НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Политика / ХРУЩЁВКИ ЯРОШУКА. Мэр Калининграда решил покончить с “советским наследием”

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • ХРУЩЁВКИ ЯРОШУКА.
    Мэр Калининграда решил покончить с “советским наследием”

Чиновники администрации Калининграда наконец-то решились привести Ленинский проспект в божеский вид. Мэр города Александр Ярошук поручил главному архитектору областного центра Вячеславу Генне “проработать вопрос”. И представить своё видение, как облагородить советские хрущёвки.

Дешёвые фасады

Было озвучено и основное условие - улучшить фасады главной магистрали Калининграда с самыми минимальными затратами.

- Ибо денег в бюджете ни на что нет, - напомнил подчинённому Ярошук. - Их вообще нет...

Вячеслав Генне: - Здание возле “Европы” мы тоже реконструируем, придав фасаду исторический колорит...

- С минимальными... может и не получиться, - замялся муниципальный зодчий и занялся поиском творческих людей, способных “за три копейки” воплотить в жизнь пожелания мэра.

...Спустя пару месяцев, к точно назначенному сроку эскизы обновлённого Ленпроспекта были готовы. Градоначальник вызвал Генне на оперативное совещание, чтобы тот отчитался о проделанной работе.

- Уважаемые коллеги, - Ярошук одёрнул полы пиджака и поправил галстук. - Не за горами чемпионат мира по футболу... Новую транспортную схему через год принимаем... В общем, настало время обновить облик главной городской артерии. Напомню, что сейчас речь не идёт о полной реконструкции Ленинского проспекта. Мы пока сузили рамки - взяли участок от площади Победы до гостиницы “Калининград”. Давайте, Вячеслав Викторович, дерзайте. А мы послушаем...

Углубили подвалы

- Мастерская Копылова трудилась над этим проектом, - сообщил Генне. - Напомню, Копылов - автор проекта площади Победы.

- Знаем-знаем, - пробурчал председатель комитета городского хозяйства Сергей Мельников. - В поте лица трудились...

- Рамки техзадания несколько сузили наши возможности, - потупился архитектор. - Э-э-э... специфика, понимаете... Мы могли ориентироваться лишь на имеющиеся панельные здания, построенные в 50‑х годах. И хоть как-то улучшить их облик мы могли лишь за счёт ремонта фасадов. Да, причём, ни надстраивать, ни пристраивать мы тоже по выдвинутым условиям не могли. И даже надстраивать мансарды и увеличивать этажность.

- А почему нельзя надстраивать? - удивился Александр Зуев, председатель комитета муниципального имущества и земельных ресурсов. - Там же сплошняком четырёхэтажки стоят!

- Нельзя надстраивать, чтобы не увеличивать нагрузку на фундамент. Дело в том, что почти во всех первых этажах зданий на Ленинском проспекте обустроены магазины. А собственники этих магазинов углубили подвалы и сделали там полную перепланировку. Разрушили подвальные стены. Тем самым заметно ослабили конструкцию всего здания. Вот почему увеличивать нагрузку мы не можем.

Клиенты на зоне

- Теперь я остановлюсь на некоторых неосвоенных до конца территориях, - продолжал Генне. - Разумеется, в районе Ленинского проспекта.

- А что, такие есть? - удивился Мельников.

- Что есть? - не понял зодчий.

- Говорю, у нас что есть неосвоенные территории на Ленинском проспекте?

- Сквер возле “Инвестбанка”. Но речь там идёт о тех территориях, которые не полностью или вообще не используются горожанами, как места отдыха или рекреационные зоны.

- А-а-а... - протянул Мельников и погрузился в глубокие размышления.

- А я слышал, что вы там чуть ли не автовокзал строить собрались... - прищурился Ярошук.

- Так вы, наверное, видели на проекте стеклянные козырьки, - догадался Генне. - Это павильоны МТО. Просто появились предложения по их унификации.

- Так будет там автовокзал? - упорствовал мэр.

- Не будет никакого автовокзала, - поклялся Генне. - Будет зона отдыха. А стеклянные козырьки, которые всех вводят в заблуждение - это для удобства клиентов.

Пешеходный Штайндамм

- Ещё одна зона - это улица Житомирская, - зачитал докладчик. - По проекту Копылова - трактуется как пешеходный Штайндамм.

- Щтайндамм?! Круто! - глаза Ярошука заблестели. - Это то, что нам надо!

- Дальше - улица Барнаульская. Там будет своеобразная городская площадка. Сейчас это место занято различными малыми архитектурными формами. Киосками, ларьками... Так что вначале придётся всё это причесать... Ну, привести в порядок.

Напротив, по другую сторону Ленинского проспекта, нам тоже предстоит провести глобальную реконструкцию. Ориентир - кафе “Андрэ”. Жилой дом стоит, очень длинный. Слегка заглубленный вовнутрь квартала. Этим и выделяется. Характерная его особенность - две арки, ведущие с улицы во двор. Вспомнили, где этот дом находится?

Чиновники, косясь на Ярошука, неуверенно закивали головами.

Палисадник с витринами

Александр Ярошук: - А, может, надо было просто скопировать образцы той старой плитки, которой немцы улицы Кёнигсберга выкладывали. Была бы и историческая привязка, и вообще...

- Так вот, благодаря тому, что этот дом заглубили в глубь квартала, образовалось большое пространство, которое вот уже больше полувека никак не используется, - с воодушевлением рассказывал архитектор.

- А что там сейчас? - наморщил лоб градоначальник.

- Палисадник.

- Палисадник? А что будет?

- Есть возможность сделать красивый променад, - Генне мечтательно посмотрел поверх голов чиновников куда-то в окно. - И надо обязательно унифицировать витрины.

- А они согласны?

- Кто?

- Ну, эти... как их... собственники.

- Да собственники мечтают об этом! - зодчий хитро улыбнулся. - Они сами ко мне приходили. Вернее, их актив. И говорили: “Начните реконструкцию с нас”. А потом приходили другие: “Нет, начинайте реконструкцию не с них, а с нас”. Так что все они очень заинтересованы.

Раскрасили под зебру

- Мы серьёзно займёмся той частью Ленинского проспекта, которая вплотную примыкает к площади Победы, - пообещал Генне. - Безликое угловое здание, то что рядом с “Пирамидой”, трансформируется в элегантную постройку с башенками. Возле “Европы” здание - его мы тоже реконструируем, придав фасаду некий исторический колорит.

- Это возле какой “Европы”? - не понял Ярошук. - Какие здания рядом с “Европой”? Мэрия что ли?

- У нас же две “Европы”, - пояснил докладчик. - Старая “Европа” - это та, что непосредственно на Ленинском проспекте расположена, напротив “Родины-матери”...

Напротив “Янтарьэнерго” неприглядный вид нашему городу придают несколько панельных жилых домов с плоскими крышами. Чтобы как-то изменить к лучшему их фасады, мы решили вернуться опять к теме фронтонов.

- А что там с Житомирской улицей? - резко сменил тему мэр. - Я видел в проекте дом появился какай-то странный... Под шахматную доску размалёванный.

- Ещё и по диагонали, - добавил Мельников.

- Как я ни сдерживал Копылова, - принялся оправдываться Генне, - но его понесло... И он настоял на том, чтобы этот дом представить в ультрамодернистском стиле. Вот так и получилось. Шахматы...

- Скорее, зебра, - процедил главный коммунальщик и опять уткнулся в свои бумаги.

Крупное членение

- Мы планируем некоторое сужение проезжей части на Ленинском проспекте, - огорошил публику Генне. - Там устроим парковку автомобилей.

В зале - шум. На лицах чиновников - смятение.

- Что-то я в толк не возьму, - дёрнул плечами Мельников. - По многим улицам мы поубирали трамвайные пути, чтобы хоть как-то расширить проезжую часть. А здесь... вы предлагаете - наоборот. Уже сколько времени эвакуаторы по всему центру города работают - приучают наших автомобилистов не бросать машины где попало. И, особенно, под запрещающими знаками.

- А теперь мы снова всё возвращаем, - хмыкнул Ярошук. - В общем, я - против. Я категорически против таких решений.

- Но это же только один из вариантов проекта, - засуетился докладчик. - И он нуждается в обсуждении и уточнении... Теперь я хотел бы немного вернуться к тротуарной плитке. Если вы обратили внимание на эскизы, то заметили, что мы умышленно используем крупное членение.

- Крупное что? - резко вздёрнул брови Ярошук.

- Крупное членение, потому что мы уходим от мелкой плитки.

- А, может, надо было просто скопировать образцы той старой плитки, которой немцы улицы Кёнигсберга выкладывали. Была бы и историческая привязка, и вообще...

Немецкая плитка

- Плитка у немцев была бетонная с вкраплением очень твёрдых камней, - со знанием дела сообщил Генне. - Боюсь, что сейчас мы такую технологию просто не возродим. И эта плитка окажется очень хрупкой.

- Не знаю, - покачал головой Зуев. - Посмотрите, в какое состояние пришла совсем ещё новая плитка у драмтеатра. Или на проспекте Мира. А эта, немецкая, и войну пережила, и сейчас уже сколько лет стоит...

- Надо искать технологии, - постановил Ярошук.

- Ну, технологии уже найдены, - поспешил внести ясность Генне. - Правда, не по части тротуаров. Вместо традиционной старой брусчатки теперь нами будет использоваться специальная плитка из мраморной крошки.

- Если у вас, Вячеслав Викторович, всё, тогда давайте, задавайте вопросы докладчику, - подвёл черту глава города. - У кого-нибудь вопросы есть?

- У меня вопрос, - поднял руку Кропоткин, председатель городского совета. - Вот вы про собственников здесь говорили... Тех, что на Ленинском проспекте... Собственники этих магазинчиков - это, конечно, хорошо... Но надо общие собрания проводить. Скажите, вы проводили общие собрания?

- Это вы меня, как архитектора, спрашиваете? - удивился Генне.

- Как организатора процесса.

- Конечно, проводили, - часто-часто заморгал докладчик. - Обязательно проводили.

Дожить до 100 лет

- Очень правильно здесь вопрос поднял Андрей Михайлович, - закивал Ярошук. - Надо всё подводить под правовую основу. А то вы напланируете там со всеми наворотами, а потом...

- У меня вопрос на другую тему, - по-барски откинулся на спинку кресла Мельников. - Вот вы нам здесь рассказывали про новые технологии. Про брусчатку из мраморной крошки и про новую эту... штукатурку.

- Вентилируемую штукатурку, - подсказал Генне.

- Да, вентилируемую. Это, конечно, очень красиво. Но если мы примеряем шубу, то хотелось бы знать, сколько клиент проживёт. 50 лет или 100?

- Это вы о чём? - недовольно засопел Ярошук.

- Я о том, на сколько лет рассчитаны эти фасады. Эти дома уже простояли 50 лет. Вот и спрашиваю, на сколько лет хватит новой штукатурки?

- Если вы, Сергей Викторович, доживёте до ста, то и эти дома простоят, - мэр смерил свирепым взглядом своего подчинённого и закрыл оперативное совещание.

Ю. ГРОЗМАНИ



Если вам понравилась эта статья, переведите нам любую сумму.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money

236040, г. Калининград
ул. Черняховского, 17
(второй этаж)
тел. (4012) 991-210

‎+7-900-567-5-888.


Архив номеров
Архив номеров




Федеральные СМИ,
которые пишут
об Игоре Рудникове

Новая газета

THE NEW TIMES