Дней
Часов
Минут
Секунд

НЕВИНОВНЫЙ ЖУРНАЛИСТ
СИДИТ В ТЮРЬМЕ



 
 

 

НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Кёнигсберг - Калининград / КАК КЁНИГСБЕРГ СПАС МЕМЕЛЬ. Из безумной авантюры сделали героическую эпопею

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Отстреленные пальцы

Начало войны в августе 1914 года для России было многообещающим. Две русские армии вторглись в Восточную Пруссию и устремились к Кёнигсбергу. Однако уже в сентябре 1914-го российские войска были окружены и разгромлены. Стало понятно, что Россия к войне не готова: катастрофически не хватало оружия и боеприпасов, отсталая промышленность не могла удовлетворить нужды фронта.

Тем не менее уже в феврале 1915 года русские генералы начали второе наступление на Восточную Пруссию. Сражение закончилось так же, как и предыдущее: в Августов­ских лесах попал в окружение и капитулировал 20-й корпус русских.

Патриотическая истерия первых дней войны сменилась глубоким разочарованием. Солдаты разуверились в победе.

- Мною замечено, - докладывал генерал-квартирмейстер Ставки Верховного главнокомандующего Ю.Н. Данилов, - что нижние чины под тем или иным предлогом во время боя покидают строй, одни в качестве сопровождающих раненых, другие - с самыми незначительными ранениями, большей частью в руки. Появилось большое количество уклоняющихся от боя в виде “палечников”.

Надо сказать, что термин “палечник” появился ещё в годы русско-японской войны 1904 года. Военный врач Вересаев, находившийся в то время в Манчжурии, так вспоминал о подобных уклонистах:

“В госпитали тыла поступило большое число нижних чинов с лёгкими ранениями рук. Из них только с пораненными указательными пальцами - 1.200 человек”.

В общем, солдаты стреляли себе в палец, в надежде добиться увольнения со службы - на спусковой крючок нажимать нельзя!

Боевой дух катастрофически падал. Для его укрепления срочно требовались победы.

Третья попытка

В апреле 1915 года командование задумало новое вторжение в Восточную Пруссию. Атака немецких войск, Восточная Пруссия, 1914 годНа этот раз удар планировалось нанести с севера - на Мемель (ныне Клайпеда). Для этой цели сформировали специальную группу численностью около 10 тысяч человек. Возглавил её генерал Потапов. Цель Мемельской операции командующий Двинским военным округом определил следующим образом:

“Прочно закрепить за нами правый берег Немана на случай развития в более широкой степени наших действий в Северо-Восточном углу Восточной Пруссии”.

Группу собирали в спешке. В неё вошли: 28-я, 163-я и 164-я ополченческие бригады, 5-я Донская казачья сотня и отряд пограничной стражи под командованием подполковника Степанова.

Дополнительно группе придали батальон моряков капитана 1 ранга Пекарского.

В общем, на бумаге группа вторжеиия выглядела весьма внушительно. Тем более что главные силы немцев находились на другом направлении - они пересекли границу Восточной Пруссии в районе Гумбиненна и теснили русских в глубь Российской империи.

Идиот, псих и алкоголик

Memel, Friedrich-Wilhelm-Strasse, Reformierten Kirche, 1914 год

Беда состояла в том, что основную силу группы генерала Потапова составляли ополченцы. Это были плохо обученные резервисты, которые “в большинстве своём не прошли курс стрельбы”. На вооружении они имели устаревшие винтовки Бердана (“берданки”), которые отличались крайней ненадёжностью и часто давали осечки.

Пограничники и моряки вообще понятия не имели о правилах общевойскового боя - их не тому учили. Мало того, более половины морского батальона состояла из матросов, списанных с кораблей за различные дисциплинарные проступки.

- Мой батальон состоит из отборных мерзавцев, - говорил капитан 1 ранга Пекарский. - За них я не ручаюсь. Как солдаты, они никуда негодные.

Недалеко от подчинённых ушли и отцы-командиры.

Генерал Потапов был уволен с военной службы ещё в 1912 году. Как вспоминал генерал-губернатор Прибалтики Павел Курлов, Потапова отправили в запас “по причине умственного помешательства”.

Как только началась война, слегка подлечившегося Потапова зачислили в резерв при штабе Двинского военного округа.

И вот настал его звёздный час - генерала назначили командиром Мемельской группы.

По словам начальника военно-морского управления при главнокомандующем армиями Северного фронта адмирала Василия Альтфатера, у Потапова “абсолютно отсутствовали способности к организации”.

Капитан 1 ранга Пекарский славился сильным пристрастием к алкоголю.

Пограничник Степанов слыл весьма недалёким человеком.

- У этого “Наполеона”, - вспоминал позднее адмирал Колчак, - не только не было карты Мемеля и его окрестностей, но он даже не знал, на каком берегу реки находится Мемель!

Так что компания подобралась душевная.

Пленные русские солдаты. Восточная Пруссия, 1914 год

Водка в глотку

Как водится на Руси, операция началась с попойки. Собранный в Петербурге с миру по нитке морской батальон отправили на молебен. Капитан 1 ранга Пекарский перед меро­приятием так надрался, что еле стоял на ногах. Начальник главного морского штаба адмирал Русин недовольно хмурил брови, но отстранять пьяницу от командования не стал.

Далее батальон погрузили в железнодорожный эшелон и отправили в Либаву - к границе с Восточной Пруссией. Этот переезд красочно живописал в своём донесении начальник отдельного корпуса жандармов В. Джунковский:

“Постоянно неумеренно потребляющий спиртные напитки Пекарский, продолжал пить всё время передвижения отряда в Либаву. Повальное пьянство было и среди матросов отряда. Причём при выезде отряда из Петрограда матросы затащили в вагоны двух провожавших женщин, которых насиловали в течение пути, а затем, когда они впали в бессознательное состояние, выбросили их из вагонов на полотно. Их дальнейшая судьба неизвестна”.

Из Либавы сводный отряд двинулся на Мемель.

Пузатые бюргеры

Русские солдаты, 1916 год

Русские без боя перешли германскую границу и 18 марта 1915 года подошли к окраинам Мемеля. Слабый немецкий гарнизон почти не оказал сопротивления и отошёл на Куршскую косу.

Победители рассыпались по городу и занялись грабежами. Местные жители попрятались. Большинство русских солдат и матросов перепились трофейным коньяком.

Продовольственные магазины, ювелирные лавки и часовые мастерские были разгромлены. Генерал Потапов с трудом согнал подчинённых в брошенные немецкие казармы. Но проспавшись, солдаты на следующий день опять принялись за старое. Контроль над ними был полностью утерян.

Тем временем в Кёнигсберге немцы собрали ландштурм - ополчение из пожилых, пузатых бюргеров. По железной дороге их срочно перебросили к Мемелю.

Узнав о подходе немецких войск, отряд Потапова отступил. Немцы вошли в Мемель практиче­ски без выстрелов. На улицах они обнаружили до двух сотен пьяных русских солдат и матросов, которые были не в состоянии уйти вместе со своими.

Так что город практически не пострадал - это хорошо видно на фотографиях того времени. Русские лишь взорвали водонапорную башню на железнодорожной станции, уничтожили несколько навигационных знаков в порту и убили множество коров в окрестных деревнях (вероятно, для развлечения).

В воскресенье, 25 марта, Мемель был освобождён. В Кёнигсберг ушла победная депеша. Естественно, сильно приукрашенная. Иначе быть не могло: в рядах освободителей Мемеля находился сын германского императора Вильгельма II - принц Иоахим фон Пройсен.

Обварился щами

Генерал-майор Потапов

Русские улепётывали до самой Либавы. По дороге их обстреливали с моря немецкие корабли, так что тут появились реальные боевые потери. Капитан 1 ранга Пекарский был по обыкновению пьян - снаряды его щадили. Но в последнюю ночь отступления на каперанга опрокинулась полевая кухня со щами.

На следующее утро облитый щиром и увешанный капустой Пекарский (естественно, в пьяном состоянии) уже докладывал командованию о блестяще проведённой операции. На этом Мемельская эпопея завершилась.

Тем не менее “набег на Мемель” русская пресса представила в наилучшем виде. Генерал Потапов даже получил Георгиевский крест 4-й степени. Стране требовались герои.

Восточная Пруссия, пленые русские солдаты (в центре), 1915 год

Великое отступление

Однако русской армии уже ничто не могло помочь. Весной 1915 года началось так называемое “Великое отступление”. Российские войска оставили Западную Украину, Польшу и Литву.

- Весна 1915-го останется у меня в памяти навсегда, - вспоминал генерал Деникин. - Ни патронов, ни снарядов. Изо дня в день кровавые бои, изо дня в день тяжкие переходы, бесконечная усталость - физическая и моральная. То робкие надежды, то беспросветная жуть...

Моральный дух армии упал низко, как никогда. А через два года в России произошла революция. “Царя-батюшку” Николая II свергли. Народу надоела война.

Восточная Пруссия, русская пехота, 1915 год

Чуть позднее грянула революция в Германии и “любимому императору” Вильгельму II пришлось спасаться от подданных бегством.

Немудрено, что “героическую Мемельскую эпопею” постепенно забыли. И в России, и в Германии.

А. Захаров



Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money