование... Одна только печатная машина для фотографий стоила 50 тысяч долларов.

Угрожали моему сыну

- Сотрудники вас обманывали?

- Конечно. Счётчики скручивали. И левые снимки вовсю клепали. А потом скрывали количество напечатанных фотографий.

Что ещё? Различные махинации с браком проворачивали... В смысле с бракованными фотографиями. Они умудрялись использовать какой-то старый брак. Но поскольку я разбирался в технологии этого производства, то легко мог вывести воришек на чистую воду.

- А тем рэкетирам вы заплатили?

- Нет, тогда я им ничего не заплатил. Сказал, что нет денег. Так они повадились - стали каждый день меня навещать. А через месяц выдали: “Теперь ты нам должен 10 тысяч долларов”.

- А вы?

- Не заплатил.

- А они?

- Стали угрожать моей семье. Так и сказали: “Мы знаем, в какой детский сад ходит твой сын”.

- У вас было оружие?

- Никакого оружия.

- И как же вы себя защищали?

- Я обратился за помощью к таким же парням, как и эти рэкетиры. И все вопросы решились сами собой. Вплоть до 2008 года я успешно продолжал свой бизнес в “Фотодизайне”.

Свой особняк продал банкиру

- Однажды один знакомый бизнесмен предложил мне построить элитный 20-квартирный дом на улице Ермака, в центре города.

- У вас и опыт строительства к тому времени был?

- Никакого. Не считая того, что с 1994 года я медленно, но верно строил свой собственный дом в Калининграде на улице Сурикова. Это в конце Гагарина. Строил, начиная с нулевого цикла.

- Это же безумно дорого!

- Дорого, но мы во всём себе отказывали. Жили тогда очень бедно. К тому же мама помогала, отец помогал. Через пять лет построил.

- И переселились в свой новый особняк?

- Конечно, нет. Дом огромный, зачем он мне? Его же ещё отделывать надо было, мебелью обставлять. Откуда такие деньги? Я продал особняк одному банкиру - переселенцу из Казахстана. А сам купил квартиру в Театральном переулке.

- И приступили к строительству элитного жилья на улице Ермака?

- Да, я сразу согласился. Причём денег у меня в то время не было, у моего партнёра - 35 тысяч долларов и оформленный под строительство земельный участок. И всё.

- Что можно было в то время построить за 35 тысяч долларов?

- Да практически ничего. Ну, вырыть котлован...

- И тогда вы обратились за кредитом в банк?

- Нет, я стал искать деньги.

“Я никого не обманул”

- Как вы думаете, смог бы я найти деньги, не пройдя школу своего бизнеса, торговли на рынке, без опыта работы с японцами? За эти годы я понял, что, если ты ведёшь себя честно, если ты всю правду говоришь, тогда люди начинают доверять тебе.

Вообще, моё кредо - всегда говорить правду. И по сей день никто в Калининграде мне не может сказать, что я кого-либо обманул или не выполнил своих обязательств. Мне этого не надо. Абсолютно. Потому что личные отношения для меня превыше всего.

Вот люди мне и поверили. То есть моими инвесторами стали будущие жильцы этого дома. Я ведь искал потенциальных дольщиков...

- Как искали?

- Через знакомых, которые были вхожи в мэрию. Искал сам. В моей работе наступил следующий очень ответственный этап - надо было найти и убедить потенциальных жильцов купить квартиру именно в этом доме.

- Какую использовали аргументацию? Чем же ваш дом был лучше остальных?

- Интересный проект, необычная планировка квартир, антисейсмиче­ская устойчивость. Кроме того, подземная парковка на 20 машин. И когда я убеждал дольщиков, что это хороший дом - я был до конца искренен. Дом-то этот действительно хороший. И даже по нынешним меркам.

Кирпичи лично укладывал

- А что вам лично приходилось делать на стройке?

- Я занимался абсолютно всем. Всем без исключения. Даже кирпичи лично укладывал. Иногда за прораба работал. Были такие моменты. Особенно, когда не было денег, не хватало рабочей силы...

Искал подрядчиков. С проектировщиками приходилось дорабатывать проект. Хотя строительного образования у меня не было никакого. Слава Богу, что те подрядчики, которые мне попались на котловане, многому научили.

К примеру, Олег Громов - тоже наш подрядчик. Очень опытный и компетентный человек, он меня многому научил. Он котлованом занимался, заливал нулевой цикл. На те деньги, на которые мы с ним договорились.

В общем, денег в тот момент не нашлось и он работал под моё чест­ное слово. А позже я ему всё выплатил.

- Олег Громов - это кто?

- Известный человек в городе. Строит мосты, сооружает бетонные конструкции. Вообще, он специализируется на монолитных работах.

На волосок от смерти

- Однажды мы бомбу нашли. Когда строили тот самый элитный дом на Ермака.

- В котловане?

- Нет, у самой поверхности земли. Считай, только землёй она сверху была присыпана.

Копает экскаватор траншею. Поднял ковш и в землю его со всей дури - раз! Удар. И скрежет металла. Бросились смотреть. А под ковшом - торчит такая вот штука.

Кропоткин разводит руки в стороны, пытаясь показать необъятные размеры найденного предмета.

- Немного расчистили землю - бомба авиационная. Времён войны.

Экскаваторщик бросает машину и - дёру. Только пятки засверкали. За ним - рабочие. Смертельная опасность! Считай, на волосок от смерти...

Я немедленно вызываю МЧС. Надо действовать оперативно. Время драгоценное уходит. Бетон застывает. К тому же напротив - отделение Цент­робанка. Для них - реальная угроза. Если узнают, шум поднимут. А кому он нужен, этот шум.

Через пару часов приезжает на стареньком “сто двадцать третьем” “Мерседесе” человек. С виду - офицер-отставник. В выцветшей до неузнаваемости камуфляжной форме. Осмотрел он место происшествия, потрогал фугас, поцокал языком...

“Да, - говорит, - это 100-килограммовая авиабомба. Союзники такие в 1944 году на Кёнигсберг сбрасывали...”

Бомба в “Мерседесе”

- Бомба?! Говорим, что и без него поняли, что это бомба. А делать-то что теперь с этой бомбой?

“Есть два варианта, - загибает пальцы сапёр. - Или вы мне платите наличными сейчас две тысячи рублей - и я её эвакуирую сам. Или пишите заявление, мы составляем акт, а потом ждёте несколько дней...”

Какие несколько дней?! Бетон уже почти застыл, рабочие... Ищи теперь их, как ветра в поле. Ну, я, как всякий нормальный человек, даю ему две тысячи. По тем временам - это две месячных зарплаты офицера... И как вы думаете, что он делает?

- Грузит бомбу в багажник своего “Мерседеса”.

- Точно. У меня вот такие шары! В багажник “Мерседеса”! Такую дуру! И прямо средь бела дня увозит её куда-то.

Вот так всё реально и было.

Во всём себе отказывал

- В то время, пока строил, я во всём себе отказывал, - вздыхает Кропоткин. - К тому времени я уже жил в собственной квартире. Оставались ещё деньги от продажи особняка. Но деньги-то вечными не бывают. Они тоже проедаются...

Поэтому, конечно, у меня всё было напряжно. Я жил надеждами, что этот объект на улице Ермака всё же удастся достроить. И достроили.

- А сдать дом приёмной комиссии тяжело?

- Сейчас - не знаю. Но тогда было необыкновенно тяжело. Надо было налаживать отношения. Всё очень непросто. Я про 1999 год говорю...

Другие подходы, другие СНИПы. Но я - человек коммуникабельный и всегда найду выход из самого сложного положения. Уверен, что с любым человеком можно договориться.

Но это было 16 лет назад. А сегодня - всё намного проще. Не надо платить денег. Надо просто всё сделать качественно, как требуют строительные нормативы. Но, вообще-то, на моих объектах всегда всё было нормально. Потому что я - человек системный. И всё делал основательно. И досконально.

Не стыдно смотреть людям в глаза

- Сколько времени у вас ушло на этот дом?

- Два года. Счастливые жильцы въехали в свои долгожданные квартиры. И этим людям, которые мне тогда поверили и вступили в долевое участие, не стыдно в глаза смотреть. Состав жильцов с тех пор остался практически прежним. Меня они помнят. Мы часто видимся, здороваемся. Тем более что в том доме у меня тоже квартира осталась...

А что до нашего бизнеса, то мы все получили прибыль. Она вышла достаточной на тот момент. И каждый пошёл своей дорогой.

- Вы про себя и своего партнёра?

- Да. А своему партнёру я очень благодарен за предоставленный мне шанс и опыт на этом проекте. Он дал начало, я почувствовал уверенность в собственных силах. Способность решать задачи любой сложности. Хотя перед этим у меня уже был успешный бизнес.

- А что потом?

- Потом у меня появились другие объекты. В 2006 году - “Калининград-Плаза”. Затем - квартальные красивые проекты - на Борзова, в Светлогорске. Я горжусь ими.

Свет в конце тоннеля

Андрей Кропоткин: - Надо сейчас просто потерпеть.  Переждать...

- Сейчас 80% бизнеса - на грани выживания, - с печалью в голосе констатировал Кропоткин. - В первую очередь - это ресторанный бизнес. Он-то точно сейчас уже на грани. А также всё, что связано с услугами.

И я отлично понимаю, что сейчас тяжело. Действительно, всем тяжело. Но волноваться в этой ситуации - не стоит. Нужно лишь самому лично заниматься бизнесом. Больше заниматься. Ставить бизнес на первое место.

Я сейчас обращаюсь к людям, которые в данный момент сталкиваются с трудностями. Да, верно, покупательская способность везде упала. Но произошло это не потому, что люди стали более разборчивы или требовательны. Просто у людей нет денег.

Я понимаю, что общая ситуация, которая сложилась из внешнеполитических факторов, психологически давит на внутреннюю обстановку в стране. Но у всех нас есть шанс. Даже не шанс, а свет в конце тоннеля.

Вот поверьте мне, уже буквально через год-два у нас станет бурно развиваться свой собственный внутренний рынок.

Надо просто потерпеть

- Мы не будем надеяться на какого-то дядю, иностранца, который хочет даст, а не хочет - не даст, - спикер энергично рубит ладонью воздух. - Мы уже сегодня заложили очень много предприятий по производству продуктов питания. Поэтому сами себя мы уж точно прокормим.

А если мы сами себя начнём кормить, то все деньги начнут крутиться вокруг нас. Если они начнут крутиться вокруг нас, то покупатель­ская способность населения начнёт понемногу повышаться.

Поэтому надо сейчас просто потерпеть. Переждать. И быть более креативным, вкладывать в себя знания.

В будущем те идеи, которые у вас зарождаются сейчас, можно будет попытаться внедрить. Но для этого надо постоянно быть в тренде. И дожидаться момента, когда рынок станет выходить из кризиса и пойдёт вверх.

Поверьте, это очень важно. Утверждаю это на собственном опыте. Я пережил кризис 2008 года и вышел из него в плюсах. Потому что знал, куда следует вкладывать знания и куда идти. И поэтому сразу после кризиса я прилично заработал. Это и в 2011-м году, в 2012-м... Повторяю, нужно верить, что всё зависит только от тебя, и никогда не опускать руки.

Ю. ГРОЗМАНИ



Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money