НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Политика / ЗУЕВУ БОЛЬШЕ НЕ НАЛИВАТЬ! Мэр Калининграда приказал закрыть водочный магазин напротив зоопарка

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • ЗУЕВУ БОЛЬШЕ НЕ НАЛИВАТЬ! Мэр Калининграда приказал закрыть водочный магазин напротив зоопарка

- Уважаемые коллеги, сегодня мы поговорим о создании комфортной среды проживания в нашем городе, - мэр Александр Ярошук потянулся в кресле и обвёл внимательным взглядом подчинённых.

Чиновники, собравшиеся на оперативное совещание, понуро опустили головы и молчали.

- Я специально попросил поставить в повестку этот вопрос, - продолжал градоначальник. - Потому что время назрело... В общем так... Вашему вниманию предлагается доклад главного архитектора города Вячеслава Викторовича Генне.

Столоначальники, как по команде, стали крутить головами в поисках докладчика. Генне обнаружился на галёрке. За последние три года на планёрке он появился во второй раз.

Уродует облик города

- Калининград стремительно развивается, - вкрадчиво начал архитектор. - Повышаются требования к комфортной среде. На примере проспекта Мира я хотел бы показать различные пути развития этой территории с целью придания ей более привлекательного облика. И формирования, как я уже сказал, комфортной среды.

Начну с краткой справки... Итак, протяжённость проспекта Мира составляет 5 километров. Ширина проезжей части с тротуарами колеблется в пределах 27 метров. На проспекте Мира находятся 23 объекта культурного наследия. На эту магистраль выходят 135 фасадов исторических зданий.

- Ну, насколько все они исторические - это надо ещё посмотреть, - покачал головой председатель комитета городского хозяйства Сергей Мельников.

- Отчасти соглашусь с замечанием, - мягко отозвался “баритон” Генне. - На проспекте Мира, как нигде на любой другой улице, расположено просто огромное количество коммерческих помещений. А это накладывает свою особенность. Позже я на этом ещё остановлюсь...

- Я ещё посмотрю, что делать с этой безвкусицей, которая уродует облик нашего города, - тяжело вздохнул Ярошук.

Брусчатка и тротуары

- Но наряду с этим, - продолжал архитектор, - на проспекте находится самое большое количество значимых культурных объектов, где очень любят проводить свой досуг калининградцы. Это и зоопарк, и Центральный парк, кинотеатр “Заря”, кукольный театр. На проспекте Мира проходят все основные городские праздники. В частности, День колеса... Я знаю, очень много возникает суждений по поводу брусчатого покрытия. Да, его надо перекладывать. Но, с другой стороны, оно полностью соответствует историческому образу этой части города...

- Опять про брусчатку, - махнул рукой Мельников и закрыл лицо руками.

- Отдельно хотел остановиться на тротуарах, - докладчик пропустил мимо ушей замечание чиновника. - На проспекте Мира наблюдается разношёрстность этих самых тротуаров. Разнотипность. Вы понимаете, о чём я говорю?

Столоначальники никак не отреагировали на адресованный к ним вопрос, зато сразу уткнулись в цветные слайды, которые стали высвечиваться на шести плоских мониторах одновременно. На экране появилась картинка с тротуарами на проспекте Мира.

- Основные правила дизайнерского искусства в городе гласят: количество элементов на улице должно быть минимальным.

- Это вы о чём? - сделал озадаченное лицо Ярошук.

Визуальная зарядка

- Об элементах, - Генне мгновенно отреагировал на вопрос мэра. - Повторяю, их количество должно быть минимальным: скамья, урна, пешеходные ограждения. Отдельная тема - это разношёрстность парков. Потом рекламы очень много, просто избыток... У “Сити-Формата” есть много рекламных конструкций. Вот что хорошо, на четырёх из них размещены карты города. И все они - на проспекте Мира. Здесь нам надо ещё использовать европейский опыт. Например, информационные навигаторы. Увы, системный опыт у нас полностью отсутствует...

После слов “информационные навигаторы” Александр Зуев, председатель комитета муниципального имущества и земельных ресурсов, украдкой усмехнулся, а мэр почесал за ухом.

- Хотя у нас есть и позитивные подвижки по части сокращения рекламы, - Генне сделал театральную паузу. - Сейчас мы проведём визуальную зарядку. Посмотрите на слайды. Вот дом напротив стадиона “Балтика”. Старинное здание, недавно отремонтированное. Что видите? Разумное сочетание элементов рекламы, вывесок, оформления витрин и декор фасада. Всё в едином стиле. Есть и другой пример: это здание - возле кинотеатра “Заря”. На очередном слайде всё показано... Смотрите!

На экране возник эскиз дома.

- Это так, как мы его себе замышляли, как это виделось дизайнерам и архитекторам. А вот - как получилось в реале.

Такой вот раскардаш

- Так, а в чём причина? - Ярошук внимательно вглядывался в обе картинки. - Вячеслав Викторович, вы разобрались?

- Там не могут найти общий язык собственники жилья, арендаторы и управляющая компания.

Александр Зуев: - Я первый раз слышу и вижу этот павильон...

- И поэтому мы видим такой вот раскардаш...

- Всё верно, Александр Георгиевич. Магазин оптики внедрил в фасад рекламу синего цвета “Очки” с изображением этих самых очков. Кроме того, на фасаде использованы разные типы крылец, поручней...

- Вижу, кто во что горазд, - градоначальник недовольно поморщился. - У кого на что ума хватило.

- И денег, - подсказали с галёрки.

В зале - смех.

- Зоопарк - это вообще! - с возмущением воскликнул Генне. - Ни в какие ворота! Всё рекламой поутыкали. И центральный вход. И ограду. А там ведь есть барельефы с изображением зверей. Эти элементы поэтапно создавались в 50-е, 60-е и 70‑е годы. И в результате - ничего не видно. А ведь памятник архитектуры. Это очень плохо!

Кидаются под колёса

- Должен отметить, что в городе накоплен позитивный опыт установки ограждений для пешеходов, - продекламировал архитектор.

Лицо Ярошука озарила блаженная улыбка - именно он выступил одним из авторов идеи создания бесконечных металлических заборов.

- Правда, не могу согласиться с некоей однотипностью этих ограждений, - посетовал докладчик. - Ведь можно было проявить чуточку фантазии...

- А что вас не устраивает? - лицо мэра стало постным.

- Можно ведь использовать опыт европейских городов. Например, не сплошные барьеры лепить, а столбики. Вот их сколько разновидностей можно встретить в Европе. Посмотрите на слайды...

Чиновники молча изучали картинки с видами самых разнообразных столбиков.

- Согласен, - кивнул Мельников, - эти столбики будут препятствовать автомобилистам заехать на тротуар на своих машинах. Но они не спасут от пешеходов, которые норовят перебежать улицу в неположенном месте и кинуться прямо под колёса проезжающего транспорта.

- А ведь верно, - Ярошук пригладил шевелюру правой рукой. - Что скажете, Вячеслав Викторович?

Эволюция мусорной урны

- Я не пытаюсь навязать своё мнение, я пытаюсь вызвать у вас желание поразмыслить над темой придания городу более привлекательного вида, - извиняющимся голосом выпалил Генне. - Только в спорах рождается истина. Но идём дальше. Вот взять урну...

- Что взять? - Ярошук приложил ладонь к уху.

- Я хотел бы поговорить об урнах. Мусорных урнах. Итак, урна. Мусорная. Её эволюция, типология... Вот, смотрите на слайдах. Какие они все разные.

- А это хорошо или плохо? - съязвил кто-то на галёрке.

- Это нарушение общего стиля, - смутился “баритон”. - И, во-вторых, при всём их многообразии все эти урны не блещут своими художественными изысками и совершенством стиля. Хотя выбрать есть из чего...

И главный городской архитектор с упоением принялся демонстрировать различные виды иноземных урн - где-то в Лондоне, Париже, Риме, Амстердаме и Праге.

“Родина-мать” и крысы

- Объекты благоустройства требуют охраны, - откашлялся Генне. - Это даже не требует обсуждения. А охрану осуществляет кто?

- Правильно, охранники. И эти охранники понастроили себе всяких будочек, кто во что горазд. И эти будочки портят вид нашего прекрасного города. Потому что они стоят во всех скверах, парках, возле фонтанов. И в этих будках стоят чайники, охранники пьют там чай, режут сало... Обедают, одним словом. Вокруг будок собираются бродячие собаки...

- Крысы! - раздалось с галёрки.

- Что? - Ярошук от неожиданности выронил свой “Паркер” с золотым пером.

- Под полами этих будок живут крысы, - пояснил тот же голос. - И этих крыс каждый вечер ловит большой рыжий кот.

- О чём мы говорим? - растерянно затряс головой градоначальник.

- Вероятно, речь идёт о сквере, где “Родина-мать” стоит, - предположил наблюдательный Зуев.

На экране появились очередные картинки. На верхних - дощатые ларьки возле “Родины-матери”. На нижних - красивые стилизованные будки в виде летних навесов. Рядом с ними - навытяжку охранники в красной униформе.

- Что это? - мэр ткнул пальцем в экран.

- Охранники сидят в этих будках, - пояснил зодчий.

- Я не про верхний снимок. Внизу что?

- Тоже охранники.

- Где?

- В Лондоне.

- Там нет зимы, - со знанием дела заявил Ярошук.

Умрёт на посту

- Мы согласны, - заговорил Мельников. - Но давайте решим, из чего нам выбирать? Вот взять пример с этими малыми архитектурными формами - будками охранников.

- В таком виде они стоять не должны, - категорично высказался Сергей Воропаев, вице-мэр по подготовке к ЧМ-2018. - И никого радовать своим обликом они не могут. Особенно, в канун чемпионата по футболу...

- Радовать? - крякнул главный коммунальщик. - Это кого как... Поймите, холодно будет охраннику под навесом. Он умрёт и охраны не будет.

- Он должен не просиживать в этой будке, а охранять, - сурово заметила Светлана Мухомор, первый зам. главы города. - Ходить он должен...

- Понятно, что ходить, - без энтузиазма согласился председатель комитета городского хозяйства.

Нужны фишки!

- Проспект Мира перенасыщен различного рода памятниками, - с сожалением констатировал Генне. - Взять, к примеру, Центральный парк. Там тебе и памятник Мюнхгаузену, и ветеранам-строителям, и Высоцкому. Перебор!

- Перебор?! - удивился Ярошук. - Так, если памятники не нужны, хотя это придаёт не только привлекательность, но и некоторую самобытность городу, тогда что?

Александр Зуев

- Что? - зодчий на секунду задумался. - Инсталляции. Вот, знаете такую акцию “101 скамейка”? Красивые белые скамейки расставлены по городу. Или фестиваль “Короче”. Понимаете, здесь не монументальные обелиски стоимостью в несколько миллионов нужны, а фишки.

- Фишки? - часто-часто заморгала Мухомор. - Какие фишки?

- Всякие, - продолжал интриговать докладчик. - Можно ведь устанавливать специальные люки, колодцы. Опыт у нас в Калининграде такой есть. Возле культовых мест, посещаемых публикой, можно увидеть специально смонтированные канализационные люки с символикой Кёнигсберга.

Чебуреки у фонтана

- Остановочные пункты, - зачитал Генне. - Хорошо, что в их размещении появилась системность. Но вот все прочие торговые точки на тротуарах вызывают некоторую озабоченность. Люди автобуса ждут, велосипедисты пытаются протиснуться... В общем, полная царит неразбериха.

- Что предлагаете? - сурово произнёс Ярошук.

- Выход предлагаю один: где находятся остановочные павильоны, там больше ничего быть не должно. Никаких ларьков, торговых точек... Но больше всего меня возмущает то, что сейчас происходит возле памятника “Борющиеся зубры”. Я про скульптурную композицию из двух больших фигур зубров. Это работа немецкого скульптора Августа Гауля. Установлены звери в 1912 году для обустройства фонтана перед зданием Верховного суда Восточной Пруссии. Исторический памятник. Шедевр великого скульптора! Но там не должно быть никакой торговли. А там целый мини-рынок вырос! Там тебе и пирожки продают, и чебуреки... В общем, заслоняют они своими павильонами перспективу на всю эту немецкую красоту.

Дирижабли и водка

Вячеслав Генне: - Это самовольное строительство. По ночам оно происходило. Кроме того, они залезли на территорию муниципалитета. Боковая стенка поставлена прямо на лестнице в сквер. А задняя - возведена буквально в 50 сантиметрах от высаженных на газоне ёлок

- Но самое вопиющее безобразие творится напротив зоопарка, - распалялся докладчик. - Когда-то давно там располагался только павильон остановочного пункта. Потом появилась пристройка, в которой стали торговать спиртными напитками. Когда закон обязал иметь внутренний торговый зал для продажи горячительного, они пристроили к павильону закрытый навес. Теперь и вовсе пытаются соорудить какое-то нелепое уродливое строение...

Генне высветил на экране очередной слайд. Чиновники увидели высокий тёмно-серый ангар со скошенной крышей невероятно больших размеров.

- Эллинг для дирижаблей, - за­смеялись на галёрке.

- А мне совсем не смешно! - гаркнул Ярошук. - Кто позволил уродовать город?

- Это самовольное строительство, - услужливо подсказал Генне. - По ночам оно происходило. Это действо... Кроме того, они залезли на территорию муниципалитета. Боковая стенка поставлена прямо на лестнице в сквер. А задняя - возведена буквально в 50 сантиметрах от высаженных на газоне ёлок.

- Так действуйте, Вячеслав Викторович, - приказал градоначальник. - А мы вас поддержим.

Остановите беспредел!

- Пока ничего не выходит, - развёл руками городской зодчий. - Вот, например, обращаюсь я в контролирующий орган правительства Калининградской области - ГАСН. Мол, давайте, ребята, сделайте что-нибудь. Остановите этот беспредел. А мне знаете, что там отвечают: “Они у нас разрешение на строительство не спрашивали, поэтому мы им ничего не можем запретить - это не наш объект”. Не знаю уж, как с этим и бороться...

- Что за ерунда?! - возмутился Ярошук. - Говорите, на муниципальную землю залезли? А земельный контроль туда выезжал? Александр Иванович, что молчите?

- Я первый раз слышу и вижу этот павильон, - пожал плечами Зуев, председатель комитета муниципального имущества и земельных ресурсов.

- Это неправда! - раздался резкий голос Галины Варфоломеевой, начальника правого отдела городской администрации. - Я вам ещё неделю назад говорила подготовить все документы по этому делу.

- Хм! - усмехнулся Зуев. - Ничего не понимаю...

“Наложите арест!”

Александр Ярошук: - В суд подать! Слышите, по поводу этого водочного магазина - в суд. И наложить арест!

- В суд подать! - взревел Ярошук. - Слышите, по поводу этого водочного магазина на автобусной остановке - в суд. И наложить арест! Оформляйте документы!

Всё, заканчивайте с докладом. Хватит. Теперь я подведу некоторые итоги. А то мы уж и так всё затянули... Слушайте и запоминайте. Кто запомнить не может, записывайте.

Первое. На каждом решении по благоустройству города, будь то ремонт тротуаров или брусчатки, установка рекламы, оформление фасадов... Запоминаете? На каждом документе должна обязательно стоять подпись нашего главного архитектора Вячеслава Викторовича Генне. А то архитектор зарплату регулярно получает, а в принятии решений не участвует. Особенно по эстетической части. Это плохо.

Второе. Опять начинаете укладывать на тротуары эту серую безобразную плитку. Всё упрощаете себе жизнь... Зачем серая плитка? Жизнь у нас и так серая.

Третье. Устранить все изъяны, о которых говорил архитектор. Вдоль одного дома - три вида тротуаров. Ха-ха-ха! Нет, уважаемые коллеги, так не пойдёт. Срок на устранение я вам позже запишу.

Четвёртое. Была поставлена окончательная точка в вопросе, где будет проходить чемпионат мира по футболу в 2018 году. Видимо, поэтому у нашего губернатора появилось желание финансово поучаствовать в приведении в порядок наших главных городских магистралей - улицы Черняховского, Ленинского проспекта, набережной Трибуца. Но Трибуца - это первично.

Пятое и последнее. Чтобы про этот вино-водочный павильон напротив зоопарка я больше не слышал. Поняли? Действуйте. А я в очередной раз проверю вашу исполнительность и эффективность вашей работы. Если вопросов нет, все свободны.

Ю. ГРОЗМАНИ

   

236040, г. Калининград
ул. Черняховского, 17
(второй этаж)
тел. (4012) 991-210

‎+7-900-567-5-888.

Архив номеров
Архив номеров




Федеральные СМИ,
которые пишут
об Игоре Рудникове

Новая газета

THE NEW TIMES